КУДА ИДУТ СВЕРХПРИБЫЛИ МОСКОВСКОГО МЕТРО?

<< предыдущая статья     оглавление     следующая статья >>
КУДА ИДУТ СВЕРХПРИБЫЛИ МОСКОВСКОГО МЕТРО?

Что такое метро — известно. Это вечная толчея, архитектурное великолепие и самый быстрый вид транспорта. А еще московское метро — это место, наполненное подземными тайнами. Иногда, впрочем, тайны оказываются земными. Но от этого не менее шокирующими.

В конце апреля оперативники МВД и ФСБ задержали Александра Бабаяна, несколько лет контролировавшего рекламный рынок в метро. Он работал по хорошо отлаженному механизму “как надуть государство”. Большая часть денег, полученных от рекламодателей, шла прямиком в его карман. В год выходило 12 миллионов долларов (!) чистой прибыли.

Впрочем, в московском метро “можно жить” не только с рекламы. Еще более лакомый кусок — торговля. Лакомый, правда, не столько для самого метрополитена, сколько для конкретных людей, которые “опекают” подземный бизнес. Корреспондент “МК” провел свое расследование на тему: кто, как и на каких основаниях занимается торговлей в метро. И убедился: бабаяны приходят и уходят, а подземная мафия — бессмертна.

У попа была “голда”

В вестибюлях столичного метро всегда тепло и светло. И товары — на любой вкус. Можно прикупить любовный роман, очки, средство для похудания, букет цветов и еще кучу нужных и не очень вещей. Даже в храм ходить не нужно за свечками или крестиками — в метро торгуют и освященной утварью. И верующие люди с готовностью раскошеливаются прямо в переходах метрополитена. Из них мало кто подозревает, что в этих церковных лавках могут подсунуть подделку — о таком даже подумать грех. Но суровая правда жизни порой далека от религии...

В прошлом году оперативники из ОБЭП УВД по охране метрополитена наткнулись на странную вещь. Конфуз вышел с цепочками из благородных металлов, которые предлагали церковные лавки в людных местах — на “Пушкинской”, “Третьяковской”, в “Кузьминках”. Цепочки, к слову, по весу больше смахивали на атрибуты “новых русских”. Насчет освящения неизвестно, но то, что на золотых изделиях не было проб, — установленный милицией факт.

По закону деньги от торговли церковной утварью и предметами культа должны идти исключительно на нужды храмов. Поэтому владельцы церковных лавок не платят налоги. Кроме того, у них нет даже сертификатов с накладными. Как заявляют церковные торговцы, достаточно акта пожертвования — дескать, кто-то пожертвовал храму такую-то вещь. Неважно, какую: набор иголок, старые ботинки или золотую цепь. А вот по поводу проб...

— Если изделия, содержащие драгоценные металлы, предназначены для продажи, они должны иметь государственное клеймо, — сказал корреспонденту “МК” заместитель руководителя Пробирной палаты России г-н Ососов. — В том числе и предметы культа.

Но пойманные торговцы тогда стояли насмерть: цепочки — предметы культа, и клеймить их не надо. Потому что делать это... грешно. Так сказала женщина, которая наняла их для торговли.

— Владельцы лавок — тонкие психологи, — говорят сотрудники УВД по охране метрополитена. — Для торговли предметами культа они подбирают религиозных людей, которые искренне считают, что занимаются богоугодным делом.

Короче, как на лотки попало криминальное золотишко, оперативники узнавали мучительно долго — на расследование ушел почти год. Когда милиционеры задавали “богохульные” вопросы о происхождении левых цепочек хозяевам лавок и торговцам, те ахали и хватались за сердце: “Как вы смеете нас подозревать? Это не по-христиански”.

В конце концов операм удалось выяснить следующее. Владеют лавками, как правило, приезжие, а храмы, на восстановление которых якобы идут деньги от торговли, находятся за пределами Москвы. Милиционеры вычислили, что “предметы православного культа” приезжают из-за бугра: серебро из Польши, а золото из Турции и Италии. Правда, владельцы церковных лавок это отрицали. И рассказывали, что цепочки храмам жертвуют прихожане. Люди на удивление щедрые и, видно, жутко богатые. Потому и не мелочатся: жертвуют цепочки просто в немереных количествах: по 100, а то и 200 штук. К тому же, по словам церковных торговцев, дарители так скромны, что даже стесняются указывать свои фамилии в акте пожертвования.

Вывод, который сделали оперативники, прост: за торговлей в “святых” лавках московского метро стоит организованная преступная группа. Несмотря на это, дела по криминальной торговле закончились, мягко говоря, странно: всех подозреваемых освободили по амнистии еще до вынесения приговора. И даже вернули им контрабандное золотишко.

