Методы имплантации зубов dentist-stom.ru.

СТРАНА НЕПУГАННЫХ...

<< предыдущая статья     оглавление     следующая статья >>
СТРАНА НЕПУГАННЫХ...

- За годы, проведенные мною в заключении, я повзрослел и очень изменился. Тогда, семь лет назад, мне просто хотелось поиграть в крутого бизнесмена.

Это - из последнего слова подсудимого Александра Кизимова в Балаковском районном суде.

Ничего себе поиграл! В истории Балаково навсегда останутся четыре месяца беспрецедентной аферы, раскрученной... 18-летним пареньком. Слово "Велла" с тех пор стало у балаковцев нарицательным.

- Название "Велла" взялось не с потолка, - излагали подсудимые в зале суда,- "Велла" - это краска для волос есть такая.

Рожденный в Москве, Саша Кизимов рос в семье кадрового военного. Семья путешествовала по гарнизонам. На заре туманной юности Саша вернулся в первопрестольную... И совершил свое первое преступление. Александр и его друг заняли энную сумму у знакомого, а отдать долг не смогли. Эмоциональный разговор о возврате долга закончился убийством кредитора. Свое 16-летие Саша отметил в камере СИЗО. Затем его направили в психиатрическую больницу для проведения экспертизы. В психушке юноша задержался на два года. Времени даром не терял: читал все подряд, предпочитая литературу по экономике. Начитавшись вдоволь, сбежал из желтых стен к маме. Та решила спрятать сына в городе своего детства, в Балаково. В поезде беглецы познакомились с Валерией Рузавиной - опытным бухгалтером и просто приятной дамой. Так началась история "Веллы".

Первые объявления в балаковских газетах были непривычно завлекательны: "Представительство московского благотворительного фонда "Аленький цветочек" объявляет о беспрецедентной акции...". Якобы фонд со сказочным названием (реально существующий, кстати, но никакого отношения к нашим аферистам не имевший!) стал собственником дюжины балаковских квартир. Фонду эти квартиры не нужны. Через зарегистрированную по всем правилам в Балаково "Веллу" фонд намерен облагодетельствовать обездоленных балаковцев только что не даром. Так говорил первым своим клиентам Кизимов, прося символические взносы на оформление документов.

К тому времени двоица великих финансистов (Кизимов и Рузавина) взяла в ближайшие помощники двух совсем молодых, но уже отставных военных - Виктора Зайцева и Андрея Творогова. Начался ВТОРОЙ ЭТАП очковтирательства.

"В связи с многочисленными обращениями граждан фирма "Велла" расширяет свою деятельность. Формируется коммерческая очередь нуждающихся в жилье". После такой рекламной атаки в коридоре скромного офиса и впрямь образовалась очередь на много дней вперед.

Нет, Саше Кизимову нельзя отказать в финансовых способностях! Ведь он, по сути, познакомил балаковцев со схемой ипотеки, хотя и слова-то такого тогда, в 1994 году, никто не слыхал.

- Вы вносите от 2 до 3,5 миллиона рублей сразу, получаете квартиру максимум в течение года за полцены от текущих цен, а остаток отдаете в нашу кассу с посильной для вас рассрочкой - до 50 лет.

В предвкушении скорого новоселья клиенты лезли в карман. Отдавшему деньги вручалась лишенная всяких реквизитов бумажечка: "Гражданин такой-то согласно договору имеет право на одно-, двух-, трехкомнатную квартиру". С таким же успехом можно было написать "имеет право на получение особняка на берегу Женевского озера".

Что же заставляло людей отдавать вот так дуром деньги? "Неистребимая жажда халявы, - считает помощник прокурора Константин Бондарчук, - ну и невозможность разрешить жилищную проблему каким-то реальным способом".

ЭТАП ТРЕТИЙ. Кизимов находит фундамент дома - обычный долгострой. Просит собственников - продайте. Собственники ломаются: "Вообще-то продавать фундамент нам не разрешают, если только нам в этом доме по квартире сделаете..." Кизимов обещает. Он будто бы и впрямь собирается что-то на этом фундаменте строить. Ищет подрядчика. Миллиардные суммы контракта его не пугают. Но строители требуют предоплату. И с той поры наш молодой человек к этим строителям ни ногой.

Ни ногой-то ни ногой, но полномасштабный рекламный ролик для телевидения уже снят. На ролике - этот самый фундамент и текст "Вот дом, который построит "Велла"!".

Не забудем: Кизимову в это время всего восемнадцать лет. Он находится в розыске за московское убийство, о котором упомянуто выше. Он живет с купленным паспортом, под чужим именем. Для всех знающих его балаковцев он вовсе не Саша Кизимов, а Олег Беляев. Согласитесь, другой бы на его месте сидел как мышь.

