КАДЫРОВ МОЛИТСЯ АЛЛАХУ И КРЕМЛЮ

<< предыдущая статья     оглавление     следующая статья >>
КАДЫРОВ МОЛИТСЯ АЛЛАХУ И КРЕМЛЮ

...В Грозный наш Ми-8 пробирался украдкой, прижавшись брюхом к самой земле, “отстреливаясь” тепловыми ракетами, чтобы в нас, не дай Бог, не угодила бандитская “Игла” из переносного зенитно-ракетного комплекса. Несмотря на тревожные “ориентировки” из спецслужб, Степашин и его назойливые аудиторы все-таки решили лететь в Чечню с проверкой, чтобы выяснить: как здесь выполняются строгие предписания Счетной палаты? Степашин тихо, чтобы никто не слышал, матерился. Может, ему тоже, как и мне, стремно было тащиться в российский регион вот так, крадучись...

Но мучило его не только это. Как рассказал мне аудитор Сергей Рябухин, за четыре года на восстановление Чечни из бюджета направлено 62 миллиарда рублей. Три четверти исчезли неизвестно куда. Из 4 миллиардов рублей, выделенных на этот год, освоено только 20 процентов.

Только за последнее время Счетная палата выявила финансовых нарушений на 3 миллиарда рублей, да еще на миллиард с лишним предотвратила хищения госсредств.

Аудиторы обнаружили в Грозном 25 тонн высохшей краски 1980 года выпуска, которую сюда завезли совсем недавно - на это истрачено 6 миллионов рублей. А бывший премьер Чечни Анатолий Попов собирался для постпредства правительства за 286 миллионов рублей купить в центре Москвы здание клуба - за счет средств, выделенных на восстановление республики. Если бы не схватила за руку Счетная палата, наверняка купил бы.

- Но мы все равно не дадим покоя тем, кто наживается на Чечне, - зло сказал Степашин, отвечая на вопросы грозненцев, которые останавливали его на улицах.

Зато в Грозном появились пробки

О том, что через месяц в Чечне выборы президента, можно догадаться, лишь разглядывая надписи на полуразрушенных домах. Каких только кандидатов не выдвигает “уличная демократия” - даже... Пушкина. А фамилий лидеров бандформирований теперь нет.

Когда мы со Степашиным приехали в Дом правительства, здесь ломали голову: как раздеть масхадовцев? В Чечне носят “федеральную форму” все кому не лень. Накануне нашего приезда “переодетые бандиты” ограбили инкассатора.

Сергей Абрамов, и. о. главы республики, и Алу Алханов, шеф МВД, находящийся в отпуске по случаю выдвижения кандидатом в президенты (сейчас он - председатель совета по контролю за восстановлением Чечни), предложили сформировать мобильные группы, которые, “невзирая на форму”, могли бы проверять всех подозрительных, “чтобы в Грозный не проникла ни одна сволочь”. Вот такая здесь предвыборная агитация...

По городу меня возил на “Волге” бородатый водитель по имени Шамиль (не путать с Басаевым!), который почему-то радостно восклицал: “Ну вот, опять пробка!” “И давно это у вас?” - спросил я, вспоминая пустые улицы годичной давности. “Да уже месяца два, - пояснил Шамиль. - Люди стали возвращаться в город. Уже не так страшно, как раньше...”

Сколько стоит в Чечне журналист “Комсомолки”?

Родовое село Кадыровых Центорой встретило нас десятками вооруженных бородачей в камуфляже. Они цепью стояли и на сельских улицах, и на кладбище, где похоронен Ахмат-хаджи.

Сам Рамзан Кадыров был одет в белый, похожий на тренировочный костюм из тонкого натурального шелка. И вообще он больше смахивал на курортника, чем на первого вице-премьера правительства и начальника охраны президента.

Если не считать тех нескольких минут, пока местный мулла читал над могилой Ахмата Кадырова молитву, Рамзан все время острил. Порой трудно было понять, всерьез он говорит или шутит. Тем более что разговор у нас продолжился за обедом, в гостевом доме Кадыровых:

- Рамзан, это правда, что после 29 августа Чечня получит коллективного президента?

- Нет, президент у нас будет настоящий. Такой, каким был Ахмат-хаджи Кадыров. - При этом Рамзан по-дружески хлопнул Алханова по плечу.

- Почему вы в этом так уверены?

- Потому что мы полагаем, а там располагают. - Рамзан молитвенно сложил руки и подобострастно посмотрел куда-то вверх.

- Вы имеете в виду Кремль?

- И Кремль, и Аллаха. Ведь мы стали на этот мирный путь во имя Аллаха и Кремля.

- Некоторые говорят: чтобы в Чечне все устоялось, нужно сто лет.

- Дурью маются. Нам надо верить. И помогать. Если это будет, мы через два года восстановим экономику, а через пять - социальную сферу. Мы докажем, что Чечня - самая мирная процветающая республика.

Когда гости доели плов и им подали чеченские галушки с мясом, Рамзан спросил:

- Ну, какие еще вопросы у “Комсомолки”?

- Говорят, у вас появилась возлюбленная, и вы скоро на ней женитесь...

- У меня одна жена, - строго сказал Рамзан, - и четверо детей.

- Ты договоришься, что тебя в заложники возьмут, - предупредил Степашин.

Рамзан на эту шутку никак не отреагировал. А я возьми да и спроси:

- А, кстати, сколько стоит в Чечне корреспондент “Комсомолки”?

Кадыров-сын оценивающе посмотрел на меня:

- Сначала почитаем, что ты про нас напишешь, тогда и решим... /Комсомольская правда, 26 июля /

<< предыдущая статья     оглавление     следующая статья >>