КАК БУДУТ РАСХОДОВАТЬСЯ ДЕНЬГИ СТРАНЫ?

<< предыдущая статья     оглавление     следующая статья >>
КАК БУДУТ РАСХОДОВАТЬСЯ ДЕНЬГИ СТРАНЫ?

НА ЭТОТ И ДРУГИЕ ВОПРОСЫ ОТВЕЧАЕТ ГЛАВА ДУМСКОГО БЮДЖЕТНОГО КОМИТЕТА АЛЕКСАНДР ЖУКОВ.

- Сначала Президент заметил, что в Правительстве амбиций не хватает для увеличения роста экономики. И прогнозные показатели были уточнены. Теперь обнаружилось, что "недостает мужества для защиты отечественного товаропроизводителя". Следует ли ожидать в связи с этим каких-то изменений в бюджете 2003 года, который уже поступил к вам в Госдуму?

- Если речь идет о поддержке промышленности, каких-то инвестиционных программах, то я думаю, что они не будут сильно увеличены. Усилия концентрируются на небольшом количестве проектов, которые Правительство старается довести до конца. В основном это будет осуществляться через Российский банк развития и механизм субсидирования процентных ставок.

Ведь денег недостаточно на текущие расходы, связанные с социальной сферой, военной реформой, увеличение заработной платы бюджетников и так далее. Сам ресурс не такой большой.

- Мы говорим о серьезных делах, поэтому позволим несерьезную историю. Сосед приходит к соседке и говорит: дай кота.

- Ну возьми.

Проходит месяц. Он снова приходит за котом.

- Ну пожалуйста.

Когда он третий раз через месяц пришел, соседка спрашивает: зачем тебе мой кот-то?

- Понимаешь, семейный бюджет у нас как устроен: я прихожу, жена у меня все деньги забирает и прячет. А я прежде их валерьяночкой... А кот все это находит.

- Так какая разница межу бюджетом семьи и страны, Александр Дмитриевич?

- В принципе не очень большая. Просто российский бюджет - это бюджет такой большой семьи, где каждый на самом деле не очень хорошо знает, на что другие расходуют деньги. Но достаточно трудно бывает объяснить, почему в качестве приоритета надо отдать долги другим странам, а не повысить заработную плату врачу или учителю.

- Этот приоритет тянет на четверть бюджета?

- Нет. Где-то треть уходит на долги, треть - на оборону и правоохранительную деятельность и треть - на все остальное. Если по-крупному раскладывать. Есть множество других расходов, которые человеку кажутся не очень рациональными. Есть и абсолютно понятные любому человеку вещи. Например, каждый год мы обсуждаем, сколько выделить денег на компенсацию сбережений граждан, как проиндексировать заработную плату. В полтора раза или на 20 процентов? Но, например, как объяснить, для чего нужен финансовый резерв? Вроде деньги есть у государства, а Правительство предлагает сейчас не тратить, а использовать их позже. Почему нельзя слишком сильно увеличивать расходы бюджета? Будет инфляция, цены повысятся и так далее. Что, здесь есть какие-то связи, на первый взгляд непонятные? Это вещи, которые трудно воспринимаются гражданами, но понятны экономистам.

Но если детально разбираться, он похож на бюджет любой семьи.

- Раньше была одна проблема - где взять деньги, теперь решаем другую - как их разделить. Какие здесь предпочтения?

- Скажем, в прошлом году явное предпочтение было отдано индексации - в 1,8 раза основной базовой зарплаты работников бюджетной сферы. Это огромное количество людей, и для них это существенно. Второй приоритет - это судебная реформа. Увеличение количества судей, их окладов. И плюс, конечно, реформа в армии. Она касается существенного увеличения денежного довольствия, отмены льгот и новой системы пенсий военнослужащим.

Вот это три самых серьезных, затратных момента, которые были в прошлом году. Они будут сказываться и в этом. Доля расходов на оборону, правоохранительную деятельность вырастет. Думаю, что в какой-то степени будет удерживаться и объявленный курс на увеличение социальных расходов.

