У КРЕДИТОРОВ ОСТАЛСЯ СПОСОБ "УВЕСТИ" ДЕНЬГИ ДОЛЖНИКА

<< предыдущая статья     оглавление     следующая статья >>
У КРЕДИТОРОВ ОСТАЛСЯ СПОСОБ "УВЕСТИ" ДЕНЬГИ ДОЛЖНИКА

Вопреки опасениям наблюдателей законопроект "О банкротстве" в понедельник успешно преодолел третье чтение в Госдуме. Замечания главного правового управления администрации президента /ГПУ/ не смогли испортить разработчикам праздник. Куратор нового закона - глава Минэкономразвития Герман Греф - признает необходимость его доработки, но гордится тем, что правительство и депутаты договорились по самым принципиальным вопросам. Эксперты же считают, что как раз детали документа оставили лазейки для преднамеренного банкротства.

Госдума приняла законопроект в первом чтении 6 марта. И хотя разработчики /Минэкономразвития/ уже тогда признали, что документ нуждается в серьезной доработке, Российский союз промышленников и предпринимателей /РСПП/ обвинил документ в коррупционности и предложил вернуть его в первое чтение. Профильный комитет Госдумы /по собственности/ попытался загладить конфликт, учтя претензии бизнесменов при подготовке законопроекта ко второму чтению. Нерешенным оставался лишь вопрос об инициировании процедуры банкротства. РСПП настаивал на том, чтобы "убивать" предприятие могли только те кредиторы, которые не смогли вернуть свои деньги в ходе исполнительного производства. Их позицию 20 июня одобрила и нижняя палата.

Перед третьим чтением некоторые наблюдатели забеспокоились.

Во-первых, они опасались, что за время подготовки думцы могут незаметно подправить документ, серьезно испортив текст. Тем более что некоторые депутаты и чиновники Федеральной службы по финансовому оздоровлению /ФСФО/ не изменили позиции и считают поправку РСПП об инициировании процедуры банкротства пагубной. Как сказал "Известиям" глава комитета по собственности Госдумы Виктор Плескачевский, исполнительное производство создает дополнительные препятствия для хозяйствующих субъектов.

Во-вторых, накануне заседания в Госдуму поступили замечания ГПУ, усмотревшего в законопроекте ряд взаимоисключающих статей.

Несмотря на это, третье чтение прошло как по маслу. Отныне в процедуре банкротства будет участвовать собственник должника, который может в любой момент опротестовать действия кредиторов или вообще прекратить процедуру, заплатив долги. Арбитражные управляющие должны вступить в ряды саморегулируемых организаций /СРО/. За счет их взносов СРО будут нести коллективную ответственность за ошибки своих членов, а сами управляющие одновременно обязаны страховать свою профессиональную ответственность.

"Самое приятное, - сказал Плескачевский "Известиям", - что все члены комитета вне зависимости от партийной принадлежности проголосовали "за". Все замечания ГПУ, по его словам, носили технический характер /повторы, несовпадение терминологии и т.п./ и были учтены при обсуждении новой редакции. Однако, как утверждает бывший глава ФСФО Георгий Таль /сейчас он руководит НПЦ комплексных проблем антикризисного управления/, неучтенным осталось одно из принципиальных замечаний - о замещении активов при внешнем управлении /имущество должника выводится в другую компанию, а должник получает ее акции/. Во втором чтении депутаты проголосовали против этой статьи, но она была продублирована в тексте, и депутаты приняли ее, голосуя несколько поправок одновременно. ГПУ обратило на это внимание, однако замечание было проигнорировано. "Все было бы хорошо, если бы замещение активов проводилось с согласия собственника, - пояснил Таль "Известиям". - Но во внешнем управлении это единственная статья, где согласия собственника не требуется, а значит, у кредиторов есть лазейка для злонамеренного банкротства".

Впрочем, это далеко не все неприятности. С понедельника арбитражным управляющим /АУ/, непосредственно осуществляющим процедуру банкротства, не требуется специальная лицензия. Такие правила установлены в законе "О лицензировании отдельных видов деятельности", вступившем в силу 10 февраля этого года /законодатели надеялись, что законы "О лицензировании" и "О банкротстве", где будут определены профессиональные качества и критерии отбора АУ, заработают одновременно/. Чтобы избежать участия в банкротстве дилетантов или ставленников кредиторов, правительству в феврале пришлось в срочном порядке вносить поправки о продлении сроков лицензирования управляющих. Между тем, как рассказывал месяц назад на круглом столе депутат Николай Рыжков, представлявший Российский союз товаропроизводителей, за пять дней правового вакуума "управляющими стали три скотовода и балетный танцор".

Не исключено, что кредиторы вновь воспользуются неопределенностью и приведут на предприятия "своих" людей. Времени у них более чем достаточно. С одной стороны, ни одной СРО до сих пор не создано, хотя Плескачевский обещает появления к концу года 5-6 таких организаций. С другой - законопроекту предстоит еще пройти через Совет федерации и получить подпись президента. По оценкам депутата, это займет как минимум полтора месяца /документ вступает в силу через 30 дней после официального опубликования/. "За это время прийти может кто угодно, - признает Плескачевский. - Но есть суды, и мы надеемся на их компетенцию. Если они назначат кого попало, то будут нести ответственность за причиненный ущерб". Кстати, если по действующему закону АУ назначает кредитор, то в новом законе такое решение принимает суд по представлению СРО. /Известия, 3 июля /

<< предыдущая статья     оглавление     следующая статья >>