УЧАСТНИКИ МАРША ПРОТЕСТА ПРОТИВ МОНЕТИЗАЦИИ ЛЬГОТ ПОДХОДЯТ К МОСКВЕ

<< предыдущая статья     оглавление     следующая статья >>
УЧАСТНИКИ МАРША ПРОТЕСТА ПРОТИВ МОНЕТИЗАЦИИ ЛЬГОТ ПОДХОДЯТ К МОСКВЕ

В четверг в Москве на Театральной площади встретятся участники марша протеста против замены социальных льгот денежными выплатами. Ожидается, что в центре столицы соберутся около 3000 человек, недовольных грядущей реформой. Накануне на Москву двинулись колонны инвалидов-чернобыльцев и ученых Российской академии наук. Расстояние из Санкт-Петербурга и Ростова-на-Дону до столицы чернобыльцы преодолели за сутки. Научные работники оказались менее проворными и добирались из подмосковного Пущино 3 дня. На подступах к Москве с ними повстречался специальный корреспондент ГАЗЕТЫ Дмитрий Соколов-Митрич.

'Поработать лет пять, защититься и свалить на Запад'

Ученые остановились на ночлег в лесочке за 3 километра до Климовска. В березняке притаились 5 туристических палаток советского пошива. Ученые в белых халатах (фирменная экипировка акции) сидели вокруг костра, фотографировались фотоаппаратом 'Зоркий', ели из походных котелков макароны с мясным бульоном и обсуждали, что после чего нельзя - вино после пива или пиво после вина.

Ясность внесли милиционеры, которых прислали из Подольского РОВД охранять ночной покой протестующих: 'Вино на пиво - диво. Пиво на вино...' - лейтенант запнулся. Все-таки интеллигентные люди, мало ли что.

Старший научный сотрудник Института биологии и физиологии микроорганизмов РАН кандидат наук Владимир Нестеренко разговорился после третьего глотка:

- В следующем году я пива себе позволить уже не смогу. Пока за квартиру, коммунальные услуги, телефон и проезд в электричках я плачу за вычетом пятидесяти процентов. Езжу на рынок в Серпухов, закупаюсь на месяц и как-то живу. Зарплата у меня две с половиной тысячи рублей. И это еще много, я все-таки тридцать два года в институте проработал. А средняя зарплата у нас полторы тысячи.

Владимир Федорович засмеялся. Он много смеется, выглядит абсолютно счастливым человеком.

В Пущино вообще все ученые делятся на тех, кто уже смеется, и тех, кто готовит чемоданы. Смеются те, кому за сорок, а готовят чемоданы те, кому еще нет тридцати.

- Молодежи в Пущино много, - говорит Максим Шелудченко. У костра он заодно празднует защиту диссертации: - Но у всех молодых планы на будущее примерно одинаковы: поработать здесь лет пять, защититься и свалить на Запад. В нашем институте, например, нет ни одного человека в возрасте от 30 до 40 лет. Я приехал сюда с Камчатки, для меня это была мечта. А теперь я уже нашел работу в Германии. Можно сказать, последние недели дорабатываю.

- А чего тогда протестуешь?

- Да так, попросили подменить. Из Пущино вышло человек 25, а потом народ как-то рассосался.

- Скажи по секрету, а вот те, кто постарше, чем они там занимаются за полторы тысячи?

- Ну, наукой. Иногда даже статьи публикуют. Но, если честно, всерьез что-то делают только те, кто умеет получать гранты - из РФФИ или зарубежных фондов. Без грантов можно жить только в Институте белка и Институте теоретической и экспериментальной биофизики. Там можно зарабатывать 300-400 долларов в месяц. Имея грант, можно получать до 500 долларов. На Западе предлагают от 3 до 10 тысяч.

