ВИД НА РОССИЮ ИЗ АНГЛИЙСКОГО ЗАМКА

<< предыдущая статья     оглавление 
ВИД НА РОССИЮ ИЗ АНГЛИЙСКОГО ЗАМКА

В начале Второй мировой войны британский премьер Уинстон Черчилль предпочел проводить уик-энды не в своей обычной загородной резиденции в Чекерсе, которая, как ожидалось, могла подвергнуться немецкой бомбардировке, а в старинном замке в Дитчли-парке. Сейчас в Дитчли - центр для проведения международных конференций, где высокопоставленные западные политики, дипломаты и представители интеллектуальной элиты в узком составе и за закрытыми дверями обсуждают важнейшие международные проблемы. На прошлой неделе, когда английские и немецкие ВВС завершили бомбардировки Югославии, в замке Дитчли после долгого перерыва обсуждались проблемы России. Возобновление интереса к России в Европе понятно. Косовский конфликт поставил мир на грань возобновления "холодной войны", чего никто не желает. Как почему-то представляется на Западе, косовская проблема в общих чертах уже решена (хотя неожиданное появление российских десантников в Приштине и первые стычки натовских миротворцев с местным населением заставили задуматься о нелегких перспективах урегулирования) и настала пора разобраться в отношениях с большим восточным соседом. Что было отрадно на конференции? Во-первых, обсуждение вовсе не носило конфронтационного характера, а было сочувственными озабоченным. Во-вторых, доминировал более многомерный и деполитизированный подход, чем ранее. Если еще два-три года назад события в России рассматривались исключительно под углом зрения борьбы демократии с коммунизмом, "добра" со "злом", противостояния рыночной и командно-административной экономики, то сейчас пришло понимание, что все эти традиционные стереотипы мало пригодны для объяснения нашей действительности. Главную опасность для российской демократии на Западе видят уже не в коммунистах, а в деятельности некогда считавшегося эталонно-демократическим режима Бориса Ельцина и в интригах его "семьи". То, что говорится о "семье" в нашей прессе, - мягкий и нежный шелест по сравнению с отношением к ней в серьезных западных кругах. А экономическая политика, скажем, правительства Евгения Примакова рассматривается как не менее - а может быть и более - результативная, чем та, что проводилась его более "рыночными" предшественниками. Если раньше, во времена СССР, главную угрозу для себя Запад видел в нашей государственной силе, то ныне видит ее в государственной импотенции, неспособности власти контролировать положение дел, отсутствии в ней компетентности, перспективного видения, координации и лидерства. Режим стремительно дрейфует от демократии к "клептократии", отсутствуют верховенство закона и ответственность правителей перед населением. Проблематично сохранение выборных демократических процедур. Любопытно, что большое место на конференции заняло обсуждение вопроса: а состоятся ли следующие российские президентские выборы в срок, если состоятся вообще? Принимались даже ставки. Победила относительно оптимистическая точка зрения: вероятность своевременного проведения выборов составляет 70-процентов. Этот оптимизм основан на предположении, что в случае выхода за конституционное поле ельцинский режим просто не сможет удержать власть. И на твердой уверенности, что западные лидеры жестко дадут понять Ельцину, что отношение к нему, его "семье" и их будущему находится в полной зависимости от их приверженности демократическим процедурам. Да, наш президент сохраняет небольшой кредит личного доверия Билла Клинтона, но этого кредита не будет, если Ельцин захочет под тем или иным предлогом продлить свое пребывание у власти. При обсуждении проблемы "оптимального преемника" был достигнут консенсус, что наихудшим для России и Запада вариантом было бы сохранение в Кремле после 2000 г. нынешнего президента или "марионетки семьи". Но такой сценарий был отвергнут как маловероятный. Никто из реальных претендентов на президентский пост не рассматривается как фигура, полностью устраивающая Запад. Умеренные симпатии участников конференции разделились между Юрием Лужковым и Григорием Явлинским. Не исключалось возвращение в большую политику Евгения Примакова. Его отставка рассматривалась как иррациональный (или рациональный, но крайне безответственный с точки зрения интересов России) поступок "семьи", единственная польза от которого для Запада - появившаяся возможность завершить войну против Югославии на натовских условиях. В победу Геннадия Зюганова и Александра Лебедя, равно как и в их способность изменить ситуацию в стране к лучшему, не верит никто. Сергея Степашина знают мало и считают, что он находится в своеобразной политической западне. Если постарается стать самостоятельным и сильным премьером, то его снимут задолго до выборов. Если окажется "кандидатом семьи", то ему трудно будет рассчитывать на симпатии населения и Запада. Это, конечно, только малая толика тех проблем, которые обсуждались в замке Дитчли. А в перерывах между дискуссиями участники конференции жадно ловили новости из Косово, обсуждали их за огромными обеденными столами и на прогулках по ухоженным аллеям огромного парка. На одной из тенистых аллей не последний человек в руководстве важной натовской страны задумчиво заметил мне: "Хорошо еще, что мы с вами не находимся в состоянии войны...".

ИЗВЕСТИЯ 15.06.1999

<< предыдущая статья     оглавление