РОССИЯНЕ УТЕРЛИ НОС ГИГАНТАМ ЛАЗЕРОСТРОЕНИЯ

<< предыдущая статья     оглавление     следующая статья >>
РОССИЯНЕ УТЕРЛИ НОС ГИГАНТАМ ЛАЗЕРОСТРОЕНИЯ

Падение “железного занавеса” открыло блестящие бизнес-перспективы перед российскими учеными и стало вызовом для государственных управляющих. Несмотря на жесткую конкуренцию, безразличие государства и отсутствие у сотрудников специальных знаний для ведения бизнеса некоторые из новоявленных фирм смогли завоевать просторы мирового рынка и стать признанными и бесспорными лидерами в своем секторе. Одна из таких компаний “освоила” рынок объемом в несколько миллиардов долларов, причем до 2002-2003 гг. у нее вообще не было клиентов в родном отечестве и только в последнее время ситуация стала постепенно меняться.

Перспективы масштабных прямых частных инвестиций в российские компании, специализирующиеся на разработке высокотехнологичной продукции, для инвесторов сегодня выглядят мало привлекательными.

Именно так рассуждают большинство давно действующих и относительно недавно присоединившихся к когорте рисковых инвесторов менеджеров управляющих компаний. Такая позиция находит свое отражение в статистике.

Число инвестиций в местные компании, производящие инновационные продукты, в общем объеме венчурных и прямых частных инвестиций, совершенных в период 1994-2001 гг., составляет не более 2-4%1 (подробнее см. здесь).

Подобная ситуация не изменяется и в последнее время, несмотря на усиление внимания правительства к венчурному капиталу и прямым частным инвестициям в целом.

Новые фонды рисковых инвестиций, собираемые российскими и западными управляющими компаниями в настоящее время, ориентированы преимущественно на традиционные отрасли.

Отечественное производство также не заинтересовано во вложении средств в исследования и разработки, предпочитая импортировать конечные типы высокотехнологичных изделий, которые в большинстве случаев используются для замены устаревших образцов оборудования2.

“Необратимое разрушение” научно-технического потенциала

Удушливое лихолетье деинноватизации в России привело к ситуации, которая “неизбежно ведет к необратимому разрушению” научно-технического потенциала страны:

  • Доля России в обороте мирового рынка гражданской наукоемкой продукции, исчисляемом триллионами долларов США, составляет менее 0,3%. Для сравнения - доля США на этом рынке равна 36%, Японии – 30%, Китая – 6%.
  • Доля затрат на НИОКР в ВВП сократилась с 2,03% в 1990 году до 1,16% в 2001 году (наибольшее сокращение этой доли было в 1992 году – 0,74%). По уровню затрат на науку Россия пока “опережает” такие европейские страны, как Португалия (0,77%) и Греция (0,51%).
  • Наряду с другими процессами, протекающими в кадровой сфере науки, следует выделить отток научных кадров за рубеж (… численность эмигрантов из России составляла в 1993 г. 2,3 тыс. человек, в 1995 г. – 2,2 тыс. человек, в 2001 году – 1,1 тыс. человек).
  • Характерной особенностью современной российской науки является стремительное старение научных кадров. При этом, у значительной части продолжающих числиться в штате научно-исследовательских и академических институтов преобладают иждивенческие настроения.

В таких условиях единственной возможностью сохранения себя как продуктивной творческой личности для ученого и разработчика представлялась (и во многих случаях продолжает оставаться таковой) эмиграция. Фамилии и имена российских специалистов сегодня мелькают в зарубежных корпоративных и научных публикациях настолько же часто, насколько в 60-х - 80-х годах встречались “надписи на русском языке” на стенах “общественных парижских туалетов”. По экспертным оценкам, в 1992-2000 гг. только в США было зарегистрировано свыше 1000 патентов на технологии оборонки, в изобретателях которых числятся таланты из России.

