СТРАЖНЫЙ РАЗБОЙ

<< предыдущая статья     оглавление     следующая статья >>
СТРАЖНЫЙ РАЗБОЙ

После того как "ОМ" опубликовал судебный очерк "Воронье", в редакцию хлынула волна обиженных милицией людей. Судя по их рассказам, случай избиения задержанного в стенах РОВД, описанный в материале, вовсе не единичен и не случаен. Читатели утверждают: товарищи в погонах бьют всех - пьяных и трезвых, мужчин и женщин, даже подростков. При этом многие молчат, потому что считают проблему закрытой для обсуждения, да и бороться с милицейским кулаком сложно: круговая порука обеспечивает либо полную неприкосновенность "сотоварищей", либо алиби, что, как правило, одно и то же. Остается одно средство: слово.

Много это или мало? Психологи утверждают, что слово может стать началом решения любой проблемы. Сформулируй ее, признай, произнеси вслух и за этим обязательно появится желание ее разрешить.

Давайте формулировать вместе. Мы объявляем акцию "Нет милицейскому произволу!" и приглашаем к разговору всех, у кого наболело: избитых милицией и тех, кто бил, прокурорских работников, осуществляющих надзор за исполнением законов, и судей, рассматривающих дела о превышении должностных полномочий, адвокатов, экспертов, медиков, психологов, милицейское начальство, осужденных, испытавших незаконные методы добывания доказательств, всех, кому небезразлична проблема. Давайте вслух произнесем то, о чем возмущаемся в кулуарах, может, хоть тогда поймем и осознаем масштаб проблемы, а значит, сможем найти пути ее решения. Не надо думать, что эта проблема пройдет мимо вас. Увы, под милицейский кулак или ботинок сегодня может попасть любой человек. История, которой мы начинаем акцию и продолжаем разговор на "непринятую" тему, тому подтверждение.

У директора ООО "Норд" Михаила П-ова в тот вечер 16 мая поначалу все шло по плану. Днем он снял с расчетного счета 18 тысяч, чтобы рассчитаться с одним из партнеров. Но в ожидании этой встречи сделал совершенно необдуманный поступок: купил две бутылки пива. И не просто купил, а сел неподалеку от Центробанка в скверике на лавочку и выпил одну.
Вообще-то, предприниматели - народ не наивный, видят и переживают всякое, так что удивить их чем-то сложно. Но когда к директору подошли два милиционера и один из них начал открывать оставшуюся бутылку пива, наш герой опешил и мысленно протер глаза: может, померещилось? Да нет. Вот они, двое в форме, у одного даже кобура висит, где наверняка лежит оружие.

- Ребята, в чем дело-то?

- Предъяви документы.

- Для начала покажите свои удостоверения, - блеснул уверенностью наш герой.

Тогда он еще не знал, что это - доблестные представители отдела вневедомственной охраны УВД, уставшие от исполнения стражного долга в управлении Центробанка. Не знал предприниматель и того, что уставший и выпивший стражник может оказаться пострашнее иного преступника.

"В ответ один схватил меня за руки, а другой ударил кулаком по лицу".

Он был почти на голову выше их и в плечах пошире. Но у них была форма и кобура, а это значит, что он не мог оказать сопротивления. Немногочисленные отдыхающие предпочли исчезнуть с "поля боя".

"Били они меня около часа, потом один залез в карман и вытащил оттуда часть денег".

Михаил понял, что дальше будет еще хуже, и предпринял попытку убежать. Но у трамвайной остановки споткнулся об рельс и упал. Натренированные сотрудники ОВД его догнали и "начали бить ногами. Когда я все-таки встал, пошарили по карманам пиджака и нашли там оставшуюся сумму денег. После этого мне сказали: "Шуруй домой!" А как я пойду без денег? Они же не мои - фирмы. Я им говорю: "Поедем в милицию разбираться". Они мне: "Поехали. В Заводской РОВД. Там еще кости намнем". Я настаивал на Советском райотделе. Слышал, что там более нормальные менты. Тут такси проезжало. Я остановил, говорю: "В Советский РОВД", а они сзади заскочили, схватили меня за шею и объясняют водителю: "Это особо опасный преступник, только что убил человека. Его необходимо доставить в Заводской райотдел". Конечно, таксист послушал их, а не меня. Довез. Центральный вход оказался закрытым, и они втолкнули меня, как я понял, в служебный вход. Завели в коридор, посадили на лавку и опять начали бить".

Ему удалось вырваться. Хоть у них и форма, и кобура, но Михаил чисто физически был гораздо сильнее этих "бравых" парней, сила которых только в форме и была.

"Я побежал по коридору и попал в дежурную часть. Навстречу вышел молодой человек в гражданке.

- Что вам надо? - спрашивает.

Я ж весь в крови. Объясняю: меня здесь избивают. А он:

- Вас надо отправить в психбольницу. Здесь не могут избивать.

И вместе с каким-то парнем силой вывели меня в коридор, посадили на лавочку, а тут "знакомые" уже поджидают. Только меня оставили с ними наедине, меня опять начали бить. Я начал кричать и звать на помощь".

