ПРАВОЗАЩИТНИКИ СОЗДАЮТ ПОЛИТИЧЕСКУЮ ПАРТИЮ

<< предыдущая статья     оглавление     следующая статья >>
ПРАВОЗАЩИТНИКИ СОЗДАЮТ ПОЛИТИЧЕСКУЮ ПАРТИЮ

Заявил о себе оргкомитет по созданию очередной политической партии с предположительным названием “Справедливость”. На этот раз спасать Россию от “социально-экономической деградации” вызвались правозащитники. Учреждение партии, несмотря на приставку “всероссийская правозащитная”, в реальности может посеять рознь в рядах профессиональных борцов за справедливость.

Мысли о партстроительстве нет-нет, да и посещали отечественных правозащитников. Но идти в большую политику они все-таки до сих пор не решались. Так, зимой 2001-го на Чрезвычайном съезде в защиту прав человека было решено, что “целесообразней создавать неполитическую конструктивную оппозицию”. Однако, как пояснил один из создателей партии, лидер движения “За права человека” Лев Пономарев, правозащитники уже просто физически не в состоянии помочь конкретным гражданам в их борьбе против государственного произвола, потому что масштабы его неуклонно растут. К примеру, Дума вот-вот примет пакет очень непопулярных в народе законодательных инициатив. Ситуация усугубляется еще и тем, посетовал оргкомитетчик, что демократические партии “Яблоко” и СПС “фактически находятся в развале”, да и вообще они “в критические моменты не были последовательными союзниками” правозащитников. Наконец, решающим доводом в пользу создания партии стала позиция лидеров региональных правозащитных организаций.

Другие члены оргкомитета тезисы г-на Пономарева активно развили. Глава коалиции “Экология и права человека” Эрнст Черный рассказал о глобальном нарушении прав граждан в нашей стране и уточнил, что “Справедливость” будет “партией, озабоченной правами человека с природоохранной составляющей”. Адвокат Станислав Маркелов (защитник Эльзы Кунгаевой) признался, что создание партии – “шаг отчаяния, больше у нас просто нет выхода”. Секретарь движения “Российские радикалы” Николай Храмов, напротив, заявил, что новая политическая структура нужна не от отчаяния, а как дополнительный инструмент. “Это не партия правозащитников, а партия в защиту Права”, – добавил г-н Храмов. Радикал надеется, что партия будет “делать все от нее зависящее”, чтобы продвигать конкретные институциональные реформы: в частности, ввести временную администрацию ООН в Чечне, отмену призывного рабства и изменение “совершенно безумной, контрпродуктивной, разрушительной, убийственной, криминогенной и криминальной политики” государства в области наркотиков. А лидер движения “Против насилия” Сергей Сорокин так мотивировал свое участие: “Лев Александрович (Пономарев. – Ред.) верит, что это можно сделать, поэтому и я присоединяюсь”.

К господам правозащитникам, как ни относись к их благим намерениям, возникает по меньшей мере один вопрос. Вот уже несколько месяцев Союз комитетов солдатских матерей ищет ресурсы для строительства собственной партии, которая, как предполагалось, и станет главным политическим плацдармом правозащитников. Однако г-на Пономарева это не смущает, он заверил “НИ”, что обе “в будущем найдут общий язык”. И в принципе со всеми дружественным партиями правозащитник готов создавать избирательные блоки. Что же касается вопроса финансирования, то будущие партийцы работают в организациях, которые функционируют в основном на западные гранты. Хотя законодательство исключает зарубежные источники финансирования партий, ничто, выразил уверенность г-н Пономарев, не мешает правозащитникам заниматься партийными делами “в свободное время”.

Стоит отметить, что на подходе к месту встречи с оргкомитетом корреспондент “НИ” случайно повстречал Людмилу Алексееву, главу Московской Хельсинкской группы, куда входят многие члены оргкомитета. Г-жа Алексеева, услышав о задумке своих коллег, заявила, что не приветствует подобные инициативы, потому что “против того, чтобы правозащитники занимались политикой”./Новые Известия, 29 июля /

<< предыдущая статья     оглавление     следующая статья >>