Однако, вопреки устойчивому и, в принципе, справедливому стереотипу, гласящему что “худший менеджер – это ученый”, далеко не все перенесшие основную часть своей деятельности за рубеж отечественные специалисты довольствуются относительными комфортном и безмятежностью научной карьеры. История успешной деятельности доктора Валентина Гапонцева и его команды за пределами родного отечества является удивительным примером торжества личности российского ученого, изобретателя и предпринимателя.

Не очевидное решение

В декабре 1991 г. заведующий лабораторией ИРЭ РАН к.ф.-м.н. Валентин Гапонцев и руководитель группы НИИ "Полюс" к.ф.-м.н. Александр Шестаков совместно с несколькими своими сотрудниками и студентами основали Негосударственное малое предприятие "Научно-техническое объединение "ИРЭ-Полюс". При этом ИРЭ РАН и НИИ "Полюс" выступали в качестве миноритарных соучредителей НТО, поэтому созданное объединение получило название "ИРЭ-Полюс".

Первоначально предполагалось, что НТО займется внедрением в России разработок в области твердотельных лазеров и лазерных материалов, выполненных в 80-е годы группами Валентина Гапонцева в ИРЭ и Александра Шестакова в "Полюсе". Два года работы показали, что первоначально выбранные направления не имеют большой перспективы в силу экономической разрухи на внутреннем рынке и низкой конкурентоспособности на внешнем. Тогда Валентин Гапонцев предложил закрыть неэффективные проекты и сосредоточиться на разработках в принципиально новом направлении мощных волоконных лазеров и усилителей, концепция которых была предложена им впервые в начале 1990 г.

Такое решение было тогда далеко не очевидным. К этому времени в США и Англии появились пионерские работы в области волоконных лазеров. Группой Валентина Гапонцева также были получены предварительные результаты, но уровень реализованных выходных мощностей не превышал 100 мВт, что не позволяло с уверенностью говорить о скором создании коммерческой продукции, конкурентоспособной по отношению к мощным твердотельным лазерам.

Группа Александра Шестакова предпочла остаться в рамках привычной тематики, в результате чего в начале 1994 г. коалиция распалась и команда "Полюса" вышла из состава НТО.

Главное - сохранить контроль над внедрением

На свой риск Валентин Гапонцев взял крупный кредит в коммерческом банке и форсировал разработки в этом направлении. В течение 1992-1994 гг. небольшим коллективом сотрудников объединения был проведен гигантский объём НИОКР. При этом коллектив не остановился на традиционной для российской академической науки “россыпи на стенде”. Были решены серьезные технологические проблемы и разработаны первые прототипы волоконных усилителей света с диодной накачкой, на порядок величины превышающие по мощности зарубежные аналоги. В конце 1993 г. появился первый крупный заказчик - итальянская телекоммуникационная фирма Italtel, которая и получила эксклюзивные права на первое поколение технологии.

И на этом этапе команда Валентина Гапонцева не продала, подобно многим российским ученым, “на корню” свою разработку иностранному заказчику, а сохранила контроль над внедрением. Когда встал вопрос о постановке производства, Italtel предложила провести эти работы в Италии. Организация производства в России представлялась этой фирме нецелесообразной из-за огромного коммерческого риска при отсутствии второго западного поставщика. Сошлись на организации независимой компании в Германии, где к тому времени Валентинe Гапонцеву удалось найти новый крупный заказ на разработку импульсного волоконного лазера для систем контроля препятствий в летательных аппаратах. Опираясь на авторитет, заработанный успешным выполнением ранее полученных заказов, под этот контракт был получен крупный кредит. Так в 1994 г. в Бурбахе, ФРГ, была основана вторая фирма будущей Группы – “IPG Laser GmbH”.

Поскольку все потребители продукции располагались в Европе, Валентин Гапонцев с несколькими сотрудниками переехал в ФРГ. Вскоре ему удалось получить банковские кредиты на создание современной технологической базы, без которой внедрение выполненных разработок и проведение новых было бы невозможным.

В течение 1995-2000 гг. созданная фирма с участием НТО “ИРЭ-Полюс” провела интенсивные научные исследования, разработала и выпустила на мировой рынок более 600 уникальных приборов, многие из которых остаются вне конкуренции до настоящего времени. С 1997 г. началось их серийное производство.