К счастью Михаила, на крик пришел дежурный. Михаила отделили от мучителей и отвели в отдельный кабинет. А потом вывели на улицу и предложили медосвидетельствование.

В голове шумело, кровь из рассеченной губы сочилась, ныли бока, но он сориентировался: выпитое пиво, конечно же, покажет алкоголь. И что получится? Получится, что пьяный пристал к уважаемым стражникам и тем пришлось его усмирять. Этого допустить было нельзя, и он решительно заявил: без них на освидетельствование не поеду.

"Тогда они вызвали их начальство. Так я узнал, что это - сотрудники ОВО, работники при Заводском РОВД. Тот приехал. Задал несколько вопросов. Около четырех утра нас повезли на освидетельствование. Оно показало, что все трое употребляли алкоголь. Утром нас вновь свели - дескать, может, договоритесь миром?"

Сегодня Михаил говорит, что тогда в горячке он бы обязательно пошел на "мировую", если бы "овошники" вернули деньги. Но те заявили, что у них их нет, и у предпринимателя, в общем-то, не было иного выбора, как добиваться своего через возбуждение уголовного дела.

На работе, куда Михаил отправился прямо из милиции, ему стало плохо. Поехали в больницу. Там добрые люди подсказали: надо пройти медицинское освидетельствование. Так он узнал, что у него сотрясение мозга, ушиб почки, сломано два ребра. После выписки у предпринимателя обнаружили гепатит: то ли медики случайно заразили, то ли сам, но с 16 мая Михаил только тем и занят, что пытается вылечиться. И, конечно, добиться справедливости. Ни первое, ни второе ему пока не удается в полной мере, но он полон решимости бороться. Ему, собственно, больше ничего и не остается: здоровье потерял, фирма за его отсутствие почти развалилась. А бороться есть с чем. Пока велось следствие, произошла масса странных метаморфоз.

- Вдруг я узнаю, что эти двое "овошников" уволены из органов... с 15 мая. То есть получается, что 16-го, когда все произошло, меня избивали не менты, а простые граждане, которые надели милицейскую форму. Я-то что могу со своими болячками? Да ничего. По инстанциям пошла мать. Ей повезло: в Орле был какой-то проверяющий из МВД, и она сумела попасть к нему на прием. Через некоторое время ей позвонили из приемной министра МВД и сообщили, что все приведено в соответствие. Прояснить ситуацию мне не удалось. На вопрос о странном увольнении сотрудников ОВО В. Кузьмичева и

Н. Диколенко начальник ОВО УВД Сергей Прилепский ответил, что таких не знает вообще. Так что понимай как хочешь: то ли у начальника с памятью совсем плохо, то ли он не ведает, что происходит во вверенном ему подразделении. В любом случае Прилепского очень жаль: представляете, каково ему, бедному, с такими проблемами управлять стражниками? Впрочем, это уже компетенция более высокого начальства. Так что вернемся к нашей истории.

В отличие от начальника ОВО, прокурор Заводской прокуратуры Сергей Новиков подчиненных Прилепского, видимо, знал или знал кого-нибудь из обеспокоенных их судьбой лиц. А может, оказался просто сердобольным человеком и... выпустил "овошников" из-под стражи, хотя они обвинялись в тяжком преступлении.

И опять мама Михаила пошла по инстанциям. Все кончилось тем, что дело у Новикова забрала городская прокуратура, и следователь Андрей Гончаров - тот самый, что довел до суда дело "героя" публикации "Воронье" К. Морозова, - довел его до "ума". "Овошникам" предъявлено обвинение в злоупотреблении служебным положением и разбойном нападении.

Как и следовало ожидать, милиционеры вину свою не признали, а значит, о раскаянии не может быть и речи. На следствии они утверждали, что пьяный предприниматель швырял в них деньгами и падал - отсюда, дескать, и ушибы с переломами. Чьим обвинениям поверит суд, скоро станет известно: дело туда уже поступило. Желающие могут прийти в суд Заводского района и послушать - процесс обещает быть открытым.

Что к этому добавить? От официальных комментариев происшедшего все отказываются, но в доверительных беседах винят скудное бюджетное финансирование милиции, смешные зарплаты, падение морали и "привычку" работать с криминалом.

Впрочем, это у кого как. А. Гончаров, к примеру, отметил достойное на этот раз поведение сотрудников Заводского РОВД, не ставших покрывать обвиняемых коллег. Значит, наши слова даром не проходят? А может, просто люди порядочные оказались - не для всех же честь мундира выше личной.

Впрочем, проблема от этого своей остроты не теряет - воронья в органах предостаточно. "ОМ" проследит эту историю до конца и расскажет об ее окончании, как только будет вынесен приговор. Со своей стороны, мы ждем ваших писем и звонков на эту тему. Уверен, вместе мы сможем защитить себя и наших близких от милицейского произвола.

/Орловский Меридиан (Орел), 22.08.2001/

<< предыдущая статья     оглавление     следующая статья >>