ФРАНЦИЯ ШОКИРОВАНА УСПЕХОМ ЛЕ ПЕНА

<< предыдущая статья     оглавление 
ФРАНЦИЯ ШОКИРОВАНА УСПЕХОМ ЛЕ ПЕНА

Однако если присмотреться, в том, что каждый шестой француз проголосовал за лидера ультраправого Национального фронта, нет ничего удивительного

Жак Ширак, президент Франции:

Сегодня необходимо единство нации, так как демократические ценности Французской республики под угрозой. Под угрозой место Франции в Европе, и даже более того, в мире. Во время голосования через 2 недели я призываю вас проявить ответственность и терпимость. Да здравствует республика, да здравствует Франция!

Жан-Мари Ле Пен, лидер ультраправого Национального фронта:

Если я стану главой государства, одним из первых моих решений будет выход Франции из ЕС. Я являюсь противником подобной структуры. Я готов полностью готов запретить иммиграцию во Францию и приступлю к высылке уже находящихся в стране беженцев сразу после вступления в должность.

Мой успех - победа для рядового избирателя. Франция, если захочет, может отвоевать свою независимость и вновь стать сильной. Она может вернуть себе возможность жить своим умом и вновь стать центром франко-говорящего мира, который насчитывает 400 млн. людей. Этого не произойдет, если Франции, как субъекту федерации, будут продолжать навязывать свою волю иностранцы.

В настоящий момент я не боюсь мечтать. Не бойтесь мечтать и вы... Вы - шахтеры и рабочие, вы на протяжении 20 лет видели все ошибки и трюки политиков. Вы - фермеры, которые, уходя на пенсию, получают мизерное жалование. Вы все жертвы преступления и неуверенности. Я призываю всех французов, независимо от цвета кожи и вероисповедания, объединиться вокруг исторического шанса национального возрождения. Я благодарю моих сторонников за поддержку. Президентские выборы 2002 года войдут в историю, как символ поражения левых, начало возрождения Франции.

Это тяжелое поражение для основных кандидатов. Это отторжение двух людей, управляющих страной так неэффективно. И в тоже время, надежда на перемены. оммунисты фактически полностью исчезли из политической жизни страны. Коммунистическая партия перестала существовать. Результаты выборов ставят под сомнение будущее фракции коммунистов в парламенте Франции.

Лионель Жоспен, премьер-министр Франции, кандидат от Социалистической партии:

Ультраправые силы набрали 20% голосов в нашей стране. Это тревожный симптом. Сознавая всю полноту ответственности за случившееся, я принимаю решение уйти из политики после окончания президентских выборов. То, что вместе с Шираком борьбу за Елисейский дворец продолжает лидер ультраправых Жан-Мари Ле Пен, шок для всей страны, в корне ломающий традиции 5-й республики. Эти результаты подобны удару молнии. Я беру на себя всю ответственность за этот провал и ухожу с политической сцены сразу после второго тура. Но пока я остаюсь премьер-министром.

Владимир Лукин, вице-спикер Госдумы РФ от фракции "Яблоко":

Сытость порождает скуку, а то, что Европа заскучала, это имеет два основания. Значит, нет политиков в нормальном демократическом спектре, которые способные вывести Европу из скуки. Значит, это недостаточно талантливые, недостаточно яркие политики.

На выборах во втором туре примерно 75 процентов, проголосует за Ширака, и конечно это неожиданно и незаслуженно, но победа, фактически, Ширака, потому что у него нет конкурента теперь. Победа Ле Пена побудит многих избирателей, которые не приняли участия в первом туре выборов, прийти к избирательным урнам во втором, чтобы отдать свои голоса за Жака Ширака.

Тем не менее успех Ле Пена должен побудить органы власти, причем не только во Франции, но и в других странах, задуматься над причинами этого явления. В последнее время везде в Европе правый экстремизм поднимает голову, сходные процессы наблюдаются и в нашей стране.

