ПРАВО ПЕРВОГО УДАРА. РОССИЯ МЕНЯЕТ СТРАТЕГИЮ БЕЗОПАСНОСТИ


 оглавление     следующая статья >>
ПРАВО ПЕРВОГО УДАРА. РОССИЯ МЕНЯЕТ СТРАТЕГИЮ БЕЗОПАСНОСТИ
В мае президентом России Дмитрием Медведевым была утверждена Стратегия национальной безопасности России до 2020 года, которая информирует российских граждан о стратегических задачах, стоящих перед государством в ближайшие 10 лет.
Еще более четкое представления о том, какие задачи в области обеспечения военной безопасности ставит перед собой российское государство, должна дать новая Военная доктрина, о завершении работы над которой, сообщили в середине ноября СМИ.
Напомним, что в настоящий момент остается актуальной Доктрина под редакцией 2000 года, исходящая из реалий прошлого. Новый документ, по идее, учитывает современное мироустройство, новые угрозы и опасности, а также новые амбиции России. Над документом работали представители федеральных органов власти, Государственной Думы, Совета Федерации, полпредов президента в федеральных округах, академии военных наук, РАН и др.
Какие положения действующей военной доктрины сохранены в новом документе? Какие новые военные вызовы и угрозы называются в нем? Изменились ли взгляды на применение ядерного оружия? Какие источники военной опасности существуют сейчас, а какие могут появиться в обозримой перспективе? Как выстраивать систему взаимоотношений России с другими странами, в том числе, ближайшими соседями, США, Китаем, странами НАТО? На эти вопросы отвечает проект этого документа, основные тезисы которого уже известны экспертам.
"Военная доктрина-2009" – развитие "Доктрины 2000", - рассуждает президент Академии геополитических проблем, генерал-полковник Леонид Ивашов. Эксперт не увидел принципиальных изменений между документами. Доктрина ориентирует внешнюю политику на оборонительные и сдерживающие действия. Предотвращать же конфликты предполагается дипломатическими и экономическими методами, отмечает Л.Ивашов.
Правда, он приметил, что, вообще Доктрина базируется на президентской стратегии социально-экономического развития России до 2020 года, в связи с чем в ней появляются такие "популярные" термины, как инновации, модернизация и др. "Военная доктрина является документом возрождения", - полагает Л.Ивашов.
Прежним, по мнению эксперта, остается перечень опасностей и угроз. Россия по-прежнему опасается расширения НАТО, дестабилизации обстановки возле своих границ, сепаратизма, терроризма, развертывания систем ПРО…
Не согласен генерал-полковник с тем, что, по мнению авторов документа, межгосударственная напряженность ослабевает. "Она не ослабевает, а выходит на новый, "межцивилизационный" уровень", - считает эксперт
Важными задачами в области военной безопасности РФ считает недопущение военных конфликтов и нарушений международного права. При этом необходимо развивать коллективные системы безопасности, ради чего и собственные вооруженные силы стоит держать в надлежащем виде. Согласно принятым в октябре поправкам к закону "Об обороне", теперь возможно оперативное использование ВС РФ за пределами территории страны, что и нашло отражение в Доктрине.
"Международному военному сотрудничеству посвящается целый раздел, но на практике ситуация с ним катастрофична", - говорит Л.Ивашов. То есть при всей декларативности документа, действий практического толка никаких, полагает эксперт. По его мнению, документу не хватает решительности.
Нужно, чтобы Доктрина более основательно прописывала действия по защите государства от внешних угроз, считает он. Также было бы неплохо "прописать" объекты, которые необходимо защищать, в число которых стоит включить и нравственные ценности.
"С некоторых пор "служение Отечеству" заменили монетизацией, что стало причиной деморализацией состава вооруженных сил РФ", - полагает он.
Стоит отметить, что Доктрина несколько меняет отношение России к ядерному оружию. Теперь не исключается, что в случае угрозы национальной безопасности по агрессору будет нанесен ядерный удар. "Существует три способа применения стратегических ядерных сил /СЯС/, - отмечает, в свою очередь, член Академии геополитических проблем, доктор технических наук Петр Белов. Ответный удар – именно такой вариант действий был декларативно обозначен в военных доктринах СССР. Ответно-встречный удар, предполагающий действие, вызванное оперативной реакцией на сигналы систем обнаружения. И упреждающий удар – вариант действий, когда заведомо неэффективны первые два.
В 1993 году из "Основных положений военной доктрины РФ" обязательство "не бить первыми", было исключено, а нынешняя Доктрина 2000 года допускает применение ядерного оружия для отражения агрессии, совершенной при помощи обычного оружия. Проект "Доктрины-2009" концентрируется именно на упреждающем ударе, отмечает П.Белов, позволяя РФ действовать "первыми".
Такое возможно лишь до 2015-2017 года, полагает он. Ведь в дальнейшем, процесс деградации российских систем зайдет слишком далеко, а возможности противника по перехвату будут куда серьезнее.
Тем более, не стоит забывать, что новый договор о сокращении ядерных арсеналов, переговоры по которому идут между Москвой и Вашингтоном, подразумевает снижение количество боеголовок ниже 1 тыс. Снижение способности российских СЯС в результате их сокращения заставляет Россию перенимать "повадки" США в военной политике: эксперты отмечают, что ядерная стратегия приближается к стандартам ядерной стратегии США. Ничего, впрочем, удивительного.
"Доктрина – полуфабрикат", - считает другой эксперт, руководитель Центра военного прогнозирования Анатолий Цыганюк. Эксперт недоволен, что Доктрина не учитывает растущих амбиций грозного соседа – Китая, а также содержит неверные выводы о результатах военного конфликта с Грузией. Кроме того, документ не учитывает возможность возникновения информационных войн. По мнению А.Цыганюка, "нам нужны информационные войска".
Эксперты едины во мнении, что документ пестрит надеждами на прекрасное будущее, но не оставляет понимания, каким образом до него добраться. "В теории можно было бы с ней /с доктриной/ согласиться", - говорит Л.Ивашов.- Если бы не реальная практика, в рамках которой все делается вопреки".
Ведь если модернизируется военная техника, появляются новые высокотехнологичные образцы, то и офицеры должны уметь обращаться с "умным" оружием, рассуждает эксперт. На деле - "интеллигентный" состав вооруженных сил изымается как класс, уничтожается военная разведка, ликвидируются аналитические структуры, - полагает Л.Ивашов, отмечающий необходимость повышение качества подготовки кадров.
Документ не стал инструментом и не ответил на вопрос что делать, - соглашается с коллегами член Академии геополитических проблем, доктор психологических наук Владимир Лутовинов, который крайне раздосадован военной реформой. Эксперта возмущает, что Доктрина не обнаруживает основания для этого реформирования, а также не определяет ответственность за результаты модернизации российской армии.
Кроме того, по мнению В.Лутовинова, Доктрина ставит под сомнение наступление как форму военных действия, акцентируясь исключительно на обороне. "Нельзя себя лишать права на ответные удары", - отметил он.

/Прайм-ТАСС/

 оглавление     следующая статья >>