ЦЕНТР И РЕГИОНЫ: ЛИЦОМ К ЛИЦУ

<< предыдущая статья     оглавление     следующая статья >>
ЦЕНТР И РЕГИОНЫ: ЛИЦОМ К ЛИЦУ

Федеративные реформы путинского периода привели к тому, что большая часть конфликтов по линии “Центр-регионы” исчезла из публичного пространства. Несмотря на внешнюю умиротворённость нынешних отношений Кремля и администраций субъектов Федерации, трудно найти в сложившейся ситуации серьёзные плюсы.

Отношения между органами власти, элитами и населением меняются: снижается диалогичность этих отношений, возможность артикулировать интересы разных групп населения, теряется контроль над потенциально конфликтными сферами жизни страны. Показательным представляется реакция населения на монетизацию льгот: если бы губернаторы были более самостоятельны и смелы в своих высказываниях на эту тему, то, возможно, частично был бы “выпущен пар”, и мы бы избежали массовых акций протеста.

Реализация закона о местном самоуправлении временно отложена до 2009 года. К сожалению, это произошло не в результате учёта мнения регионов: там как раз представители элиты только-только смирились с необходимостью реформирования местного самоуправления. Все понимают, что реформа отложена из-за опасений Кремля относительно каких-либо массовых выступлений в период до президентских выборов. Элиты чувствуют себя обиженными и одураченными: именно в тот момент, когда они решили отказаться от саботажа реформы (на что были настроены представители администраций многих регионов), стали бодро рапортовать о готовности жить по новому закону, начало его обязательной реализации перенесли на три года.

Отсутствие обсуждения эффективности распределения полномочий, распределения социальной ответственности, делает отношения между Центром и субъектами Федерации всё более напряжёнными, несмотря на внешнюю покорность региональных элит.

Идёт процесс налаживания горизонтальных связей между региональными элитами: политическими и экономическими. Опасным для Центра является то, что явным или неявным подтекстом этих связей является консолидация против Москвы, попытка создать механизм отстаивания интересов регионов — поскольку Совет Федерации в его нынешнем виде таким механизмом не является.

Региональные законодатели отмечают почти полное отсутствие связи с законодателями федеральными: они часто не получают никакой реакции на свои предложения и инициативы. Механизм взаимодействия различается в зависимости от того, насколько тесна связь с депутатами Госдумы из данного региона. Но в этом вопросе должна быть полная унификация, механизм должен работать бесперебойно! Новая, пропорциональная система думских выборов, напротив, приведёт к тому, что некоторые регионы не будут иметь в нижней палате парламента своих представителей.

Полпредства также не выполняют функции артикуляции интересов регионов. Они в большей степени озабочены технологической проблемой: унификацией управленческих структур сверху донизу. Но в нашей стране отличия между регионами столь велики, что чрезмерное стремление к унификации может нанести серьёзный вред.

Полпредства решили главную задачу — привели региональные законодательства в соответствие с федеральным, увлекаться унификацией не стоит. Между тем в ноябре заместитель полпреда по Сибирскому федеральному округу Любовь Бурда выступила с докладом, в котором отметила как недостаток “крайнюю неоднородность структур исполнительной власти: как по форме, так и по функциональному назначению”. Стремление к унификации пугает, чрезмерное давление может усилить протест “снизу”.

Сегодня высказываются определённые надежды в связи с назначением Сергея Собянина главой президентской администрации: у него есть опыт представления в Совете Федерации интересов регионов, а также опыт увязывания их с интересами Центра. Дело не в том, чтобы усилить региональную направленность государственной политики, а в том, чтобы усилить её диалогическую составляющую.

Противоречия между интересами Центра и регионов естественны: в любой системе есть различия между интересами целого и его частей. Нам необходимо нарастить способность находить баланс между разнонаправленными интересами. Иначе невозможно сохранить целостность страны со столь неоднородным населением, неравномерным развитием территорий.

При полноценном федерализме невозможно одностороннее изменение статуса и полномочий участника процесса. В этом суть федерализма наряду с разделением властей по “вертикали”, невмешательством одного уровня власти в компетенцию другого.

Как отмечал известный российский учёный Алексей Салмин ещё в 2000 году, Россия называется Федерацией, но, к сожалению, это только название, а оно не всегда соответствует сути государства. Он обращал внимание на то, что в словосочетании “Российская империя” слово “империя” писалось с маленькой буквы, потому что оно являлось определением формы государственности, а в словосочетании “Российская Федерация” второе слово пишется с большой, потому что это часть названия государства. Федерация от унитарного государства отличается тем, что в ней невозможно изменить это “соотношение сил” между федерацией и её частями в одностороннем порядке.