Симптоматично, что волна преступлений, совершенных скинхедами, совпала по времени с успехом на выборах Ле Пена. Все должны извлечь два урока из того, что произошло по результатам первого тура президентских выборов во Франции. Один из таких уроков, скорее, носит технологический характер и доказывает, как важно проводить любые выборы в два тура, чтобы застраховать себя от любых неожиданностей.

Серьезным сигналом является сдвиг вправо, причем в экстремистскую правую сторону во всей западной Европе. Это настораживает. Это связано с тем, что вот та самая глобализация, которая сопровождается большой текучестью рабочей смены, людей, приездом с юга многих мигрантов и во Францию, и в Германию, и в другие страны, она вызывает очень серьезные социальные напряжения. Это, опять же, урок для нас.

Ле Пен, будучи превосходным оратором, свою предвыборную кампанию построил на жестком отношении к миграционной политике, что нашло отзвук у многих избирателей. Поэтому власти любой страны, в том числе и России, должны очень четко и точно управлять демографическими процессами и миграционной политикой. Это ни в коей мере не означает, что миграционные процессы должны быть сведены к нулю у нас, но в этой политике должны быть четкие ограничители.

Владимир Жириновский, вице-спикер Госдумы РФ от фракции ЛДПР:

Победили патриоты Франции. Да здравствует Ле Пен и новая Франция! И мы все победим. Это подарок к 1 мая, к моему дню рождения, 25 апреля. Пожелаем победы Ле Пену. От меня передайте привет всем французским патриотам. Я направил телеграмму и с удовольствием приеду его поздравить лично, обнять.

Сейчас наступило время правых режимов, праворадикальных - это можно называть, правонационалистических. Вот партия свободы, Хайдер в Австрии, Берлускони в Италии. Победы на местных выборах. Отступают социал-демократы в Германии. И наконец, блестящая победа - это как бы подарок нам всем, европейцам, - Ле Пен во Франции.

Выход во второй тур президентских выборов Ле Пена во Франции свидетельствует о тенденции, характерной не только для этой страны, но и для других государств. Будущее за правыми, за националистическими партиями. Люди устали от рыхлой демократии, которая порождает преступность и большую миграцию.

Вы (Жан-Мари Ле Пен - Прим. ред.) своей железной рукой встряхнули Францию, заставили очнуться от летаргического сна, навеянного мистикой глобализма и сказками коммунизма. Французы, отдавшие вам свои голоса, показали всему миру, что им небезразлична дальнейшая судьба их Родины.

Накануне второго тура я отправлюсь в Париж, чтобы лично поддержать своего друга Ле Пена в борьбе за президентское кресло. Я уверен, что 5 мая 2002 года войдет в летопись Франции как день возрождения страны с великой историей и с великим будущим.

У меня с Ле Пеном очень много схожих взглядов на развитие политического процесса в России и во Франции. Я уверен, что если не в этот раз, то через пять лет во Франции обязательно победят представители правых сил, и Европа в целом потихоньку перейдет под доминанту правых партий. В любом случае выход во второй тур, на почетное второе место - это уже большая победа.

Дмитрий Рогозин, председатель комитета Госдумы РФ по международным делам:

Как может теперь Европа, которая сама сначала критикует нас за какие-то радикальные и экстремистские выходки отдельных политических партий в Российской Федерации, как теперь эта Европа вообще выглядит сама по себе, когда внутри ее происходят столь бурные события, как приход к власти сил типа Ле Пена? Ну, конечно, он еще не пришел к власти, будет еще второй тур. Беспрецедентно!

Результаты первого тура президентских выборов во Франции являются реакцией французского общества на огромный наплыв эмигрантов. Сегодня во Франции, только по официальным данным, находятся около 4 миллиона представителей арабского мира. Однако эксперты говорят о значительно более высокой цифре - 6 миллионах.

