СОВМЕСТНАЯ КОЛЛЕГИЯ МИНФИНА И МИНЭКОНОМРАЗВИТИЯ УТВЕРДИЛА НОВУЮ КОНЦЕПЦИЮ НАЛОГОВОЙ РЕФОРМЫ

<< предыдущая статья     оглавление     следующая статья >>
СОВМЕСТНАЯ КОЛЛЕГИЯ МИНФИНА И МИНЭКОНОМРАЗВИТИЯ УТВЕРДИЛА НОВУЮ КОНЦЕПЦИЮ НАЛОГОВОЙ РЕФОРМЫ

На совместной расширенной коллегии Минфина и Минэкономразвития, проходившей под председательством Владимира Путина, утверждена концепция налоговой реформы на ближайшие два года. Президент говорит об экономическом "прорыве". Правительство заверяет, что налоговое бремя снизится и общество от этого выиграет. Анализ, однако, показывает, что в этих утверждениях есть немалая доля лукавства.

ПЛАТА ЗА "СВЕТ"

Ключевая идея налоговых новаций - снижение единого социального налога (ЕСН). Вместо сегодняшней ставки ЕСН в 35,6 процента предлагается, начиная с 2005 года, взимать его по ставке в 26 процентов от фонда оплаты труда. Разница в 9,6 процента распределится следующим образом.

На 8 процентов - с 28 до 20 процентов - сократятся платежи работодателей в Пенсионный фонд. И еще на 1,6 процента сократятся их платежи в фонд социального и обязательного медицинского страхования. За счет ЕСН, как известно, финансируются расходы этих трех социальных фондов. Министр финансов Алексей Кудрин считает, что в результате этого снижения бизнес получит около 10 млрд. долларов в год, которые могут быть инвестированы в экономику.

Что же, снижение ЕСН - это шаг в либеральном направлении, способствующий выведению зарплат из "тени". И можно предполагать, что при столь серьезном снижении налоговой нагрузки многие работодатели предпочтут платить работникам не "черным налом", а нормальным путем - через бухгалтерию и кассу.

Однако запланированная либерализация может столкнуться с рядом серьезных проблем. Главная из них: чем компенсировать потери в 10 млрд. долларов, которые понесут три упомянутых социальных фонда, особенно Пенсионный ?

СЮРПРИЗ ДЛЯ ПЕНСИОНЕРОВ

Осенью "МН" рассказывали, что уже сейчас существует серьезный дефицит бюджета Пенсионного фонда, а в будущем он еще увеличится. Буквально за несколько дней до своей отставки кабинет Михаила Касьянова договорился покрывать нарастающий дефицит бюджета ПФР за счет 4-процентной "добавки" к подоходному налогу. Что означало бы перераспределение налогового бремени от работодателя (который платит ЕСН) к работнику (который платит подоходный налог).

По сути получалось, что всем работающим гражданам предлагалось самим оплатить выведение собственной зарплаты из "тени". Может быть, поэтому с приходом нового правительства от идеи "компенсации" снижения ЕСН ростом подоходного налога решено отказаться. Но как же в таком случае предотвратить коллапс пенсионной системы? Алексей Кудрин признает, что в 2005 году федеральный бюджет должен будет дотировать Пенсионный фонд почти на 170 миллиардов рублей, а в ближайшие годы сумма дотаций может возрасти вдвое.

Минфин предлагает два варианта решения проблемы. Первый: стимулировать отчисления на накопительную часть пенсии. Кудрин даже готов доплачивать будущим пенсионерам из бюджета столько же, сколько они добровольно согласятся "дополнительно" отчислять на будущую пенсию. Второй вариант: увеличение личного пенсионного счета для тех, кто, достигнув пенсионного возраста, продолжает работать еще пять лет, не получая пенсии. Назвать оба варианта удачными с точки зрения социальной защищенности работников, прямо скажем, трудно.

Между тем решение "пенсионной проблемы" не раз предлагалось разными экономистами: пенсии должны, как это делается в ряде европейских стран, выплачиваться не только за счет ЕСН, а за счет доходов бюджета - в частности, за счет доходов, полученных от эксплуатации природных ресурсов. Однако правительство неизменно делает вид, что не замечает этих предложений. Тем временем доля ВВП, направляемая на выплату пенсий и составляющая сейчас около 6 процентов, не то что не увеличивается, но даже сокращается. При том, что в любой из стран Европы она составляет 12-15 процентов.

ЗУРАБОВ ОТВЕТИТ ЗА ВСЕ

Нельзя сказать, впрочем, чтобы в Кремле и в "Белом доме" не думали о перераспределении доходов от экспорта природных ресурсов. Выступая на совместной коллегии двух суперминистерств, Владимир Путин заявил, что налогообложение сейчас "не обеспечивает справедливого и экономически обоснованного объема природной ренты". И предписал правительству в апреле представить свои предложения на сей счет. Апрель еще не наступил, но Минфин уже откликнулся: Алексей Кудрин заявил, что правительство предлагает повысить до 65 процентов уровень изъятий прибыли нефтяных компаний при цене на нефть выше 25 долларов за баррель. При более низких ценах на нефть пошлины составят от 35 до 45 процентов. Куда пойдут дополнительные средства - не расшифровывается.