Что касается других приоритетов, то в следующем году вряд ли можно ожидать серьезных подвижек в финансировании науки, образования, культуры и здравоохранения, хотя это и декларируется Правительством, именно из-за увеличения тех расходов, о которых я сказал. Но это не значит, что какие-то расходы сократятся по отношению к 2002 году.

- И Президент, и премьер неоднократно говорили о прекращении практики так называемых нефинансируемых мандатов. Если перевести на нормальный язык, то речь идет о сокращении льгот. Какие из них будут вычеркнуты из бюджета и люди уже не смогут на них рассчитывать?

- Это самое сложное. Это и политический, и экономический вопрос. Есть огромное количество законов, которые были приняты в начале 90-х годов без учета финансовых возможностей государства. И на самом деле государство по существу обмануло своих граждан, записав в законах какие-то положения, которые никогда не выполнялись в силу отсутствия финансовых ресурсов. Причем ситуация усугублялась еще тем, что законы принимались на федеральном уровне, а выполнять их нужно было региональным властям. Граждане шли в суд и выигрывали эти споры. И естественно, что крайне недовольны были местные власти, которые были поставлены в такое положение. Это касается Законов о ветеранах, об инвалидах. В свое время даже детские пособия не выплачивались. И так далее. До 1999 года вообще этот вопрос не решался никоим образом.

- Попытки были?

- Были, но ничего не получалось. Только в 2000 году уже при Путине удалось в Законе о бюджете приостановить действие тех законов, под которые не были предусмотрены расходы бюджета. Сейчас в Бюджетном послании Президента на 2003 год впервые прозвучало, что наконец-то нужно решиться и приостановить или отменить законы, которые не могут быть профинансированы. Оказалось, чтобы их выполнить, нам нужен еще один федеральный бюджет. Соответственно, каждый год разгорается жуткая дискуссия между центром и регионами: кому больше не хватает средств. А должно быть все четко. Есть закон, вот деньги под него. Но я думаю, что политически очень трудно будет отменить какие-то социальные льготы. Практически невозможно.

- Почему?

- Близятся выборы и в Госдуму, и Президента. Решиться на это очень трудно. Приостановить - еще куда ни шло.

- Вы сказали, что треть бюджета направляется на погашение внешних долгов. Но как быть со сбережениями граждан, которые были заморожены в начале 90-х годов? Сейчас предлагается чуть ли не обнулить их. Получается, что граждане страны поставлены в неравные условия по сравнению с западными кредиторами, ради которых мы сейчас затягиваем пояса?

- Абсолютно неправомерно говорить о том, чтобы вообще забыть эти долги и никогда не выплачивать компенсацию за утерянные сбережения. Тем более что сейчас действуют законы, по которым эти сбережения индексируются. Выплачивается предварительная компенсация, а основной долг откладывается до тех времен, когда государство будет способно выполнять свои обязательства. И я думаю, что Дума скорее всего не примет закон, даже если такой появится, о том, чтобы аннулировать этот долг. Это было бы совершенно неправильно и несправедливо по отношению к гражданам.

Другое дело, что сейчас единовременно отдать этот долг невозможно. Потребовалось бы несколько российских бюджетов. Мы каждый год увеличиваем сумму, направленную на предварительную компенсацию пожилым людям, инвалидам и так далее. Им в первую очередь выплачивается. Сейчас размер этих средств вырос в бюджете до 16 миллиардов. А когда-то начинали с 6-8 миллиардов в год.

Теперь о том, почему мы должны отдавать долги в первую очередь иностранным государствам? С точки зрения места России в мире не платить долги другим государствам - это значит поставить страну в положение экономического изгоя. Будут большие потери в нашей внешней торговле. Мы практически перекроем себе приток иностранных инвестиций. Ведь если вы долги не платите, значит, вам никто не верит, с вами никто не захочет работать.