Лучше всех

Технический уровень и объём проведенных разработок представляются фантастическими, если принять во внимание небольшой научный коллектив (менее 20 научных сотрудников, инженеров и студентов) и сжатые сроки разработок (как правило, не более 3-4 месяцев). Достаточно сказать, что ряд приборов компании IPG многие годы безуспешно пытаются воспроизвести такие не ограниченные в интеллектуальных и финансовых ресурсах гиганты в высоких технологиях, как Bell Labs, Lucent Technology, JDSU (SDL), Spectra Physics, Coherent, Huges, TRW, Boeing и многие другие, не стесняясь примитивных методов реинжиниринга и прямого плагиата. Однако характерные для IPG темпы и эффективность разработок на порядок-два выше, так что разрыв не сокращается, а нарастает.

Полученные группой результаты настолько поражали, что западное научно-техническое сообщество долго не могло поверить, что за ее спиной не стоит мощный сверхсекретный советский институт или КБ. Дело дошло до длительных расследований “компетентными органами”, которые, естественно, ничего не нашли.

По мере роста числа заказов и расширения географии расположения заказчиков увеличивалось и число фирм, входящих в группу. В 1995 г. Валентином Гапонцевым была основана фирма в Лондоне, в 1997 г. к нему присоединилась группа итальянских ученых и инженеров (фирма IPG Fibertech S.r.l. в Милане), а в конце 1998 г. он пригласил группу сотрудников известной фирмы Galileo и основал IPG Photonics Corporation в Оксфорде, США, которая и стала штаб-квартирой IPG в 2000 г. В 2001 г. группа пополнилась новыми компаниями в Индии (Бангалор) и Китае (Шен-чжень).

Кризис как бескомпромиссный стимул

Без году неделя действующая на рынке США новая компания неожиданно быстро сумела привлечь внешние инвестиции, необходимые для промышленного производства своей уже весьма внушительной номенклатуры изделий. К декабрю 2000 г., когда группа IPG зарегистрировала проспект эмиссии в Комиссии по ценным бумагам и биржам США (SEC), ее оборот составлял $52,1 млн., увеличившись за последний квартал 2000 г. почти на $20 млн., при том, что в предыдущем, 1999 году, оборот компаний группы в мире составлял лишь $18,6 млн.7 IPG намеревалась привлечь не менее $120-200 млн., совершив IPO на NASDAQ. Параллельно Валентин Гапонцев вел переговоры с венчурными фондами и фондами прямых инвестиций. В сентябре 2000 г. крупнейшие североамериканские инвестиционные компании и банки TA Associates, Merrill Lynch, Robertson Stephens, а также ведущий европейский инвестор APEX и несколько других менее крупных фондов инвестировали в IPG Photonics $100 млн.

К сожалению, в начале 2001 года рынок высоких технологий неожиданно рухнул. Особенно драматически это сказалось на телекоммуникационных и оптоэлектронных компаниях, обороты и акции которых резко покатились вниз. Началось массовое сокращение производства, банкротства и увольнения. За два года многие ведущие американские компании сократили продажи до трех – шести раз и потеряли до 70–80 % состава. Поэтому, к середине 2001 г. IPG приняла решение отложить IPO.

В то время как другие менеджеры бросились всячески сокращать расходы путем массовых увольнений, ликвидации целых производств, и в первую очередь - элементной базы, Валентин Гапонцев, сохранив полный контроль над компанией, несмотря на падение заказов и давление со стороны инвесторов, направил средства, вырученные от продажи акций, на ускорение разработок новых уникальных продуктов для других, более устойчивых, сегментов рынка, и на расширение технологической базы, на которой эти продукты было бы возможно разрабатывать и производить. В короткое время был построена первая очередь мощного суперсовременного научно-производственного комплекса общей площадью более 20 тыс. кв. м. в г. Оксфорд, Массачусетс. Полностью этот комплекс будет состоять из четырех корпусов, располагающихся на площади в 76 акров. Создана новая технологическая линия, на которой к концу 2003 г. будет начато крупносерийное производство мощных лазерных диодов с ресурсом в десятки лет непрерывной работы.

