ПАРТИЯ ВЛАСТИ СТАНОВИТСЯ ЖЕРТВОЙ РОСТА ПРОТЕСТНЫХ НАСТРОЕНИЙ И ЗАПУСКА НЕПОПУЛЯРНЫХ РЕФОРМ

<< предыдущая статья     оглавление     следующая статья >>
ПАРТИЯ ВЛАСТИ СТАНОВИТСЯ ЖЕРТВОЙ РОСТА ПРОТЕСТНЫХ НАСТРОЕНИЙ И ЗАПУСКА НЕПОПУЛЯРНЫХ РЕФОРМ

“Единая Россия” теряет популярность среди населения: ее рейтинги снизились. Это явление уже замечено некоторыми ведущими социологическими службами страны. По данным фонда “Общественное мнение”, рейтинг ЕР с начала года упал на 15–20%. Первое резкое падение произошло против голосования за закон о монетизации льгот, но за последние месяцы популярность “медведей” так и не восстановилась. Эксперты объясняют это, в частности, тем, что власти перестали прикладывать усилия для поддержания на должном уровне реноме своей главной партии.

В соответствии с недавним опросом, проведенным фондом “Общественное мнение” в 200 населенных пунктах 63 областей России, популярность партии власти составляет сегодня 26%. Четверть населения страны, готового проголосовать за ЕР, – казалось бы, не так мало. Однако еще в декабре 2003-го – январе 2004 года свои голоса партии “медведей” отдал бы каждый третий россиянин. Директор ФОМа Александр Ослон в интервью “НГ” признает, что за последний год рейтинг действительно упал на 15–20%: “В начале января он равнялся 31%, а во II и III кварталах 2004 года колебался от 24 до 27–26%”. Причину этого явления он видит в “сезонных” колебаниях электоральных предпочтений: “Все дело в том, какой отзвук находит та или иная тема у людей.

А эта тема после выборов ушла на второй план”. Снижение популярности “Единой России”, замечает Ослон, “характерно не только для нее, но и для других политструктур”.

Между тем недавние победы “Родины” и СПС на выборах в региональные законодательные собрания показывают, что интерес к политическим партиям у населения угас не окончательно. Ситуацию с падением рейтинга ЕР в беседе с корреспондентом “НГ” проясняет заместитель гендиректора Центра политических технологий Алексей Макаркин: “С одной стороны, “Единая Россия” использует огромный административный ресурс, ее поддерживают персонально президент, СМИ и главы большинства регионов. Но в каком-то смысле это плохо, потому что ЕР воспринимается как организация чиновников и олигархов”. Макаркин считает, что именно поэтому партия неспособна эффективно противостоять росту протестных настроений в регионах.

К тому же после выборов заметно поубавилось интереса к ЕР со стороны телевидения, да и президент уже не высказывается так часто, как это было раньше, в пользу “единороссов”. “Многие ожидали, – говорит Макаркин, – что Путин вступит в партию и возглавит ее. Когда этого не случилось, партию стали забывать”. Генеральный директор ВЦИОМа Валерий Федоров также констатирует, что “Единая Россия” избирателям видится партией президента (36%) или госбюрократии (31%).

Этот тезис подтверждается хронически низкими рейтингами ведущих деятелей ЕР, которые оказываются в разы ниже рейтинга возглавляемой ими партии. Почти все эти цифры укладываются в рамки статистической погрешности. В октябрьском “персональном” опросе ФОМа по поводу электоральных предпочтений, к примеру, фигурируют лишь двое “единороссов” – Шойгу и Лужков, с пятью и двумя процентами соответственно. Заметим: наиболее влиятельные партийцы, такие как Грызлов, Богомолов и Волков, и вовсе не известны широкой публике – их имена в рейтинговых списках даже не упоминаются.

Немалую роль в падении популярности “Единой России”, уверен Макаркин, сыграло и недавнее голосование партии в пользу закона о монетизации льгот: “Лидеры партии, конечно, попытались представить свою роль сугубо положительной, много говорили об изменениях и дополнениях, но на самом деле многие восприняли этот шаг однозначно: голосовали – и все. Объяснения и оправдания не воспринимаются”. Что, кстати, подтверждается и резким падением рейтинга “Единой России” именно в июле: по данным ВЦИОМа – на целых 9 пунктов по сравнению с победным мартом (с 38 до 29%).

Заметим: не всегда рейтинг власти падает с такой скоростью. “Негатив должен наслаиваться”, считает директор по исследованиям ВЦИОМа Владимир Петухов: “Должна происходить целая череда событий для того, чтобы это потом трансформировалось в какое-то серьезное недовольство”.

Падение популярности партии власти не осталось незамеченным ни самим руководством ЕР, ни кремлевской администрацией. Последняя, судя по некоторым признакам, скоро перейдет к концепции управляемой многопартийности. “А это значит, – замечает Макаркин, – что теперешние результаты “Единой России” для Кремля особой проблемы не представляют. В Думе есть “Родина”, есть ЛДПР, есть коммунисты... Для равновесия туда может попасть новая партия, созданная на основе СПС или какой-то еще структуры. Очевидно, что делать ставку только на ЕР никто в Кремле, наверное, уже не будет”. /Независимая газета, 22 октября /

<< предыдущая статья     оглавление     следующая статья >>