МИНИСТР ОБОРОНЫ ПРОТИВ ИСПОЛЬЗОВАНИЯ АРМИИ В БОРЬБЕ С ТЕРРОРИЗМОМ

<< предыдущая статья     оглавление     следующая статья >>
МИНИСТР ОБОРОНЫ ПРОТИВ ИСПОЛЬЗОВАНИЯ АРМИИ В БОРЬБЕ С ТЕРРОРИЗМОМ

На фоне благостного хода масштабного командно-штабного учения на Дальнем Востоке, сопровождаемого вручением президентских и министерских именных часов отличившимся в учебных боях солдатам и офицерам, вчерашние критические высказывания главы военного ведомства Сергея Иванова прозвучали диссонансом. Под грохот учебно-боевой канонады на полигоне Сергеевского учебного центра Дальневосточного военного округа министр честно сказал: “Боевая подготовка должна быть более интенсивной, пока она еще не на должном уровне”. Причина тривиальная -- недостаточное финансирование. В этом году на боевую подготовку вооруженных сил выделено всего 16% средств военного бюджета. Между тем учений проводится все больше и больше. Повысить интенсивность боевой учебы военному ведомству, по словам министра, мешает и то, что армии “не хватает современных вооружений”.

Еще одно критическое замечание г-на Иванова касалось борьбы с терроризмом. "Здесь особенно важно, -- сказал министр, -- чтобы все силовые структуры тесно взаимодействовали в единой цепи и чтобы каждое звено этой цепи было отмобилизовано, знало и умело выполнять задачи". И хотя упрек в адрес других силовых ведомств прозвучал вполне дипломатично, в переводе на общегражданский язык сентенция министра обороны выглядела примерно так: каждый должен заниматься свои делом, разоблачать и ловить террористов всех мастей -- дело контрразведчиков, ФСБ и милиции с разнообразными ОМОНами, СОБРами и спецназами, а также пограничников. В заключение Сергей Иванов все же не выдержал и выдал наболевшее. “Бороться подразделениями постоянной готовности с классическим терроризмом -- это все равно что бороться молотом с комарами”, -- заявил министр. Хотя, признал он, подчиненные ему подразделения готовятся для борьбы как с условным противником, так и с террористами. И не только готовятся, но и воюют -- на том же Северном Кавказе. Российское законодательство позволяет использовать формирования вооруженных сил для разрешения внутренних конфликтов.

Минобороны давно пытается снять с себя несвойственную задачу, полагая, что дело вооруженных сил -- отражение внешней масштабной агрессии, а не ловля установщиков фугасов и освобождение заложников. Главу военного ведомства поддерживают многие военные эксперты, расценивающие концепцию применения армии против террористов как отвлечение ее от главных задач, за которым может последовать деградация военной компоненты государства. В Коллегии военных экспертов обозревателю газеты сказали: “Осторожный разведчик Иванов не позволил бы себе достаточно резких высказываний, если бы не знал мнения по этому поводу в высшем эшелоне власти”. Вероятно, в скором времени надо ждать изменений в части законодательных актов “военного пакета”, которые перераспределят сферы применения силы в военной компоненте государства. /Время новостей, 24 июня /

<< предыдущая статья     оглавление     следующая статья >>