Если темпы миграции, которые сегодня характерны для Европы, сохранятся, то через 15-20 лет европейцы как нация в нашем понимании исчезнут. Очевидно совершенно, что если не будут приняты определенные меры по борьбе с нелегальной миграцией в Европе, то либо лет через десять, говоря "англичане", мы будем иметь в виду пакистанцев, говоря "французы", мы будем иметь в виду марокканцев и алжирцев, а говоря "немцы", мы будем иметь в виду турок; либо это будут просто постоянные гражданские конфликты, в результате которых крайне правые будут приходить к власти.

Вряд ли французское общество допустит прихода к власти этого человека. Впрочем, Ле Пен сегодня уже не тот радикал-экстремист, каким он был раньше. Более того, он сейчас пытается поддерживать образ респектабельного политика.

Правые и крайне правые силы все активнее приходят к власти не только во Франции, но и в других странах Европы. Будем делать выводы. Я думаю, что один вывод мы уже должны были сделать. Это то, что мы сейчас ужесточаем закон о гражданстве, закон о статусе иностранца, мы тем самым уничтожаем ту провокационную почву для таких ультраправых настроений в России. Потом порядок в России, свобода ценностей, безусловно, межнациональный мир, но в условиях достаточно жесткого контроля со стороны народа за этими демократическими стандартами, - вот это единственное, что может сделать так, чтобы мы не повторили судьбу Франции.

В России пока все разговоры о нарастании националистических настроений и формировании организаций скинхедов носят предварительный характер. Однако уже состоявшийся факт: значительное присутствие иностранных эмигрантов в нашей стране - до 10 миллионов, причем половину составляют нелегалы.

Андрей Рябов, член научного совета Московского Цетра Карнеги, сопредседатель программы "Российская внутренняя политика и политические институты":

И там, и здесь в значительной степени это питается за счет неблагополучных социальных слоев, которые либо потеряли свой былой статус, или, как у нас, те слои, которые в силу не совсем позитивного исхода первых предварительных итогов наших реформ, оказались вне игры. На социальной обочине урок заключается в том, что никогда не надо спешить с модернизационными процессами.

Как бы мы не ругали Советский Союз, но в том, что в той стране была специальная политика дружбы народов, сейчас мы иногда иронизируем над этим, а в современной России ничего этого нет. Все пущено на самотек.

ТВЦ

Сергей Караганов, заместитель директора Института стран Европы:

Огромное количество людей среднего и низшего среднего класса почувствовали себя неуверенными. Часть из них пошла в антиглобалисты, а часть в правые. Проблема усугубляется и тем, что и традиционные коммунистические силы дискредитировали себя. И поэтому те, кто раньше шел к коммунистам, очень часто идут сейчас к крайне правым. Я не думаю, что крайне правая волна приведет к фашизму в Европе, но совершенно очевидно, что традиционно сложившаяся послевоенная система европейской демократии дала серьезную трещину.

Юрий Рубинский, руководитель Центра французских исследований Института Европы РАН:

Я бы не преувеличивал этот успех, прежде всего, и не драматизировал бы ситуацию, которая связана с результатами - действительно необычными - первого тура нынешних президентских выборов. Ведь собственно Ле Пен на предыдущих президентских выборах и 1988-го и 1995-го годов получал по 15%, тут он получил 17. Я бы сказал, что это не столько победа Ле Пена, сколько поражение его противников: и Жоспена, конечно, в первую очередь, и Ширака. Ширак получил примерно столько голосов, примерно на процент побольше, чем 20 лет назад, и его положение президента ему не помогло. Хотя оно обычно дает определенную фору. В чем же здесь дело? Я, во-первых, должен сослаться на чисто технические моменты. 27% воздержавшихся - это много, больше, чем когда-либо на президентских выборах, и так сказать, избиратели умеренных партий и правого и левого центров не пришли просто к урнам. Было 16 кандидатов. Естественно, что произошел крайний разброс голосов. Из этих 16 кандидатов ни один не набрал 20%, а подавляющее большинство и 10 не набрало, даже меньше того получили. И все это, конечно, создало возможность для определенного прорыва Ле Пена, то есть его выхода во второй тур.