Это не только вопрос политического имиджа России. А все-таки мы претендуем на то, чтобы быть одной из ведущих стран мира. Входим в "восьмерку". А вести себя так, как ведут самые слаборазвитые страны, которые не платят долги, можно, конечно. Но тогда нужно забыть обо всем остальном и сказать, что да, мы банкроты, мы не платим.

- Многие читатели спрашивают: а для чего вообще нужен этот финансовый резерв? Нельзя без него обойтись?

- Сама идея создания такого резерва заключалась в том, что экономика довольно сильно зависит от колебаний цен на нефть, газ, металл и другие товары нашего экспорта. Поэтому нужно в хорошие годы создавать запас, который можно использовать в плохие годы. Это напрямую связывают с тем, что у нас большие платежи по внешнему долгу. График их известен. В 2003 году мы должны отдать 17,5 млрд. долларов. Это намного больше, чем два года назад. И больше, чем будет в 2004-2005 годах. Исходя из этого, нужно использовать выгодную для нас ситуацию, которую мы наблюдаем на протяжении последних трех лет, особенно по ценам на нефть. И деньги сразу не тратить.

Во многих странах с аналогичным устройством экономики эта идея уже реализовывалась. Критерии очень простые: берется средняя цена на нефть - 18-20 долларов за баррель. До этой цены все доходы поступают в бюджет, а все, что сверху - налоги, связанные с экспортом нефти, с добычей природных ископаемых по цене, выше этой, - поступает в отдельные стабилизационные фонды. В каждый момент любой человек знает, сколько там денег находится. Как эти деньги размещены? И как их можно использовать? Такая система и в Норвегии действует, и в Канаде, и даже на Аляске. Прозрачная, известная всем система, известные правила.

У нас то же самое надо было бы сделать, но Правительство хочет оставить себе большую свободу в использовании этих средств. И то, что есть сегодня, на самом деле не дает возможности внешнему наблюдателю четко определить в каждый момент, сколько же денег находится в этом финансовом резерве и как они используются. По факту Правительство использует эти деньги на выплату внешнего долга. Я почти уверен, что там нет никакого обмана, но проследить это практически невозможно. У нас есть информация на последнюю дату - сколько денег находится в финансовом резерве. Но как эти деньги размещаются, как они сохраняются, мы ничего про это не знаем. Поэтому, на мой взгляд, если уж такую систему иметь, то нужно иметь специальный стабилизационный фонд, в Бюджетном кодексе надо написать, как он формируется, как используется, как управляется, как размещаются эти деньги. Если они используются на другие цели, то нужно специальную поправку в закон принимать, и так далее. Мне кажется, что и Президент в своих посланиях имел в виду именно такую прозрачную систему.

- И для инвесторов более понятно...

- Да. Но, повторюсь, Правительство по вполне понятным причинам старается себе оставить большую свободу действий. Хотя, даже не имея окончательного варианта бюджета 2003 года, можно сказать, что большая часть, если не весь резерв, в 2003 году будет использован на выплату внешнего долга.

- Если продолжить эту мысль, то, может быть, разумно разделить доходный и расходный счета Правительства, как во всех развитых странах, чтобы Правительство получало деньги у парламента по статьям бюджета?

- Не думаю, что у нас такая система может быть реализована.

У нас все-таки президентская республика. Да и особой необходимости здесь нет, чтобы передавать парламенту управление доходными счетами.

- Сейчас идет горячая дискуссия: кому быть главным финансовым контролером - Минфину или Счетной палате? В чем здесь дело?

- Счетная палата постоянно рассматривает возможность преобразования из органа парламентского контроля в главный контрольный орган страны. И здесь у Правительства есть серьезные возражения. Потому что есть контрольный орган внутри Правительства, такой как КРУ Минфина, которое занимается бюджетом. И, естественно, Правительство хотело бы для себя этот механизм сохранить, а не отдавать полностью какому-то одному контрольному органу.

Здесь всегда есть определенные трения. Счетная палата хочет получать в большем объеме информацию, Правительство что-то недодает. Но это рабочие моменты, которые вполне могут быть урегулированы поправками в закон. Поэтому преобразования Счетной палаты в единый орган госконтроля, думаю, не произойдет.