'Постановка ложных целей'

Услышав слово 'гранты', встрепенулся научный сотрудник Института фундаментальных проблем биологии кандидат наук Владимир Зайцев:

- Гранты - это, конечно, хорошо, но вот лично мое мнение: системой грантов нами очень легко управляют из-за рубежа. Это же целая система - управление наукой конкурирующего государства. Например, постановка ложных целей. Ученый занимается серьезной темой, которая в будущем может вывести его страну в какой-то области в мировые лидеры. Тогда ему дают хороший грант под какую-нибудь пустую тему, чтобы отвлечь от главного. Это сплошь и рядом.

Когда Бендукидзе был худым

Из палатки вылез еще один кандидат биологических наук - Сергей Юров. Он тоже был настроен пошутить.

- Вот бы Каху Бендукидзе в эту палатку пригласить!

- Почему Бендукидзе?

- Как почему? Он же у нас лаборантом работал в 80-е годы. Старшим. Я очень хорошо его помню. Худой еще был. Но умный. Ему все время поручали семинары проводить на темы политической обстановки в мире. Потом в Москву перевели. А когда разрешили кооперативы, он стал производить и продавать биотехнологические препараты для диагностики, на этом и сделал стартовый капитал. Вот бы он теперь посмеялся, когда б увидел, как мы какие-то несчастные льготы выбиваем.

- Да разве в льготах дело?! - заместитель председателя профсоюза Академии наук Анатолий Миронов направил разговор в политически верное русло: - Этот весь шум вокруг льгот - лишь отвлекающий маневр от главного. Законопроект, против которого мы протестуем, вносит поправки в 200 разных законов. По сути сейчас втихаря правительство меняет всю социальную политику государства. Вот, посмотрите.

Миронов дал мне почитать документ, который называется 'Требования марша протеста на Москву против намерения правительства совершить государственный переворот'. Кроме сохранения льгот там были требования довести объем финансирования науки в 2005 году до 2,35 процента, то есть до 68 миллиардов рублей, разрешить научным организациям заниматься коммерческой деятельностью и ввести для них льготу на имущественный и земельный налог.

- А теперь вот сюда посмотрите, - Миронов показал график, похожий на схему звездного неба. Вместо звезд на нем были точки с названиями ведущих стран мира: - Это из статистического сборника 'Наука России в цифрах'. Ось абсцисс - затраты на науку. Ось ординат - уровень жизни. Чем больше страна тратит на науку, тем выше в ней уровень жизни. Россия на этом графике была в углу, возле самого нуля.

'Мы за всех стараемся'

На следующее утро на центральной площади города Климовска собралось человек 20 участников марша и примерно столько же зрителей, в основном пенсионеров. 'Друзья, мы пришли из Пущино, - открыла митинг представитель профсоюза работников РАН Елена Ильясова. - Мы у вас уже второй раз. Не подумайте, что мы ходим в Москву выбивать блага только себе. Мы за всех стараемся. Нас вчера по НТВ показывали'. Через 20 минут участники марша погрузились в красный 'Икарус' и поехал митинговать в Подольск. Кто-то забыл плакат 'Не будет на Руси науки - на четвереньки встанут внуки'. Но потом за ним вернулись. Этот плакат я видел в Пущино еще два года назад во время примерно такого же марша. Спустя год стипендии студентам, аспирантам и докторантам немного повысили. Потом все как-то стихло. Государство - похоже, не нуждающееся в таком количестве ученых, но совершенно не знающее, как быть с уже имеющимися тружениками фундаментальной науки, - продолжило делать вид, что оплачивает их работу. Сами труженики продолжили делать вид, что работают, мечтая про себя о том, как бы побыстрее 'свалить' за границу.

Организаторы марша протеста

Совет профсоюзов РАН и Российский координационный комитет профсоюзных организаций и общественных объединений отраслевой, вузовской, академической, оборонной науки и государственных научных центров - в целом эти две организации объединяют профкомы всех государственных научных структур. Кроме всех НИИ, входящих в Российскую академию наук, это еще около 50 учреждений. Марш протеста инвалидов-чернобыльцев организовала Общероссийская общественная организация инвалидов 'Союз 'Чернобыль'. Помимо общественной деятельности эта организация занимается производством сантехники и мебели. /Газета, 28 июля /

<< предыдущая статья     оглавление     следующая статья >>