ОРТ

То, что Ле Пен оказался во втором туре, дает ему, конечно, большую трибуну для изложения его известных политических лозунгов и взглядов, прежде всего окрашенных расизмом, ненавистью к иностранцам, к эмигрантам из стран третьего мира, особенно арабам, мусульманам, и антисемитизма, кстати говоря, довольно-таки откровенного.

Патрик де Сент-Экзюпери, обозреватель французской "Le Figaro":

Проблема в том, что вслед за президентскими выборами, где победит, конечно, Ширак, будут проводиться парламентские выборы. И там в результате недовольства избирателей успехом националистов большинство может оказаться и левых, и тогда сформируется два мощных конкурирующих блока - левый и правый. В рамках существующей политической системы это приведет к дестабилизации и предоставит ультраправым большую свободу действий. И победа Ле Пэна, и большое количество людей не пришедших голосовать говорит о том, что система, которая существует во французской политике, уже не работает. И надо искать новый способ существования политических сил.

Берл Лазар, главный раввин России:

Успех лидера ультраправых Ле Пена на президентских выборах во Франции связан с ростом экстремистских настроений в этой стране. То, что произошло во Франции, показывает, что уроки истории нас еще ничему не научили. Народ там стал более экстремистским.

Результаты выборов во Франции показали, что случаи поджогов синагог в стране не являлись какими-то недоразумениями, идущими вразрез с общими настроениями.

Однако то, что произошло на президентских выборах во Франции, невозможно в России. У нас в целом по отношению к еврейскому сообществу ситуация улучшилась, однако проблема национализма и экстремизма в стране еще далеко не решена. Я предлагаю всех людей, замеченных в принадлежности к экстремистским и националистическим организациям, в частности скинхедов, ставить на учет и следить за ними. Необходимо принять закон об экстремизме и четко разделять проявления экстремизма и обычного хулиганства.

Михаил Маргелов, председатель комитета по международным делам Совета Федерации РФ:

Выход лидера французских ультраправых Ле Пена во второй тур президентских выборов во Франции - реальный удар по французской демократии. Итоги первого тура выборов во Франции, по сути дела, означают провал ныне действующего активного политического класса Франции, сигнал к обновлению политического поколения в стране. То, что столько избирателей проголосовали за Ле Пена, является ярким свидетельством того, что французская политическая элита постаралась убежать от реальных проблем, действительно волнующих избирателей.

Французская политическая элита в канун выборов постаралась уйти от решения проблем, волнующих на сегодняшний день французских избирателей. Примечательно, что ни один из социологических институтов этой страны не прогнозировал таких результатов и того, что во второй тур с небольшим отрывом от Жака Ширака выйдет лидер ультраправого национального фронта Ле Пен.

Ле Пен победил в 9 из 20 избирательных округов, в традиционных рабочих районах, которые раньше голосовали за коммунистов. Таким образом, налицо явная раздробленность левых сил во Франции.

Неудачно была проведена и предвыборная кампания президента Франции Жака Ширака. Хотя Ширак и декларировал безопасность для каждого гражданина, это - любимая тема Ле Пена, а при Шираке по сути никакой безопасности не было. Я имею в виду криминогенную обстановку в крупных городах Франции, где большую часть населения составляют выходцы из арабских и африканских стран.

Я уверен в том, что во втором туре президентских выборов все же одержит победу Ширак. На мой взгляд, второй тур выборов во Франции будет прогнозируемым и пройдет под лозунгом объединения против угрозы фашизма. Технология выборов второго тура во Франции будет похожа на проведение в свое время второго тура в России в 1996 году, когда выбор стоял между плохим и очень плохим.