До сих пор, несмотря на многолетние интенсивные усилия многих компаний, подобные диоды оказались по плечу в ограниченном объеме только одному производителю. Команде Гапонцева удалось превысить этот результат и подойти к массовому производству всего за два года. Таким образом, IPG завершает решение своей сверхзадачи – создание самодостаточной, полностью вертикально интегрированной структуры, способной оперативно и экономно решать узловые проблемы в области волоконной и лазерной техники, вне зависимости от внешних поставщиков элементной базы. Другие базовые технологии, в частности - специальных активных и пассивных световодов, разнообразных оптоволоконных и интегрально-оптических элементов, IPG освоило на достаточно высоком уровне ранее.

Укрепления имиджа и интеграция с истэблишментом

Общая численность сотрудников, занятых в компаниях группы, сегодня превышает 500 чел., из которых около 200 работает в российском подразделении НТО “ИРЭ-Полюс”. Более 70 сотрудников компании имеют ученые степени кандидатов и докторов наук, а около трети всех работников являются исследователями и инженерами.

Для укрепления имиджа и интеграции с американским истэблишментом, молодая фирма, основанная учеными из России, наняла на работу в качестве президента компании бывшего Секретаря Военно-морского флота США в 1993-1998 гг. адмирала Джона Далтона, до августа 2000 г. присутствовавшего в составе советов нескольких технологичных компаний и управлявшего офисом инвестиционной компании Stephens Inc, в Сан Антонио, Техас.

Был собран также весьма представительный Совет Советников, в который вошло несколько американских юристов, бизнесменов, ученых и отставных политиков национального масштаба.

В результате кредит доверия к компании быстро вырос, и в настоящее время IPG имеет непосредственный доступ во многие солидные структуры, включая ключевые ведомства, ведущие банки и такие институты ограниченного доступа, как Агентство передовых исследований и проектов (DARPA) и другие.

Однако IPG предпочитает зарабатывать средства не связями-грантами, а в острой конкурентной борьбе на открытом рынке. В течение двух последних лет ей удалось, несмотря на тяжелейшую ситуацию на рынке, не только сохранить свои позиции, но и существенно их расширить, выпустив более десяти новых уникальных продуктов, наиболее сенсационным среди которых являются сверхмощные волоконные лазеры киловаттного класса мощности.

Настоящий переворот на рынке

Если ранее IPG специализировалось, в основном, на рынке телекоммуникаций, ее новые лазеры в комбинации с освоенным в предыдущие годы производством индустриальных лазеров меньшей мощности, производят настоящий переворот на рынке обработки металлов, сплавов, пластмасс, изделий микроэлектроники. Они, несомненно, окажут в ближайшее время огромное влияние на смежные сегменты: рынки автомобиле-, корабле- и авиастроения, тяжелого машиностроения, нефтегазовой промышленности и другие. Необходимо отметить, что последняя разработка было сделана всего за несколько месяцев, в то время, как хорошо известно, что в течение последних 15 лет ведущими компаниями мира было потрачено более миллиарда долларов правительственных и частных инвестиций на разработку твердотельных лазеров киловаттного диапазона мощности, и, не смотря на это, только одна компании - Trumpf, (Германия) производит сейчас лазер промышленной градации с максимальной мощностью менее 5 киловатт - малоэффективный, громоздкий, малонадежный и непригодный для большинства применений.

Другие ведущие фирмы США, Европы и Японии не смогли достичь и такого результата. И вдруг, неожиданно для всех, IPG объявила, что компания имеет лазеры с мощностью десять и более киловатт, причем в десятки раз (!!!) лучше по эффективности, ресурсу, компактности, способные работать много лет без сервиса в любых условиях. Оказалось, что движение шло по ложному пути, а гигантские инвестиции прошлых лет были совершены в малоэффективные разработки. Маленькая компания, играючи, смогла утереть нос гигантам мирового лазеростроения. Хором заговорили о революции в лазерной технике и ее применениях. Волоконные лазеры и IPG, их создатель и неоспоримый лидер мирового рынка, стали настоящим “хитом” крупнейших мировых конференций и выставок по лазерной и волоконной технике 2003 г.