На упомянутой коллегии министр финансов говорил еще об одной налоговой новации: снизить налоги на имущество и на наследование и дарение. Но не спешите радоваться... Сейчас налог на имущество составляет от 0,1 до 2 процентов (чем выше стоимость, тем выше налоговая ставка), но в качестве базовой используется так называемая инвентаризационная стоимость. Она, как известно, не очень-то велика. В результате налог за трехкомнатную квартиру площадью около 70 кв. м в питерских новостройках составляет около 200 рублей в год.

Правительство предлагает, установив налоговые ставки для всех владельцев недвижимости в 0,1 процента, начать взимать налог от рыночной стоимости имущества. Между тем рыночная стоимость предложенной для примера питерской квартиры сегодня составляет около 70 тысяч долларов. Нетрудно подсчитать, что налог возрастет примерно в 10 раз. Аналогичную схему правительство предлагает применить и для налога на наследование и дарение. Если это не называется реальным увеличением налогового бремени для граждан - найдите другое слово...

Все это, конечно, можно назвать налоговой реформой. Но вряд ли она решит задачу, которую поставил на коллегии двух министерств Владимир Путин: снизить уровень бедности за три года с 20 до 10 процентов. Впрочем, если эта задача не будет решена - отвечать за провал будет вовсе не президент. Крайний уже найден: по словам Путина, за все негативные социальные последствия налоговой реформы ответит Михаил Зурабов.

Нефтянка попала под ножницы

Дмитрий Докучаев

За предполагаемое снижение налогов должны ответить нефтяники - для них вырастает налог на добычу полезных ископаемых (НДПИ) и экспортная пошлина. Как к такой перспективе относятся нефтяные компании? Свое мнение "МН" высказывает начальник управления компании ЮКОС Галина АНТОНОВА:

- В последнее время часто говорится, что нефтяная отрасль имеет колоссальные деньги, и если с нефтяников собрать все налоги, то страна заживет безумно хорошо. Я вас уверяю, что это чистой воды пиар. Слава богу, что на фоне этой кампании власти ограничились лишь несколькими шагами по повышению налогового бремени. Иначе в отрасли произошла бы катастрофа.

Обратимся к цифрам. В нефтяной промышленности с 1999 по 2003 год объемы производства выросли на 30 процентов. При этом платежи в бюджет - почти в 4 раза: с 9 до 28 млрд. долларов.

Сколько же еще можно у нефтяников забрать? По нашим оценкам, общая выручка отрасли в 2003 году - 81,4 млрд. долларов. Вся она ушла на налоги (27,9 млрд. долл.), себестоимость (18,1 млрд.), транспортные расходы (12,3 млрд.), инвестиции в основной бизнес (12 млрд.). Это все обязательные статьи расходов. Единственное, на что можно покуситься дополнительно, - это дивиденды (5 млрд.). Но если мы говорим о цивилизованном бизнесе, то дивиденды обязаны быть, иначе инвестировать в отрасль никто не будет.

Еще одна политическая спекуляция связана с тем, что мало налогов из отрасли уходит в бюджет, а много остается инвесторам. Это кардинальная ошибка. Инвестору остается максимум 25 процентов, а 75 - уходит государству через налоги в бюджет. И никогда у нефтяников денег много не оставалось. Сегодня, при всей благоприятной конъюнктуре, западные нефтяные компании более экономически привлекательны, чем российские.

Очень много говорилось по поводу дифференциации ставки НДПИ в зависимости от качества месторождений. Но это абсолютно бессмысленная в российских условиях мера. Ведь у нас структура затрат на производство и реализацию нефти зависит не столько от качества месторождения, сколько от транспортной составляющей. Затраты на транспортировку нефти могут колебаться в 5-6 раз! Вообще на такие огромные расстояния, на какие приходится экспортировать нефтепродукты российским заводам, больше никто в мире не экспортирует: такова специфика нашей страны и наших масштабов.

Я считаю, что для нефтяных компаний должна быть установлена единая и абсолютно жесткая налоговая ставка, которая бы не менялась каждую минуту. Точно так же, как сделано сейчас с подоходным налогом. Мы же знаем, что после того, как его ставку понизили до 13 процентов, собираемость подоходного налога заметно выросла. И это правильно: ведь главное - стабильность, понятность, прозрачность и отсутствие каких-либо льгот.

Что касается размера ставки, то она должна быть такой, чтобы бизнес развивался. Ведь сейчас фактически реализованы те налоговые решения, о которых говорил еще Касьянов: все, что получает отрасль при цене нефти свыше 25 долларов за баррель, отбирается в бюджет. При таких условиях отрасль переживет нынешний год и, возможно, следующий. А дальше неизбежно начнутся проблемы. Ведь мы попадаем в своеобразные ножницы. Экспортную выручку отрасль получает в долларах, затраты на производство несет в рублях. Рубль у нас укрепляется, а доллар дешевеет. Выручка отрасли падает, при этом налоговые отчисления увеличиваются, а затраты на капвложения объективно растут. Если так пойдет дальше, мы вынуждены будем сворачивать нефтяной экспорт. А это ни много ни мало - 320 млн. тонн добываемой нефти.

Если страна готова обходиться без этой экспортной составляющей - что ж, тогда налоговое бремя на нефтянку можно наращивать. Сейчас, с учетом последних налоговых новшеств, мы пришли к потолку налоговых платежей в нефтяной промышленности. Больше отсюда взять нечего. Все остальное будет связано с уменьшением объемов производства, размера экспорта и означает удар по экономике страны. /Московские новости, 1 апреля /

<< предыдущая статья     оглавление     следующая статья >>