ФОНД ВЕНЧУРНОГО ПРЕТКНОВЕНИЯ

<< предыдущая статья     оглавление     следующая статья >>
ФОНД ВЕНЧУРНОГО ПРЕТКНОВЕНИЯ

Правительство рассмотрит проект создания "Российской венчурной компании". После того как государственный венчурный фонд начнет свою работу - а это произойдет, судя по всему, уже в 2007 году, в России появится новый и достаточно мощный инструмент инновационного развития. Одновременно эксперты предупреждают о серьезных барьерах, стоящих на пути "фонда фондов", как уже окрестили новое детище реформ.

Необходимо пояснить, что такой способ стимулирования инноваций успешно зарекомендовал себя на Западе, начиная с семидесятых годов прошлого века. А в постсоветской России до нынешнего времени он был представлен относительно небольшим количеством венчурных фондов, которые были обречены - в силу ограниченности финансовых ресурсов - решать локальные и подчас экзотические задачи. Для примера отметим, что доходы от лицензии на интеллектуальную собственность в Соединенных Штатах составили в 2004 году 54 миллиарда долларов, а в России - всего 227 миллионов долларов.

Конечно, частичный прогресс в этой сфере заметен уже сейчас. Так, 26 июля губернатор Санкт-Петербурга Валентина Матвиенко сообщила, что Северная столица выиграла федеральный конкурс на право создания в городе первого в России венчурного фонда с участием государственных средств. По словам губернатора, из федерального бюджета на финансирование фонда будет выделено 70 миллионов рублей и столько же - из бюджета города. С учетом привлечения дополнительных средств общий бюджет фонда достигнет 280 миллионов рублей.

Но все же без общефедерального механизма венчурного инвестирования даже об умеренном прорыве в этом виде деятельности говорить не приходится. С этой точки зрения ситуация начала существенно меняться с начала 2006 года: в игру на этом почти "непаханом поле" вступила верховная власть. Президент России Владимир Путин потребовал от кабинета министров, выступая в феврале на заседании Госсовета в Нижнем Новгороде, "скорейшего создания венчурного фонда высоких технологий". При этом президент вспомнил о своем прошлогоднем выступлении в Новосибирске, где он также предложил поддержать IT-отрасль, но с помощью создания в России технопарков.

Итогом февральского заседания президиума Госсовета стала подготовка минэкономразвития проекта постановления правительства о создании "Российской венчурной компании" (РВК) - так называемого "фонда фондов", то есть фонда, финансирующего весь спектр инноваций. Согласно первоначальному проекту уставный капитал на 100 процентов государственного "фонда фондов" (в форме открытого акционерного общества) должен составить 15 миллиардов рублей. Это позволило бы создать от 8 до 12 венчурных фондов объемом от 50 до 100 миллионов долларов, в которых частным инвесторам будет предоставлено в управление до 49 процентов активов. Государственные деньги будут предоставляться инвесторам под половину ставки рефинансирования Центробанка, то есть под 3 процента годовых. К управлению ими будут допущены и иностранцы. Основные принципы работы РВК минэкономразвития позаимствовало из опыта проекта, реализованного Европейским банком реконструкции и развития в середине 90-х годов прошлого века.

Но как и во многих других финансовоемких новациях исполнительной власти, камнем преткновения стал источник финансирования проекта. Минфин настаивал на том, что финансирование РВК должно осуществляться из средств Инвестфонда, тем более что его размер в 2007 году вырастет до 140 миллиардов рублей. А ведомство Германа Грефа выступало за включение соответствующей строки в текущие расходы федерального бюджета. В начале лета статс-секретарь, заместитель главы минэкономразвития Андрей Шаронов сообщил о "высокой готовности документов на создание государственного венчурного "фонда фондов". Но тут же добавил: "Денег в бюджете 2006 года на универсальный фонд нет. Поэтому мы готовы создать отраслевой фонд информационных технологий, а завтра - уже универсальный".

В развитие этой реалистичной линии в начале июля на встрече президента с Германом Грефом было объявлено о "промежуточном финише", представляющем собой реализацию требований главы государства: "Если общий венчурный фонд будет только завтра, то лучше "айтишный", но уже сегодня". Речь идет о создании ОАО "Российский инвестиционный фонд информационно-коммуникационных технологий" (РИФИКТ). В созданный венчурный фонд для инвестиций в IT-отрасль государство вложит 1,4 миллиарда рублей, а затем в течение года частные инвесторы должны будут дополнительно внести еще 1,5 миллиарда рублей. Проект предусматривает, что сначала 100 процентов акций фонда будут принадлежать государству, которое в течение года продаст 51 процент акций частным инвесторам. А еще через 2 года фонд должен, по первоначальному замыслу, стать полностью частным.

Это, безусловно, такой компромисс, который гораздо лучше топтания на месте. Демонстрируя традиционно разные подходы минэкономразвития и мининформсвязи к идеологии венчурного инвестирования, Герман Греф не раз отмечал, что "надо поддержать максимальное количество инновационных отраслей: биотехнологию, нанотехнологию, микроэлектронику". В мининформсвязи же выступают за отдельный инвестиционный фонд для IT-отрасли, в качестве аргумента выдвигая эффектную, но спорную формулу о том, что инвестиции в IT автоматически приведут к росту всей экономики. Впрочем, надо принимать во внимание многоплановость темы. Скажем, в России венчурные и прямые частные инвестиции с большим трудом идут в высокотехнологичные компании - из-за высоких технологических и менеджерских рисков по сравнению с другими отраслями, например пищевой промышленностью или строительством. Поэтому логично, что роль инвестора должно взять на себя государство.

Один из ведущих аналитиков на условиях анонимности рассказал "РГ" о своих опасениях: "Первой трудностью на пути создания национального венчурного фонда является неопределенность с его ведомственной принадлежностью. Нельзя смешивать венчур с инвестициями в крупные инфраструктурные и промышленные объекты, коими занимается инвестфонд - не стоит провоцировать спор мужа-мечтателя и хозяйственной жены в государственном масштабе. Сложно выяснить практическую полезность разработки, поэтому многие вполне реальные проекты считаются венчурными. Разработчики не хотят или не могут следовать правилам ведения бизнеса - разрабатывать бизнес-планы, реально оценивать конкурентов, продумывать патентную защиту. Создаваемому венчурному фонду следует уделять внимание не только участию в проектах, но и консультационной и агентской деятельности - налаживанию деловых связей, поиску партнеров и выходу на рынок. Россия, как и многие страны от "азиатских тигров" до Ирландии, с надеждой смотрит на IT- технологии. Однако это предполагает развитую систему связи и доверие к разработчикам. "Высокая" репутация местных хакеров может стать проблемой. Да, российские IT-специалисты ценятся, но им доверяют больше, когда они работают в западных компаниях, выступающих гарантом их "благонадежности". Российским же телекоммуникациям не всегда доверяют даже сами россияне. /Российская газета, 9 августа /

<< предыдущая статья     оглавление     следующая статья >>