Успех Ле Пена свидетельствует о радикализации настроений в Европе. Франция сейчас стоит перед необходимостью реорганизации своего политического класса.

Юрий Лужков, мэр Москвы:

Националистические волны из Европы докатываются в последнее время до России. Об этом свидетельствуют и результаты первого тура президентских выборов во Франции. Однако нельзя ставить знака равенства между нашими экстремистами и Ле Пеном.

Экстремисты не будут больше отравлять жизнь москвичам и гостям столицы. Так называемые "скинхеды" и подобные им экстремистские элементы не посмеют больше высунуться. Я их предупредил, не просто жестко, а очень жестко, сказав, что любая попытка проявить себя - и они получат по рогам.

Игорь Бунин, руководитель Центра политических технологий:

Коммунисты получили меньше, чем троцкисты, меньше чем зеленые, меньше, чем Шовенман, который был кандидатом от непонятной смеси горизма с социализмом. На самом деле, это завершение коммунистической партии, от коммунистической партии просто ничего не осталось. Это исторический конец коммунистической партии, но он достаточно логичен.

Значительная группа населения, которая искала для себя некого вызова, некого нового подхода, она постепенно стала переходить на крайне правые позиции. Это, во-первых, проблемы глобализации, проблемы анти-американизма, борьба против Европы и, самое главное, ксенофобия.

Не было ни одного комментатора, который мог бы предсказать выход Ле Пена во второй тур. Хотя очень многие вещи настораживали на самом деле. Количество людей, которые объявляли себя ни левыми, ни правыми, а говорили, что мы не знаем, кто мы такие тоже резко возросло. Причем, обычная вся борьба во Франции происходит вокруг борьбы между левыми и правыми. Поэтому с этой точки зрения, как мне кажется, это действительно было неожиданностью для большинства политологов. По-видимому, и социологи, и политологи забыли о том, что часто избиратель боится сказать открыто, что он собирается голосовать за Ле Пена. Раньше такое было при голосовании за компартию. И сейчас, после того как они сознались, что не будут голосовать и проголосовали, то таков результат.

Конечно, Ширак во втором туре побеждает. Это практически предопределено, потому что сейчас уже опросы дают 22 % максимум Ле Пену и около 80 % Шираку. Он побеждает голосами левых, потому что левые массивно будут голосовать за традиционного правого, который никогда не является ни антисемитом, ни ксенофобом и который в принципе приемлем уже давно.

Евгений Кожокин, директор Института стратегических исследований:

Бедные и богатые остались в Европе. Не только у нас, у нас мы видим каждый день, но и в Европе остались. И, кстати говоря, уровень безработицы среди молодых, тех, кому до 25 во Франции достигает 20% и все дело в том, что этим молодым не социалисты, ни традиционные правые в лице Ширака ничего не предлагают. И они оказываются или вообще вне политики, или голосуют самым неожиданным образом. Кто-то голосует за крайне правых, кто-то голосует за троцкистов.

Юрий Рыжков, академик, президент Горного университета, посол РФ во Франции в 1992-1999 годах:

Сенсационный результат первого тура президентских выборов во Франции, это, к сожалению, еще один, не первый звонок, о назревшей опасности в мире. Она возникла, повторяю, не 11 сентября. 11 сентября было одним из трагических напоминаний о том, как далеко зашла эта опасность.

А еще совсем недавно говорили о триумфальном шествии социалистов и социал-демократов по парламентам европейских государств. Действительно, в большинстве европейских стран в последние годы выиграли парламентские или иные выборы представители левых группировок. Сейчас от них пошли в обратную сторону, видимо, и не только во Франции, но и в Германии сейчас ощущаются большие угрозы Шредеру. То есть появилась тенденция возврата.

Луи Мишель, министр иностранных дел Бельгии:

Я был прав, предупреждая от снисходительного отношения к крайне правым с учетом того, что произошло в Австрии и Италии, а теперь вот и во Франции, на родине прав человека. Прискорбно, что во втором туре голосования за президентский пост будет бороться человек, не являющийся демократом.