- Скажите, в бюджете следующего года заложена статья, чтобы расплатиться с фирмой "Нога", или эта тяжба будет решена как-то иначе?

- А почему мы с ней должны расплачиваться? Это же не долги бюджета, это долги коммерческие...

- Секундочку, это обязательства Правительства были...

- Правительство их не признает.

- Но мы проиграли международный арбитраж. Какие, по-вашему, будут действия властей? Под угрозой ареста постоянно находятся те же самолеты за пределами страны. Это неправильно.

- Вы что, предлагаете заплатить, чтобы отвязались?

-Нет, читатели хотят знать, почему наши самолеты оказались под арестом?

- Наше государство достаточно сильное, чтобы справиться с одним бизнесменом. В других странах нашли вариант, как договориться. Долги, которые якобы существуют, на мой взгляд, под большим сомнением, должны ли мы их платить. Если вообще они существуют.

- Какой будет инфляция в этом году?

- На уровне 15-16 процентов, хотя Правительство и говорит о том, что в летние месяцы у нас вообще дефляция будет. И это будет, может быть, даже и хорошо. Это нормально. На следующий год ставится как цель 10-12 процентов.

- Много вопросов по теневому бизнесу и возврату капиталов.

- Я думаю, что мы сделали гигантский шаг вперед по сравнению с ситуацией, которая существовала до 98-го года. Возьмите хотя бы такую вещь, как бартерные операции. У нас до 40 процентов доходил объем бартера во всем объеме ВВП. Сейчас он уже менее 10 процентов. Это очень серьезно, потому что бартер - это тотальный уход от налогов.

Что касается движения капитала, то здесь тоже, на мой взгляд, явно положительная тенденция наметилась. Хотя рано говорить о том, что он в больших объемах возвращается в Россию, но то, что он перестал уходить в таких объемах, как уходил раньше, это очевидно. Сегодня такие страны, как Кипр и другие оффшоры, становятся чуть ли не главными инвесторами в России. Это говорит о том, что наши сограждане, которые раньше вывозили капитал, теперь его возвращают. И сегодня многие предпочитают Россию даже развитым странам. Ведь крупные финансовые скандалы, происходящие в Америке (и не только там), не связаны с какими-то финансовыми пирамидами. Лихорадит известные и, казалось бы, надежные компании. Все это говорит о том, что риски есть серьезные и на Западе, а доходность у нас сегодня намного выше.

- Если так все замечательно, то чем было вызвано ваше заявление годичной давности о желательности финансовой амнистии? Недавно об этом же говорил и Президент.

- Здесь речь идет ни о какой-то там тотальной амнистии. Я считаю, что мы создали сегодня все условия для того, чтобы люди могли легализовать деньги, которые раньше были выведены из-под налогообложения и переведены за границу с нарушением валютного законодательства. Сегодня под 13 процентов, на мой взгляд, они вполне могли бы деньги вернуть.

Да, на самом деле это происходит разными способами уже сегодня. Вопрос один. Никто не отменял уголовной ответственности за нарушение налогового и валютного законодательства. Вот это является серьезным тормозом. Хотя есть множество разных возможностей, как легализовать эти деньги, но если бы хотя бы этот вопрос по уголовной ответственности был решен, то это существенно облегчило бы возврат капитала. Хотя тут есть много других проблем. Связаны они в первую очередь с тем, что очень трудно отделить деньги, которые просто уходили от налогов из России, и деньги, которые связаны с торговлей наркотиками, оружием и так далее. Сегодня у нас есть финансовая разведка, которая должна проследить источник образования капиталов.

- Будет ли Дума в ближайшее время обсуждать какой-то механизм амнистии?