Области, на развитие которых продукция IPG оказывает серьезное влияние

Обработка материалов

Телекоммуникации

Биомедицина

Другие области

Маркировка

Дальняя связь

Диагностика

Научные исследования

Микросварка и микрорезка

Системы доступа

Терапия

Локация и дальнометрия

Свехскоростная термопечать и гравировка

Аналоговое кабельное телевидение

Хирургия и микрохирургия

Контроль окружающей среды

3-мерное моделирование

Оптоволоконные региональные сети

Офтальмология

Дальнометрия

Подстройка и ремонт микрочипов и памяти

Эфирная связь

Онкология

Спецприменения

Прецизионная резка полупроводниковых пластин, стекол и алмазов

Спутниковая связь

Стоматология

Обработка изображений

Фотолитография

Тестовое оборудование

Дерматология

Сенсорика

Рыночные перспективы

Рыночные перспективы IPG выглядят весьма оптимистичными. Объём продаж лазеров киловаттного класса в 2002 г. превышал US$1 млрд. И, согласно прогнозам ведущих экспертов, должен достичь US$5 млрд. в 2007 г. Учитывая, что IPG опережает конкурентов не менее чем на три года и волоконные лазеры, безусловно, не только вытеснят кристаллические и газовые системы из большинства применений, но и откроют двери для массы новых масштабных применений, IPG имеет все шансы стать игроком номер один на этом громадном рынке.

Весьма внушительным выглядит и рынок лазеров средней мощности (10–300 Ватт), где IPG работает уже более пяти лет. Общий объём этого рынка уже сейчас составляет до $400 млн. в год, и IPG успешно вытесняет классические лазеры из многих применений. Например, в Японии лазеры IPG в 2002 г. были установлены в 35% проданных маркировочных систем, а это применение - одно из наиболее емких для лазеров среднего класса.

В другой области специализации IPG – производстве эрбиевых волоконно-оптических усилителей, по оценке ведущей исследовательской и консалтинговой компании Ryan, Hankin & Kent, доходы от продаж составляли $641 млн. в 1999 г. и, как недавно ожидалось, достигнут не менее $4,2 млрд. в 2004 г., увеличиваясь в среднем на 45,3% в год. Динамика роста продаж новых типов волоконных лазеров и усилителей, основанных на применении эффекта Рамана в волоконных и интегральных световодах, ожидалась еще выше - приблизительно от $18.0 млн. в 2000 г. до $1.0 млрд. в 2004 г., что обеспечило бы ежегодное увеличение на 173%. Разразившийся мировой кризис внес коррективы в эти прогнозы. Тем не менее, IPG смогла сохранить и даже усилить свои позиции, введя новые более интегрированные системы и выйдя на новые перспективные рынки, в частности, индийский и российский. Даже на американском сегменте этого рынка объемы продаж IPG начали резко расти в 2003 г. за счет новых контрактов с ведущими интеграторами и тремя из пяти ведущих коммуникационных операторов.

Среди своих клиентов IPG уже сейчас имеет крупнейшие западные телекоммуникационные (ADC, Agilent, Alcatel, C-Cor, Fujitsu, JDS Uniphase, Lucent, Marconi, MIT Lincoln Labs, NEC, Nortel, Siemens, Toshiba), промышленные (Amada, Baasel Scheel Lasergraphics, BAE, Boeing, BP, DaimlerChrysler Aerospace, DaimlerChrysler Motors, Gilette, GM, EOS, GSI Lumonics, Johnson Controls, Kuka, Linde, Sunx, TRW, Volkswagen, Toshiba, Toyota Motors, Nippon Steel) и многие другие компании. Российская по происхождению фирма, с преимущественным российским ключевым персоналом до недавнего времени почти не имела заказчиков на свою продукцию в России. Только в 2002–2003 гг. ситуация стала меняться. По итогам проходившей в апреле 2003 г. выставки “Высокие технологии – XXI век 2003”, российское подразделение группы IPG НТО “ИРЭ-Полюс” получило Золотую медаль за серию промышленных волоконных лазеров высокой мощности. А лазерные скальпели “ЛС - “ИРЭ-Полюс” в том же апреле 2003 г. по итогам VII Национального конкурса “Российская Марка” получили Золотой знак качества.