Поскольку у нас наблюдается перекос полномочий в пользу Центра (в том числе будто бы неотъемлемое право на волюнтаристское распределение этих полномочий), то именно Москва должна проявить себя как “самоограничитель”. Тем более, что на местах нарастает раздражение непрофессиональными действиями федеральной власти, её “переменчивым настроением”, проявившимся, к примеру, в ситуации с переносом сроков реализации реформы местного самоуправления. Таким образом федеральная власть, а точнее — бюрократия, качеством своей работы не вызывает уважения, соответствующего её статусу. Серьёзно недоволен работой чиновничества и президент Путин — 29 ноября он жёстко высказался по этому вопросу, причём сделал это публично.

Реформы в области федеративных отношений были необходимы в период “раннего Путина”: децентрализация при Ельцине дошла до опасного уровня, возник “управленческий вакуум”. Однако сейчас маятник качнулся в другую сторону, и угрозой становится чрезмерная унификация. Центр взял на себя полномочий больше, чем он способен “переварить”. Властная вертикаль “командует”, а не координирует. Горизонтальные связи устанавливаются стихийно, и их объединяет “дружба против Москвы”.

Конфликты по линии “Центр-регион” не разрешаются, а в условиях фактического назначения глав субъектов Федерации они становятся всё более персонализированными, и в конце концов сведутся к консолидации против одного персонажа — президента РФ. Возможно, президента, следующего за Путиным. В ситуации с Путиным и его преемником возникает “пиар-ловушка”. С одной стороны, Путин должен добиваться популярности в народе — хотя бы для того, чтоб быть уверенным в том, что народ проголосует за рекомендованного им преемника. С другой стороны, чтобы преемник был успешным и популярным в народе, он должен выставить Путина в плохом свете, исправлять допущенные Владимиром Владимировичем ошибки. Иначе рейтинг его будет недостаточно высок, а недовольство персонифицируется, сконцентрируется именно на фигуре преемника.

Наконец-то в стране разработана Концепция стратегии социально-экономического развития регионов РФ, но и в ней чувствуется авторитарный подход. Словно лишь федеральный центр — без диалога, без взаимодействия с региональными элитами (политическими, экономическими, интеллектуальными), без учёта мнения населения способен решать, как развиваться российским территориям, столь различающимся между собой по потенциалу.

Роль государства по-прежнему огромна, а представителям групп разных интересов (в том числе бизнес-сообществу) остаётся лишь подстраиваться (или даже отстраиваться) под модели, предлагаемые московской бюрократией. Такого рода взаимодействие приводит к тому, что расцвет коррупции в стране становится не просто возможным, а неизбежным и даже необходимым. Коррупция служит “смазкой” для государственного механизма, обеспечивающей его функционирование.

Это окажет негативное воздействие на развитие современной экономики, требующей творческих подходов и взаимодействий. Несмотря на кажущуюся абстрактность понятий, бизнесу (да и всему обществу) для развития требуются иные подходы: творческие, диалогические, партнёрские. Требуется некоторый уровень свободы для самостоятельного определения вопросов, внутри которых нужна кооперация различных субъектов (как экономических, так и политических).

Глава Новгородской области Михаил Прусак, вернувшись из Казани с заседания Госсовета, сказал на своей пресс-конференции как раз об этом: без экономической свободы конкретного человека и территории невозможно построение не только гражданского общества, но и государства в целом. По его словам, перераспределение экономических полномочий в пользу Центра дошло до такой степени, что приходится ездить в столицу за разрешением по таким пустяковым вопросам: подрезать ли заросли ольхи, посыпать ли песком дорогу.

Роль федерального центра должна заключаться в координации, а не в определении жёстких предписаний. Именно эта роль не исполняется: деятельность различных ведомств на местах, руководимых из Москвы, часто не скоординирована. Иногда это имеет трагические последствия: по мнению специалистов, ситуация в Беслане решалась столь непрофессионально и медленно именно потому, что действия приехавших представителей разных федеральных ведомств были нескоординированы.

Нам объявили “из Москвы” о национальных проектах. Вопросы здравоохранения, образования и доступного жилья действительно актуальны для россиян, но будет ли разработан такой механизм, чтобы на решение этих вопросов на местах слаженно работали представители и разных ведомств, и разных уровней власти? Пока ни один представитель федерального Центра не сказал о том, как будут реализованы заявленные национальные проекты. Поэтому, к сожалению, велика вероятность того, что они никак не будут реализованы./Интеллигент.Ру, 12 января /

<< предыдущая статья     оглавление     следующая статья >>