Но наш персонаж не таков. К концу 1994 года "Велла" шикует: переезжает в лучшую гостиницу Балаково, закупает оргтехнику, компьютеры, дорогую одежду для сотрудников... и зачем-то бензовоз. Балаковцы окончательно влюбляются в "Веллу" после раскрученной на местном ТВ акции: фирма дарит квартиру беженке. И не важно, что работает эта беженка в налоговой инспекции...

Под Новый год Кизимов-Беляев превосходит сам себя. В столичной командировке приобретает пакет учредительных документов на две северо-ирландские фирмы. Такие пакеты разных иноземных фирм специально продаются под темные дела. Обошлись эти пакеты нашему юному гению в шесть с лишним тысяч долларов. Зато престиж!

ЭТАП ЧЕТВЕРТЫЙ. Согласно приказу по фирме "Стратеджи холдинг ЛТД", зарегистрированной в далеком городе Дублине, балаковская фирма "Велла" входит в ее состав. Входит, поскольку зарекомендовала себя с самой лучшей стороны. Ребята запутались, кто из них президент, а кто генеральный директор фирмы, именуемой отныне "Велла холдинг корпорейшн". С ума сойти...

Два собрания вкладчиков в кинотеатре "Мир" проходят в атмосфере небывалого душевного подъема. Совершенно неожиданно для "холдингистов" в зале встает незнакомая дама и обращается к вкладчикам:

- Я представляю серьезную страховую фирму. Я могу застраховать риск вашего вложения в "Велла холдинг". Если что, я верну вам ваши деньги.

Рыбак рыбака видит издалека. Некая Лидия Калашникова исчезла вместе с немалой суммой от вкладчиков "Веллы". Ее до сих пор не могут найти.

Если кто-то из вкладчиков сомневался в конечном успехе и требовал свои деньги назад, Кизимов не спорил, отдавал. Но через пару дней те же люди умоляли его взять у них деньги обратно! А самые премудрые вносили деньги сразу на три квартиры! Сейчас нам уже во все это не верится, сейчас мы все поумнели, но ведь это был 1994 год, период тотального бардака в стране - народ шалел. Не поверите, но у кизимовской конторы не было даже расчетного счета. Наличку домой из своей конторы Кизимов уносил чемоданами.

Но ему все было мало. Заявляя повсюду, что имеет филиалы по всей стране, он и впрямь открыл филиальчик в соседнем Вольске. Среди кинутых им вольчан оказался сотрудник милиции. Звезда "Веллы" пошла к закату. Наш феноменальный герой отбыл в Саратов и попытался организовать аукцион по продаже двух домов, ему, само собой, не принадлежавших. Там-то на него и надели, наконец, наручники.

А дальше все проходило совсем не так стремительно. Следственная бригада исписала 36 томов уголовного дела. Затем Кизимова затребовала Москва - для следствия и суда по тому давнему убийству. В вольский СИЗО Кизимов возвращается уже с 10-летним сроком.

Семь месяцев судебного заседания. 190 потерпевших, чуть меньше свидетелей. 120 страниц приговора... Кизимов подтверждает свою репутацию: прилично изучает уголовное право, помогает своим сокамерникам писать жалобы. Сидя в СИЗО, заочно заканчивает гуманитарный университет. "Его бы талант да в мирных целях!", - говорит о своем необычном подсудимом судья Александр Иванов.

Приговор по делу о мошенничестве, то есть о "Велле", - шесть с половиной лет. Он поглощается десятилетним сроком, полученным за убийство. То есть приговоро по делу о мошенничестве ника кне повлиял на судьбу Кизимова.

Подельники Кизимова получили условные сроки (правда, под стражей они провели не один год). Бывшие пирамидостроители обязаны теперь выплатить потерпевшим 505 миллионов 705 тысяч неденоминированных рублей (по нынешнему - 505 тысяч). Что и как они будут реально выплачивать - это проблема судебных приставов. На момент ареста денег при Кизимове почти не было.

Он пытался устроить торг со следствием, говорил, что деньги лежат где-то на каком-то счете, он скажет, где в обмен на снисхождение... Ни следователи, ни прокурор Бондарчук не могут отказать Кизимову в личном обаянии, в способности воздействовать на окружающих и вести их за собой. Подельники говорят, что он заморочил им головы, буквально загипнотизировал...

Тот самый бензовоз "Урал" до сих пор юридически принадлежит пирамиде Кизимова. "Машина пойдет с молотка на аукционе", - сообщил подсудимым судья и в ответ услышал потрясающую фразу: "А можно нам будет купить этот бензовоз у самих себя?"

/"Саратовский Арбат", 26.09.2001/

<< предыдущая статья     оглавление     следующая статья >>