Цветики-семицветики

Не менее выгодный бизнес, который в буквальном смысле цветет и пахнет в подземных переходах, — торговля цветами. Цветы — заграничные, цены — заоблачные. Хотя тратятся бизнесмены по минимуму. В Москву душистый товар возят из Голландии. Причем Голландия — что-то вроде перевалочного пункта: там проходят цветочные аукционы. (Истинная же родина декоративных растений — Южная Америка.) На аукционе предприниматели закупают цветочки за сущие копейки, вернее, центы. Как правило, одно растение обходится в сумму от 20 до 40 центов (то есть 6—12 рублей).

На лотках цены взвинчиваются в несколько раз. Самая скромная стоимость импортного цветка — 70 рублей. Подмосковные розы тоже продаются. По цене они доступнее импортных (40—50 рублей), но по качеству хуже. Точнее — еще хуже, чем импортные, которые, если подходить к делу с умом, можно хранить по нескольку месяцев. Даже на залежалый товар цены кусаются. Принцип коммерсантов — лучше выбросить, чем дешево продать. Обхожу несколько лотков. Везде одно и то же — девять из десяти цветков дышат на ладан.

Цветочные продавцы считают особым шиком впаривать богатеньким буратинам полуувядшие букеты за большие деньги. Это — хорошая прибавка к зарплате. (Она у продавцов довольно скромная — 60—70 рублей в день). Иногда на продавщиц за обсчет заводят уголовные дела, а три года назад несколько обманщиц даже парились в Бутырке. Но это — редкое исключение из правил. Тогда продавщицам просто не повезло: подставили конкуренты.

Кстати, о конкурентах. По нашим сведениям, сейчас цветочный рынок в столичном метро делят три группировки. И борьба между ними идет не на жизнь, а на смерть. Еще бы: доходы от бизнеса того стоят. День торговли на “Пушкинской” или “Арбатской” приносит владельцам цветочного лотка 10—12 тысяч рублей. На День Святого Валентина, 1 сентября и 8 Марта — в 3—4 раза больше.

Игра в очки

— Что посоветуете? — спрашиваю у торговки очками на станции “Октябрьская”.

— Возьмите эти, — тычет она пальцем. — Недорогие, 250 рублей, но хорошие.

В ходе общения выясняется, что линзы сделаны не из стекла, а из медицинского пластика. Продавщица читает лекцию о том, что за очками из пластика большое будущее. И не бьются, и легкие, и дешевые. Но еще лучше, по ее словам, приобрести очки “в дырочку”: “Глаза в них просто отдыхают!”

— А сертификат на очки есть?

— Вы что, мне не доверяете? — торговка делает большие глаза. — Нас даже ревизоры редко проверяют: знают — фирма надежная.

А зря не проверяют. Очки, продающиеся в метрополитене, в основном китайского производства.

— Линзы очков, которые продают на лотках в метро, не имеют никаких лечебных свойств, — говорит медицинский оптик Геннадий Марков. — Наоборот, ими можно еще больше испортить зрение. В этих очках не делается центровка, то есть не учитывается расстояние между зрачками. Поэтому глаза, извините за откровенность, или собираются в кучку, или разбегаются в разные стороны. Через два-три года косоглазие обеспечено. Самые безобидные проявления от ношения таких очков — повышенное давление и головная боль. Очки с дырочками, которые продавщица предлагала вам купить, тоже вредны для глаз. “Дырочки” в них нарисованы с бухты-барахты, из-за этого глазным мышцам приходится работать с удвоенной силой. А от очков-“хамелеонов” может быть ожог роговицы.

Между прочим, получить лицензию на торговлю медицинскими товарами (к ним относятся и очки) достаточно сложно. Нужно представить целый ворох документов. Ну а как получить лицензию на торговлю “липой”, совсем уж непонятно. Однако метрополитеновские “очковтиратели” как-то получают. И мало того — еще и успешно втюхивают свой товар народу. Но проверки “фирмачам” не страшны: по данным “МК”, контору держит высокий босс из силового ведомства. Поэтому “очковое гнездо” ревизоры обходят за километр.

Старики и “разбойники”

После взрыва в переходе на “Пушкинской”, если кто забыл, мэрия решила побороться с терроризмом. Поговаривали даже, что торговлю под землей могут совсем запретить. Правда, дальновидные коммерсанты этим слухам не верили и только посмеивались. Они знали: пошумит городская администрация — и успокоится. Так и получилось. Единственные, на ком отыгралась мэрия, — пенсионеры, которые торгуют газетами. Старикам и инвалидам пришлось сильно понервничать.