Признание в России

В прошлом году IPG впервые продемонстрировала в России свою разработку волоконно-оптической телекоммуникационной DWDM системы нового поколения и начало ее маркетинг. Первая реакция исключительно положительная, особенно если учесть, что это единственная отечественная система такого рода, к тому же более совершенная и дешевая чем у зарубежных конкурентов. Позднее были введены другие оптические системы, специализированные для применений в региональных сетях широкого доступа и системах кабельного телевидения. Первые контракты уже подписаны, многие другие находятся в стадии переговоров

Растут продажи продуктов IPG и для других применений, особенно - в сфере обработки материалов. Все больше российских производителей начинают понимать, какие уникальные возможности открывают технологии IPG для совершенствования их машин и оборудования и повышения конкурентоспособности на мировых рынках.

Не прерывая связь с исторической родиной, Валентин Гапонцев на собственные средства содержит в Московском физико-техническом институте кафедру ФФКЭ “Лазерная и волоконная оптика”, которая была образована в 1996 г. Кафедра готовит высококвалифицированных специалистов в одном из наиболее бурно развивающихся направлений современной лазерной техники и волоконной оптики, связанном с разработкой новых типов волоконных лазеров и усилителей различных диапазонов длин волн и назначения. Специалисты такого профиля пользуются постоянно растущим спросом, поскольку во всем мире продолжается интенсивное внедрение волоконно-оптических технологий во все сферы человеческой деятельности.

“Нет пророка в своем отечестве”

Вероятно, в ближайшем будущем можно надеяться на более широкое внедрение в России технологий, разработанных международной группой компаний IPG. При этом следует отметить, что российская часть Группы сохранила и приумножила свой потенциал. Именно она разрабатывает и производит все продукты для российского рынка. Относительно небольшие инвестиции необходимы, чтобы превратить ее в образцовый мощный научно-производственный центр нового типа – форпост возрождения отечественного научного потенциала. Между тем, государство по-прежнему продолжает зарывать средства в песок, финансируя сомнительные академические разработки и многочисленные паразитирующие прикладные институты.

Удивительная и завораживающая история группы IPG, достигшей мирового успеха с чистого листа, на новом поле, без прихватизаций, господдержки и внешних инвестиций, наглядно демонстрирует нераскрытый и невостребованный сегодня в России потенциал российских разработчиков и ученых. Какую бы инвестиционную стратегию не избирали для себя фонды венчурного финансирования и прямых частных инвестиций, игнорирование коммерческой привлекательности компаний, специализирующихся на разработке высокотехнологичных продуктов, для них – позиция близорукая и заведомо проигрышная. Правило здравомыслящего человека – это правило диверсификации инвестиционных портфелей. Стремительно меняющаяся социальная и технологическая картина мира столь калейдоскопично перемешивает традиционные грани конкурентной борьбы, что вряд ли нынешним благоденствующим российским сырьевым магнатам удастся долго отсиживаться среди нефтяных и газовых полей. Уже сегодня они находятся в полной зависимости от зарубежных технологий добычи и переработки. И не стоит забывать, что “подсадка на импортную технологическую иглу” явилась одной из основных причин проигрыша Советского Союза в конкурентной борьбе с США за более эффективные способы отчуждения и присвоения добавленной стоимости.

Автор выражает благодарность Валентину Гапонцеву, к.ф.-м.н., президенту группы компаний IPG, за сообщенную информацию.

/сnews.ru, 17.06.2003/

<< предыдущая статья     оглавление     следующая статья >>