РОСТ ВВП МОЖЕТ УДВОИТЬСЯ ЗА ДВА-ТРИ ГОДА...

<< предыдущая статья     оглавление     следующая статья >>
РОСТ ВВП МОЖЕТ УДВОИТЬСЯ ЗА ДВА-ТРИ ГОДА...

"У России есть уникальная возможность реализовать задачи, поставленные президентом, на нас лежит ответственность за системное проведение реформ и обеспечение социальной стабильности общества", - заявил, выступая на совместной коллегии Минфина и МЭРТ, министр экономического развития Герман Греф. Тогда же, 19 марта, был озвучен план действий на ближайшие четыре года: снизить число бедных до 10-12%, резко усилить развитие малого бизнеса и снизить в целом нагрузку государства на бизнес, расширять высокотехнологичные отрасли экономики, проводить взвешенную антимонопольную политику, поддерживать российский экспорт, создать условия для роста конкурентоспособности российских компаний на мировых рынках, повысить эффективность государственного управления, использовать естественные преимущества российской экономики, то есть природные ресурсы.

Как отнеслись к заявлению Грефа и другим инициативам МЭРТ представители малого бизнеса? И как они оценивают подготовленные Минфином поправки в законодательство, согласно которым право устанавливать конечную сумму уплачиваемого малыми предприятиями вмененного налога будет передано от региональных властей муниципальным? Собеседник МиК - Александр Леонидович Паперно, руководитель Комиссии “ОПОРЫ России” по учету налогообложения и социальной политике:

- Налоговую политику нового кабинета мы пока не видели, потому что пока идут некие пространные заявления, которые никакими документальными реформами в виде каких-то конкретных законопроектов не подкреплены. Поэтому комментировать слова можно только словами. Если брать ситуацию с тем, что называется упрощенкой, то мы не поддерживаем ситуацию с переносом на муниципальный уровень регистраций и, соответственно, связанных с этим налогов. Это связано с тем, что для огромного класса предпринимателей, в основном, очень мелких, которые занимаются торговлей в непостоянных местах, то есть это вся выездная торговля, особенно в сельской местности, - это просто для нее смертный приговор. Ну, вы представляете, вот есть машина, которая ездит из села в село, если каждый раз им придется регистрироваться, прежде чем начать торговать, то, видимо, они просто туда не поедут. Очень большие проблемы здесь есть.

Если говорить об инициативах г-на Шаталова, о том, чтобы ЕСН вернуть к прежнему уровню, то я считаю – мысль понятная с точки зрения государства, но, допустим, для ПБОЮЛов это означает, что они фактически треть своих заработанных денег, а вернее, то, что они заработали и не инвестировали, то есть со всех своих доходов они будут платить государству 36% - это многовато. То есть для примерно 4 млн. ПБОЮЛов это решение ситуацию ухудшит.

Для тех компаний, которые занимаются услугами, где зарплата является доминирующей частью, эту ситуацию также явно ухудшит. Как это государство собирается компенсировать, пока непонятно, потому что г-н Шаталов внятно этого не сказал. Правда, он сказал про какие-то процентные ставки, но непонятно, от чего их считать. Если просто уменьшить текущую ставку 6% до 3%, то это не приведет к видимым изменениям.

- Ну а что, правительство этого не понимает?

- Дело в том, что правительство этого не понимает. Ну, скажем, не все правительство. Минэкономразвития во многом нас понимает, можно сказать, что мы с ними достигли большого сдвига во взаимопонимании. Тот проект, который сейчас выдвигает МинЭк, он нам кажется достаточно разумным. Мы принимаем довольно активное участие в их разработках, работаем в рабочих группах, и действительно все получается.

С точки зрения Минфина здесь ситуация не складывается, к огромному сожалению. Потому что Минфин не организовывает рабочих групп и не очень любит обсуждать свои законопроекты с общественными институтами до того, как он их выносит, поэтому все время приходится работать с уже сформированным мнением Минфина. Но это очень грустно и обидно, потому что они, наверное, очень разумные люди, с отличным финансовым и экономическим образованием, но там почти нет людей с практическим опытом работы с малым и средним бизнесом. Поэтому они не понимают некоторых реалий этого бизнеса, и в связи с этим их законопроекты зачастую просто неисполнимы, соответственно, те колоссальные трудозатраты, которое несет государство и они, в том числе, на их создание, уходят впустую.

