"LE NOUVEL OBSERVATEUR": ПУТИН И СЕМЬ САМУРАЕВ

<< предыдущая статья     оглавление 
"LE NOUVEL OBSERVATEUR": ПУТИН И СЕМЬ САМУРАЕВ

Новый российский президент приступил к реформированию административной структуры страны, объявив о создании семи региональных суперпрефектур. Однако он старательно пытается не задевать московских олигархов.

В числе болезней, которыми страдает Россия Владимира Путина, самой серьезной, вне всякого сомнения, является коррупция. Пресса и телевидение переполнены сообщениями об этих недугах.

На этой неделе на НТВ был приглашен генерал, отвечающий за очередной набор в вооруженные силы. Он сообщил, что в этом году он рассчитывает призвать лишь 13% потенциальных призывников. Другим удается уклониться от воинской службы: они умело используют новые законы. На вопрос о том, связано ли это с законодательством или свою роль играет практика дачи взяток, генерал ответил: "Как с тем, так и с другим". Он сообщил, что 34 военных комиссара были осуждены за получение взяток. Если такая ситуация сложилась в армии, ведущей войну в Чечне, можно представить себе, как обстоят дела в милиции, правоохранительных органах, таможне и на всех уровнях власти.

Ситуация еще больше осложнилась в течение последних лет, когда регионы и автономные республики вели с Ельциным переговоры о природе своих полномочий и своих отношений с центральной властью. Исходя из своих интересов, бывший президент предоставлял одним то, в чем отказывал другим. Карта страны в результате становилась все более пестрой. Появилось около десятка регионов со своими конституционными судами. В то же время другие регионы, например Сибирь и Урал, объединились в региональные ассоциации. Губернаторы и председатели региональных законодательных собраний избирались всенародным голосованием и заседали в Совете Федерации.

Складывается впечатление, что именно с этой ситуацией намерен бороться Владимир Путин. Выступая по телевидению на прошлой неделе, он сообщил о своем намерении реформировать систему управления страной. Настоящий оратор непременно использовал бы этот выигрышный сюжет, чтобы продемонстрировать свой талант, заявляя о невыполнении федеральных законов в 89 регионах и автономных республиках. Но Путин говорить не умеет. В совершенно невыразительной манере он перечислил тревожные факты, приведя в пример Башкирию, Ингушетию и Амурскую область. Если каждый будет продолжать издавать свои законы, то от единства страны останется одна лишь видимость, "что может представлять еще большую опасность, чем международный терроризм", - сказал он в заключение. После этого он объявил, что передает на рассмотрение Думы три закона, призванные привести все в порядок.

За несколько дней до этого, новый президент принял решение разделить страну на семь суперрегионов, совпадающих по очертаниям с военными округами. Руководство этими округами он поручил бывшим сотрудникам КГБ или МВД, в частности генералу Пуликовскому, проигравшему в 1996 году сражение за Грозный, и генералу Казанцеву, руководивший началом второй чеченской войны. Главой Приволжского суперрегиона с центром в Нижнем Новгороде стал один из лидеров правых сил Сергей Кириенко.

Путин пока не уточнил, какими исключительными правами будут пользоваться эти "семь самураев". Он предпочел сконцентрироваться на трех законах, переданных в Думу. Первый предполагает внесение радикальных изменений в состав Совета Федерации, несомненно, в ущерб интересам губернаторов и председателей региональных законодательных собраний. Путин, по-видимому, убежден, что у них достаточно дел в своих регионах, и что они не должны терять время на заседания в Москве. Второй закон дает президенту право отстранять от должности губернатора, если против него возбуждено уголовное дело. Третий закон, самый туманный, предусматривает отстранение от должности менее значимых должностных лиц.

Депутаты нынешней Думы более преданы Путину, чем представители прошлого состава нижней палаты парламента. Они подтвердили этот факт, проголосовав большинством голосов за кандидатуру нового председателя совета министров Михаила Касьянова (его называют человеком Березовского). Таким образом, вполне вероятно, что Дума примет все три закона. Но что скажут сенаторы?

Первая реакция кажется негативной. Мэр Москвы Юрий Лужков абсолютно не расположен покидать свое кресло в Сенате. Аналогичной была и реакция Амана Тулеева, губернатора богатейшего Кузбасса. Путин, видимо, надеялся на поддержку со стороны президента Татарстана Минтимера Шаймиева, но пока он хранит молчание. Можно, таким образом, предположить, что губернаторы не откажутся от своих полномочий, которые, кроме всего прочего, обеспечивают им парламентский иммунитет. Совершенно очевидно, сражение будет ожесточенным и долгим.

Стоило ли его начинать? Безусловно, отношения с регионами должны измениться, потому что сегодня ситуация нездоровая. Настоящим лекарством может стать борьба с коррупцией. И Владимир Путин об этом прекрасно знает. В Москве недавно сравнили российскую коррупцию со стеной, которую можно разрушить лишь сверху: все другие попытки обречены на провал. У России, например, имеется целая армия плохо оплачиваемых полицейских, которым удается выживать лишь за счет взяток.

В такой огромной стране как Россия невозможно добиться реальных изменений в течение нескольких дней. Пока огромная часть тяжелого наследства, доставшегося Владимиру Путину, остается нетронутой. В качестве платы за президентский пост Путину приходится идти на компромисс с ельцинским режимом. Однако люди давно устали мириться с бедностью, им не до бесконечных дебатов о составе той или иной структуры. Они требуют изменить их жизнь. /Inopressa, 25 мая/

<< предыдущая статья     оглавление