- Любое объявление об амнистии работает только тогда, когда люди в это верят. Если Президент четко сформулирует в виде законодательной инициативы, что действительно по отношению к владельцам капиталов не будут применяться какие-то репрессии в дальнейшем, то есть шанс, что достаточно большое количество людей вернут деньги. Поэтому, на мой взгляд, бессмысленно инициировать такую вещь со стороны Государственной Думы. Эта инициатива должна идти от Президента.

- А опыт Украины, Казахстана по финансовой амнистии не настораживает? Там ведь дело кончилось ничем.

- Во-первых, в Казахстане, я считаю, дело прошло достаточно успешно. Объявлено полмиллиарда долларов, это не такие маленькие деньги. Но здесь я бы все-таки больше ориентировался не на опыт Казахстана. В этом году в Италии была проведена аналогичная операция. И как там не критиковали Берлускони, что он у себя отмывку капиталов допускает, он на все закрыл глаза и 35 миллиардов долларов вернул в страну.

- Под 2,5 процента.

- Тем не менее это результат достаточно серьезный. Почему в Италии это возможно, а у нас нет? В Ирландии провели амнистию на 2 миллиарда долларов. Это напрямую связано с доверием к политическим властям. Было бы смешно надеяться на то, что будет тотальный возврат капитала. Тем более что ясно, что большая часть денег вложена в недвижимость или находится еще в какой-то неликвидной форме. Но мне кажется, что это могло бы дать достаточно серьезный результат.

- Что будет дальше с евро и долларом?

- Трудно делать какие-то точные прогнозы. Я думаю, что если бы в мире был человек, который точно это знает, то он очень быстро разбогател бы. Известный миллиардер Сорос, я думаю, свои прогнозы делает не просто так. Его высказывания нацелены на определенный результат. Он подталкивает рынок в определенном направлении. Я не думаю, что будет продолжаться такое сильное падение доллара. Скорее всего, в краткосрочной перспективе все стабилизируется. Установится паритет, доллар будет примерно равен евро. Колебания в ту или другую сторону естественны.

Хотя многие эксперты и экономисты мирового уровня предсказывают, что на протяжении нескольких лет некоторое падение доллара будет продолжаться. И в течение трех-четырех лет доллар упадет процентов на 15. Кое-какие предпосылки к снижению его курса есть. В США продолжаются финансовые скандалы. Бушу и Чейни предъявляются обвинения в финансовых спекуляциях. Все это не добавляет доллару веса. Хотя экономических причин для сильного снижения этой валюты не существует. Тем более что в падении не заинтересованы не только американцы, но и европейцы, и японцы. Потому что чем ниже падает американская валюта, тем более конкурентоспособной становится продукция из США, соответственно растет экспорт, а это, по большому счету, никому не надо.

Что касается наших граждан, то не нужно дергаться и заниматься валютными операциями, надеясь что-то выиграть. С точки зрения получения текущего дохода и больших процентов рублевые вложения, конечно, сегодня более выгодны, чем вложения в евро. Я уж не говорю о долларе.

- Ваши спортивные успехи широко известны. И в футболе, в шахматах. Как будет финансироваться спорт? После печально известного выступления нашей футбольной сборной страна заждалась хороших новостей.

- Я думаю, что главное - это развитие массового детско-юношеского спорта, и государство на это должно тратить деньги. В последние годы так и происходит, но лишь время от времени. Всплески интереса к спорту, как правило, связаны с проведением олимпиад, тогда государство начинает в значительно большем объеме выделять средства.

А финансирование из бюджета таких видов спорта, как футбол и хоккей, вряд ли целесообразно. Профессиональный спорт уже переходит в сферу большого бизнеса и должен развиваться по его законам.

Надо разделить две вещи. Да, государство финансирует детский и юношеский спорт, массовый спорт, старается создать инфраструктуру путем строительства спортивных сооружений. В основном это уровень региональных и местных бюджетов. На федеральном уровне предстоит решить вопрос с финансированием детских и юношеских спортивных школ. Профсоюзы уже на это деньги не выделяют. Скорее всего, необходимые суммы будут заложены в бюджет. /Российская газета, 18 июля /

<< предыдущая статья     оглавление     следующая статья >>