Так было и с 26-ми главами НК, когда мы сразу предлагали изменения, которые 30 декабря проводились, этим был сорван переход на упрощенку прошлого года. То есть там смешные были вещи и очевидные с нашей точки зрения. Напомню, что в изначальный текст 26 глав в упрощенке, которая 15%, то есть разница между доходами и расходами, закупка товаров в расходы не попала. Там есть, для торгующих организаций в расходы закупка товаров не попала. А в доходы – реализация. Представьте, как приятно им было работать!

- А что можно сказать о компетентности кабинета, если такие ляпы допускаются?

Смотрите, здесь вопрос заключается не в компетентности всего кабинета, он у нас сейчас достаточно профессиональный, а в системе принятия решений. Я не представляю, чтобы любой человек в рамках министра или замминистра обладал компетенцией по всему спектру вопросов, которые он курируют, на уровне глубокого профессионализма. Этого никогда не требуется от руководителя любого уровня. Но если как бы Минэкономразвития, осознавая это, в большом количестве проводит консультации с бизнесом, который обладает ресурсами и, в конечном итоге, заинтересован в том, чтобы законопроекты были, с одной стороны, устраивающие государство, иначе их никто не примет, а с другой стороны, были приемлемы для бизнеса, иначе это будет просто гибельно.

Поэтому мы еще раз приглашаем Минфин к сотрудничеству, мы готовы предоставить своих экспертов и свои ресурсы с точки зрения знания реальной ситуации. Причем, обладая достаточно мощной региональной сетью, мы можем давать как бы обратную связь не только по Москве, но и по стране в целом.

- А насколько реальным Вы считаете достижение тех задач, которые президент поставил – рост благосостояния за три года на 40%, рост ВВП в два раза к 2010 году, или это абстрактные показатели на сегодняшний день?

На мой взгляд, если провести некоторые налоговые реформы, то рост ВВП может удвоиться не за те сроки, которые определит президент, а за два-три года. Весь вопрос, какой ценой. Ситуация с Китаем показывает, что такие вещи легко делаются. И последствия социальные – отличные.

- А лично Вы с такими предложениями выходили?

Нет, конечно, потому что это такой сложный философский вопрос. Связано это в основном с тем, что правительство готово слушать Совет предпринимателей на уровне тактики, спасибо уже на этом. С точки зрения стратегии нас давно никто не слушают, и это жалко.

Ситуация заключается в том, например, что с точки зрения среднего и малого предпринимательства, а по нашим оценкам - более половины оборота находится в тени, а на самом деле, я думаю, что эта цифра сильно занижена. Поэтому если сейчас создать систему, при которой произойдет легализация бизнеса, то ВВП вскочит мгновенно.

- Бюрократия вам мешает?

Скажем так. Ситуация, связанная с тем, что собирать налоги нужно для того, чтобы государство жило хорошо, превалирует над тем, что нужно растить ту поросль, с которой эти налоги стричь. То есть я недавно на Совете Федерации высказал эту фразу, могу ее повторить и считаю разумной. Потому что все действия, связанные с 26-ыми главами, были построены не на том, чтобы максимально постричь овцу под названием малое предпринимательство, а для того, чтобы ее хотя бы приручить. Потому что пока она дикая, она пасется вдали от государства, что является ключевой проблемой страны в нашем понимании, и с чем “ОПОРА” с самого начала своего существования пытается бороться. Но не методами - всех запретить и всех посадить – а методами отстраивания нормальной экономическо-налогой ситуации для предпринимателей страны в целом.

- Ну, а легализация теневых капиталов, амнистя, в этом русле как рассматривается?

Налоговая амнистия – это очень сложный инструмент. И предлагать налоговую амнистию сейчас, на мой взгляд, рано. Сначала надо создать ту налоговую систему, при которой платить налоги будет выгодно.

- Но понятия о выгоде у всех разные?

Это неважно, это статистика. Если 70% считают эти налоги выгодными и приемлемыми, о мнении 30% можно забыть. После этого всем простить, что было до устройства этой налоговой системы, и жестко карать за ее нарушения.

- А какие налоги сегодня выгодны?

