ПОЧЕМУ ОДИЯНКОВ НЕ МОГ СТАТЬ ПРЕЗИДЕНТОМ УДМУРТИИ?

<< предыдущая статья     оглавление     следующая статья >>
ПОЧЕМУ ОДИЯНКОВ НЕ МОГ СТАТЬ ПРЕЗИДЕНТОМ УДМУРТИИ?

Книжка-раскраска про Батыра и Оборотня, распространявшаяся агитаторами кандидата в президенты Удмуртии Одиянкова, - это, наверное, единственный сюжет выборной кампании, вызвавший раздражение в президентском дворце.

В остальном, выборы шли строго в колее, проложенной административной машиной. Сам Евгений Одиянков 'авторства' книжки-раскраски не признал, что только усилило ощущение: не Батыр!

О том, что попавший в опалу главврач кардиоцентра - очень удобный для Волкова соперник на выборах, было очевидно с самого начала, что, впрочем, нисколько не мешало властям различными способами давить на его сторонников и тех, кто был привлечен для проведения агитационной работы. На войне как на войне. Хотя само руководство 'штаба' Одиянковых, нанятое неизвестным заказчиком и состоящее в основном из людей неместных, ничем не рисковало. В роли основного инвестора, судя по всему, выступал давний сосед Одиянкова по дому - Евгений Исаакович Богомольный, а у него в кармане мандат депутата Госдумы на четыре года вперед, и, соответственно, никакой реальной зависимости от мнения руководства республики. Вот летом-осенью 2000 года, когда Волкову пришлось бороться с настоящими соперниками, риск был, и Богомольный и Одиянков предпочли тогда высказаться в поддержку будущего президента Удмуртии.

В начале 2004 года для победы над Волковым его гипотетический соперник должен был обладать волей Ганзы, популярностью Вершинина и пиар-индустрией Солуянова в одном лице. Объединить в себе этот собирательный образ братья Одиянковы не могли даже близко. А это только задача-минимум, но без которой невозможно было решить и задачу-максимум - получить политическую поддержку хотя бы одной влиятельной группы в Москве и объем финансирования, достаточный для ослабления административного диктата республиканских властей на местах.

Тем не менее, кампания Одиянкова выстраивалась по всем канонам политических технологий. Потолок таких технологий - проводка ведомого кандидата во второй тур выборов. С ней штаб Одиянкова не справился. Причем не только потому, что итоги выборов подверглись каким-то манипуляциям. Масштаб возможных корректировок с данными голосования можно прогнозировать. Вопросов здесь действительно много. Можно отметить любопытный скачок явки, произошедший в последние 30 минут до окончания голосования. Именно в этот промежуток, с 19:30 до 20:00 часов, когда большая часть населения ужинает и включает свои телевизоры, на избирательные участки вдруг ринулось 27 тыс. человек. В среднем по Ижевску на каждом избирательном участке в эти полчаса должно было появиться по 51 человеку, по 35 избирателей на участках в других городах республики и примерно по 10 человек на каждом участке в сельских районах.

В общей сложности этот плохо мотивируемый последний поток охватил 3,34 процента явки на выборы.

Довольно сомнительно выглядит и сопоставление динамики явки на нынешние и прошлые выборы президента УР с приростом голосов за Волкова в районах республики. Достаточно взглянуть на таблицу, чтобы обнаружить, что дополнительную 'путинскую' явку Александр Волков безусловно выиграл (в Ижевске - 90 % 'новых' избирателей, не ходивших на выборы 15.10.2000 г., в этот раз проголосовали за Волкова, в других городах данный показатель оказался меньше, но тоже очень высокий - 78 %). Однако в районах по этим же расчетам картина получилась слишком хорошей для Волкова - мало того, что все 'новые' избиратели голосовали за действующего президента Удмуртии, так еще около 23 тыс. сторонников его оппонентов на первых президентских выборах перешли на сторону Волкова.

Согласиться с такой версией не позволяет баланс голосов избирателей, не голосовавших за Волкова ни на первых, ни на вторых выборах президента Удмуртии. Эти данные говорят о том, что в целом по республике к Волкову отошли чуть более 6 тыс. голосов бывших избирателей Вершинина, Ганзы и Солуянова (это 0,5 % от явки 14.03.04 г.).

С учетом этого вывода под сомнение попадают еще как минимум 2,8 процента 'волковских' голосов. В этом случае реальный результат президента Волкова 14 марта, как уже отмечал 'Д', мог лишь чуть-чуть превысить 49 процентов, а число реально голосовавших за него составило не 437 тыс., а примерно 395 тыс. избирателей. Но это все равно очень много, и формально обязательный второй тур выборов не решал никакой политической задачи - Одиянков проиграл бы повторное голосование с еще худшим для него счетом.

Что произошло на выборах президента Удмуртии? Объективно у Волкова было две угрозы - более высокая, чем на обычных республиканских выборах, явка и протестные настроения у жителей Ижевска, Воткинска и Сарапула. Административная система управления выборами была успешно отработана на декабрьских выборах в Госдуму РФ и продолжала находиться в состоянии полной мобилизации. Реальных соперников не было. Теоретически можно было допустить участие в выборах бывших премьеров Вершинина и Ганзы и даже первого ижевского мэра Салтыкова, но перенос выборов на весну и их совмещение с 'путинскими' сводили эти угрозы к минимуму - ни один из перечисленных не смог бы в этот момент развернуть достаточной для победы избирательной кампании. Оставался один Одиянков - заявивший о своем намерении бороться с Волковым задолго до выборов. Нарочно не придумаешь. По расчету, для победы в первом же туре при таком сопернике Волкову не хватало 5-7 процентов. К 14 марта он их 'нашел', а Одиянков, при всем том, что его штаб работал на полную мощность, никак не изменил ситуацию в свою пользу. Прежде всего, потому, что Одиянков проиграл Волкову Ижевск, заведомо приписав нелояльных к властям горожан в свой актив. В результате республиканским властям удалось перенаправить почти весь прирост городской явки по инерции от Путина к Волкову. Воспринять же довольно вялого даже внешне Одиянкова в качестве нового лидера - альтернативного действующему президенту Удмуртии, согласились немногие.

Как уже сказано выше, почти все избиратели республики, голосовавшие осенью 2000 года за альтернативных Волкову кандидатов, остаются при своем мнении и сегодня. Но 14 марта выбор у них был небольшой - прийти на выборы и проголосовать за Одиянкова (как основного оппонента Волкова), поставить галочку 'против всех' или отдать свой голос любому устраивающему на вид кандидату (только бы не Волкову и братьям Одиянковым). Официальные итоги прошедших выборов лучше любого соцопроса показывают, что сейчас представляет Удмуртия: треть за любую власть, треть - против, треть - не участвует. Кто соберет эти части, тот, видимо, и станет в будущем 'удмуртским Путиным'. А пока Волков. Ну, не Одиянков же?../МиК, 1 апреля /

<< предыдущая статья     оглавление     следующая статья >>