В начале зимы инспектора из Департамента потребительского рынка, размахивая распоряжением №1168-РП от 27 ноября 2000 года, начали гонять пенсионеров из переходов. Однако старики и не думали сдаваться. Они накатали жалобные письма в мэрию и редакции газет. Под давлением общественности городская администрация решила оставить пенсионеров в покое. В марте мэр подписал постановление о регистрации продавцов, которые торгуют с рук газетами-журналами.

— Это постановление не ущемляет права пенсионеров, — сказал главный специалист Комитета по телекоммуникациям и СМИ г-н Костюченко. — Наоборот, оно им только на пользу. Потому что торговля печатными изданиями с рук и лотков теперь наконец-то легализована.

Что же, прежде она была вне закона?

— Да. Дело в том, что в метро и подземных переходах разрешена только торговля из киосков, — пояснил г-н Костюченко. — А сейчас для продавцов газет и журналов сделали исключение. Кстати, остальные предприниматели, которые реализуют товар с рук и лотков, занимаются этим абсолютно незаконно.

Вот так номер! А как же разрешения на торговлю, которые есть у всех лоточников? Ведь на каждом из них стоит подпись главного “подземного” начальника г-на Гаева или его заместителей. Получается, метрополитен сам идет на нарушение закона?

Однако получить комментарий по этому поводу из первых рук мне так и не удалось. Г-н Гаев разговаривать с корреспондентом “МК” отказался. А пресс-секретарь столичного метрополитена каждый раз, когда я задавала ему вопрос о лоточной торговле, просил перезвонить через полчаса. И тут же ставил свой телефон в режим автоответчика.

Выше “крыши” не прыгнешь

Еще одна деталь, выявившаяся в ходе журналистского расследования. Оказывается, ни один предприниматель не может арендовать киоск или палатку напрямую у метрополитена (!). Все торговые места метро сдает в аренду десяти посредническим конторам. В основном их держат: бывшие милиционеры, чиновники из властных структур, друзья метрополитеновских начальников и просто люди, приближенные к начальству подземки. И уже они распоряжаются, кому сдать киоск или лоток в аренду. На бумаге — все законно, по сути — криминально. И не просто выгодно — а выгодно фантастически.

Официальная стоимость торгового места в метро — от 3 до 4 тысяч рублей в месяц. Однако реально за точку опрошенные нами хозяева платят от 10 до 150 (!) тысяч. Денежные расчеты происходят по обкатанной везде в Москве схеме. Через кассу проходит официальная стоимость аренды, остальные деньги передаются из рук в руки. Перемножив примерное количество подземных торговых точек на “черный” тариф, мы получили фантастическую цифру. Предприниматели отстегивают посредническим фирмам (фактически — “крышам”, связанным с чиновниками метрополитена) минимум 3 миллиарда рублей в год (больше 100 миллионов долларов). Понятно, что оседают они совсем не в казне метрополитена, который, судя по официальным отчетам, беден как церковная крыса.

Например, официальная прибыль от торговли и рекламы в подземке — всего 1,5 процента от всех доходов метрополитена. А деньги, которые пассажиры оставляют в кассах, дают почти 90%. Немного помогает и городской бюджет — около 8%. Но так или иначе выходит, что метро почти полностью живет за наш с вами счет. Впрочем, в метрополитене этим даже кичатся: спасибо, говорят, пассажирам. С торговли, дескать, все равно много не возьмешь. От нее только толчея и мусор.

Но если это и мусор, то мусор золотой...

Нехитрые расчеты показывают: если б деньги, которые сдирают с предпринимателей, шли в казну государства, метро могло бы перевозить всех своих пассажиров в два, в три раза дешевле, если вообще не бесплатно... Но, как говорят сами коммерсанты, система распределения теневых доходов в метро настолько устойчива, что ее не то что развалить — даже чуть изменить никто не позволит. Это — море крови и горы трупов.

Чтобы порочная система не так бросалась в глаза, в торговом клондайке под названием “метрополитен” городские власти периодически “наводят порядок”. Собирается комиссия, проводит десяток рейдов и отчитывается перед Лужковым: штрафы собраны, торговля упорядочена. Так же периодически за подписью московского мэра выходят распоряжения с перечнем товаров, которые можно продавать под землей. Иногда в этом перечне что-то меняется. (Сейчас, например, запретили продавать спички и петарды.) Но есть товары, к которым столичная администрация неизменно лояльна. Это... Впрочем, вы сами знаете. ("Московский комсомолец", 11.05.2001)

<< предыдущая статья     оглавление     следующая статья >>