Из реальной ситуации нельзя сказать, какие налоги выгодны, а какие нет. Это сильно различается для видов деятельности и того, чем занимаются, соответственно, предприятия. 26-ые главы в современном виде для очень мелких предпринимателей достаточно выгодны. Для чуть более крупных абсолютно невыгодны. Потому что нет НДС, и это огромная проблема. А дальше налоги считаются не невыгодными и выгодными, а по совокупной налоговой базе на 1 руб. прибыли - исходя из этого, эта сумма должна быть явно меньше 5%, или надо к этому стремиться. Но пока она сильно больше.

- Значит, та налоговая реформа, которую кабинет проводит, она задачам этим не отвечает?

Понимаете, смотря на то, что они сейчас делают, можно сделать вывод о том, что там происходит, видимо, некоторая борьба внутри правительства, связанная с тем, что есть радикалы, а есть консерваторы. Истина, наверное, лежит где-то посередине, но пока в борьбе, которая происходит в правительстве, побеждают консерваторы. И пока будут побеждать консерваторы, мы не сможем сильно шагнуть вперед. Когда-то государство должно рискнуть - решило же оно с 13% подоходным налогом и выиграло. В абсолютном соотношении денег стали собирать больше. В процентном - меньше, в абсолютном - больше. Но мы же работаем не за проценты, а за деньги.

Правительство ведет себя сейчас, как хороший консервативный финансовый директор. Лучше вообще закрыть все коммерческие подразделения, лишь бы ничего не вышло. Но над финансовым директором должен стоять какой-то генеральный, который говорит – нет, нет, все хорошо ребята, но будем рисковать.

- Ну а какой-то политический аспект во взаимоотношениях между малым и средним бизнесом и правительством есть? Была же инициатива собрать весь бизнес вместе?

- Не знаю. Я не понимаю, что такое политика. Если вы рассматриваете политику как борьбу за власть, то мы не боремся за власть.

- А желание государства установить контроль над бизнесом?

- Давайте поймем, что есть государство, а что есть бизнес, неважно какой. Государство – это некий институт, который обеспечивает перераспределение ресурсов внутри страны для поддержания максимального блага для ее граждан. И это вещь, которая необходима, потому что без нее наступает анархия.

Если говорить о бизнесе, то он заинтересован в том, чтобы зарабатывать деньги себе и отдавать государству часть этих денег для того, чтобы оно обеспечивало ему режим максимального благоприятствования для развития. Вот, собственно говоря, и все. И неважно, какой бизнес, какая страна и т.д. Чем более качественные услуги с точки зрения благоприятствованию бизнесу предоставляет государство за как можно меньшие деньги, тем более счастливы предприниматели в этой стране. Это общая позиция.

“ОПОРА” никогда не создавала свою политическую организацию. Наша задача простая – создать предпринимателю максимально удобные условия для работы в этой стране. С точки зрения политики это, конечно, политика. Но мы никогда не боролись за власть, мы никогда не рассматривали себя как политическая партия и никогда не выдвигали своих политических требований. Наша идея была: создание внятной экономической платформы, хотя это тоже, наверное, в какой-то степени политика.

А каково мнение об инициативах правительства в отношении малого бизнеса у политиков? Собеседник МиК – член партии “Яблоко” Алексей Иваненко:

- А как вы прокомментируете предложение передать право устанавливать конечную сумму выплачиваемого малыми предприятиями вмененного налога от регионального на муниципальный уровень?

Здесь вопрос простой, и здесь есть несколько задач, решение которых надо соотносить. Одна задача – это вопросы финансирования местного самоуправления. Потому что, конечно, расходная база не очень большая, и большое количество расходов им приходится осуществлять в социальной сфере, а за четыре года мало того что наблюдался больший перекос налоговых поступлений в сторону федерального бюджета, и от этого страдали регионы, а вопрос местного самоуправления, - об этом вообще кто мало кто думал.

Поэтому вопрос о том, куда эти налоги начислять и кому отдавать предпочтение, наверное, с точки зрения финансирования местного самоуправления, эта позиция является правильной.

Но то, что касается, вообще говоря, малого бизнеса, его стимулирования и его поддержки, то эту задачу правительство, на мой взгляд, даже не осознает, так как правительство считает, что там все нормально. И если вы слышали последние заявления кабинета о налогах – там вообще об этом даже ничего ни слова не говорится. /МиК, 1 апреля /

<< предыдущая статья     оглавление     следующая статья >>