Борис Макаренко, заместитель директора Центра политических технологий:

У нас такое не случится. Вы знаете, это примерно то же, что фантазировать, что будет, если Жириновский станет президентом России. И тот, и другой пользуются устойчивой популярностью, несмотря на всю экзотичность своих взглядов. И тот, и другой знали взлеты и падения. Казалось, с Жириновским можно было проститься после того, как он на президентских выборах 2000 года набрал всего несколько процентов голосов, но вот он опять на авансцене российской политики.

Лорд Джадд, сопредседатель совсестной группы ПАСЕ-Чечня:

Тот факт, что Ле Пен вышел во второй тур и стал соперником президента Ширака, очень тревожен. Я достаточно стар, чтобы помнить вторую мировую войну. Я помню, как фашизм использовал демократическую систему, чтобы прийти к власти в Германии. Мы не можем допустить подъема разрушительных сил фашизма где бы то ни было в Европе.

Жозет Дюрье, сенатор:

Все это давно накапливалось, годами, особенно страх, страх 11 сентября, страх перед терроризмом, страх перед исламом, страх перед арабами, иммигрантами, наводнившими пригороды Парижа. Франция меняется. Я все же надеюсь, что она не станет ни расистской, ни антисемитской, но эта опасность существует во Франции, как впрочем и в других странах. Ведь за Ле Пена голосовали обыкновенные французы.

Ирина Хакамада, вице-спикер Госдумы РФ от фракции "Союз правых сил":

Это означает для Франции катастрофу. И я думаю, что это связано с тем, что бюрократия французская достаточно серьезно оккупировала власть во Франции, и фактически представительства среднего класса нет в структурах власти. И вот этот вакуум заполнили национал-фашисты в отсутствие ярко выраженных коммунистов. Кстати, России грозит тоже самое.

Вячеслав Никонов, президент фонда "Политика":

Стирание границ и приток иммиграции извне - в этом главная причина успеха Ле Пена. И то, что даже во Франции, в стране с многовековыми традициями сильные левые политики, кандидат ультраправых оттеснил на третье место кандидата социалистов, говорит о том, что мы сталкиваемся с тенденцией, которая будет и дальше нарастать.

Константин Косачев, заместитель председателя комитета Госдумы РФ по международным делам, фракция "Отечество - Вся Россия":

У вышедшего во второй тур выборов президента Франции лидера ультраправых Жан-Мари Ле Пена практически нет шансов одержать победу. Однако его ошеломляющий успех в первом туре выборов - это первый звонок тому, что национальный фронт может получить большинство в парламенте на июньских выборах.

Вся серьезность сложившейся ситуации заключается в том, что по конституции 1958 года так называемая голистская система управления государством - одна из самых стабильных и гибких систем власти - выглядит как классическая президентская республика лишь до того момента, пока президент может опереться на парламентское большинство.

В противном случае возникает период двоевластия, когда президент и правительство представляют разные политические силы. В результате центр власти переходит к правительству. Президент по-прежнему имеет чрезвычайно широкие права в области обороны и внешней политики, но его влияние на внутреннюю жизнь страны существенно ограничивается.

В ряде случаев для принятия решения глава государства должен получить визу председателя правительства, что с учетом права парламента практически избирать кабинет министров, по понятным причинам, не всегда просто. В такой ситуации две ветви власти должны искать компромисс, большинство же правых в парламенте ставят достижение последнего под большой вопрос.

Теперь французский политический небосклон ожидают серьезные потрясения, а результаты голосования в первом туре угрожают демократии во Франции. Своего рода исторический провал левых во главе с Жоспеном создал сейчас новую политическую ситуацию в стране, которая характеризуется значительной активизацией крайне правых на фоне непонятной пассивности традиционно активного левого крыла./Вести.Ру, 25 апреля /

<< предыдущая статья     оглавление