"КУПЛЮ СТРУЮ КАБАРГИ"

<< предыдущая статья     оглавление     следующая статья >>
"КУПЛЮ СТРУЮ КАБАРГИ"

Судьба сибирского маленького оленя как зеркало чиновного произвола

РЕЙДОВАЯ бригада Иркутского областного охотничьего управления, недавно вернувшаяся из Тофаларии, самого удаленного и труднодоступного уголка Иркутской области, до сих пор приходит в себя от шока: в какой только двор или зимовье ни заглядывали инспекторы - везде обнаруживали остатки и даже целые туши кабарги. Висели на гвоздях головы, которые, по всей видимости, готовились для сувениров, валялись окровавленные шкуры, отдельно лежали клыки.

Сегодня не только в горно-таежной Тофаларии, но и в других сибирских регионах развернулось крупномасштабное уничтожение маленького оленя. Его нещадно бьют из ружей, ловят петлями и в соседнем Красноярском крае, и в Бурятии - словом, везде, где только водится это грациозное животное. Не бьет и не ловит кабаргу разве что отъявленный лежебока. Браконьерить в тайгу идут и седовласые отцы семейств, и те, кого общество привычно называет "бичами". Последние, сбиваясь в стаи, вообще не ведают жалости и живут лишь одним днем.

Чем же так провинилась кабарга перед человеком? Все несчастье оленька, далеким родственником которого является жирафа, - в мускусной железе самцов, в так называемой струе. Потрясающие свойства кабарожьей струи фиксировать запахи и обрекло копытного на постоянное преследование со стороны человека. Это ценнейшее качество мускусного мешка открыли еще древние арабы. Свою лепту внесли и медики стран Юго-Восточной Азии, применяющие струю в медицине. Чуть позднее к ним присоединились западные фармакологи: без кабарожьей струи очень трудно добиться стойкости запаха в самых изысканных и дорогих духах. Кроме того, струя, по признанию специалистов, - мощный биостимулятор, значительно повышающий, например, мужскую потенцию. Сегодня практически в каждой сибирской или дальневосточной местной газете через номер натыкаешься на объявление: "Куплю струю кабарги".

Такой спрос просто не мог не привести к нынешним масштабам охоты. За каждый грамм кабарожьего мешочка дельцы готовы платить по три доллара - таким образом, мускусная железа самца приносит добытчику сто и более "зеленых". В еще большем выигрыше оказывается бизнесмен, который находится в конце цепочки, поскольку в азиатских странах стоимость грамма струи начинается от пятидесяти долларов.

В Иркутском управлении по охране, контролю и регулированию охотничьих животных резкий всплеск интереса к кабарге напрямую связывают с ситуацией на внешнем рынке и неблагоприятными социально-экономическими условиями жизни. По мнению начальника отдела этого управления Юрия Яковлева, безработица выталкивает людей в тайгу. В той же Тофаларии добыча кабарги - основной вид заработка местного населения. Соболя здесь мало, а потому наиболее ценным видом промысловых животных является маленький олень.

Не отстают от жителей Тофаларии и в других населенных пунктах, примыкающих к Присаянью. Браконьеры добывают копытного зверька в основном петлями, расставляя их на кабарожьих тропах. При этом в ловушки попадают не только самцы как желанный вид охоты, но и самки с молодняком, которые добытчику просто не нужны, поскольку мясо этих животных обычно человеком не используется. Охотник, к примеру, может его пустить разве что на корм собакам. Все дело, как поясняли мне знатоки, в неприятном привкусе.

Такой резкий охотничий пресс, безусловно, сказался на численности. Сейчас, по мнению охотоведов, кабарга осталась лишь в далеких недоступных местах. Вокруг же населенных пунктов по оленьку прошлись косой, да так, что специалисты забили тревогу. По данным опроса тофаларских охотников, за последние пять лет численность кабарги на их участках сократилась в два раза. Примерно та же пропорция и в других районах Иркутской области, где обитает кабарга. Но на этом неприятности не заканчиваются.

Последствия тотального уничтожения животного будут сказываться очень долго еще и потому, что нарушена половозрастная структура стада. Раньше, по данным заведующего отделом природоохранного просвещения Байкало-Ленского заповедника кандидата биологических наук Семена Устинова, соотношение особей мужского и женского пола оценивалось как один к одному, сейчас же самцов практически повыбили, а это уже ведет к вырождению популяции. Если ситуация сохранится, то, по мнению экспертов, этот вид оленей попадет в разряд исчезающих.

Проблема еще в том, что сейчас никто толком не знает настоящей численности кабарги в Восточной Сибири. Заниматься учетом должны охотничьи хозяйства и районные охотоведы, но эти работы, по признанию сотрудников облохотуправления, проводятся достаточно формально, поскольку нескольким егерям не под силу охватить закрепленные за ними обширные территории. По этой же причине ослаблен и контроль. Ежегодно управление дает лицензии на добычу 550-600 голов кабарги, но сколько ее добывается на самом деле - приходится только гадать. На этот вопрос уже знакомый нам Юрий Всеволодович Яковлев робко предположил, что лимит перебирается раза в два.

Региональные власти, похоже, в целом представляют серьезность положения. Как заявил корреспонденту "НГ" начальник департамента по охране окружающей среды и природопользованию администрации Иркутской области Александр Васянович, в этом году из средств областного экологического фонда будет выделено 300 тыс. руб. на организацию контрольного учета численности кабарги, поскольку на федеральный бюджет надеяться не приходится. Учетные работы помогут наметить ряд конкретных мер. Вполне возможно, что на некоторых территориях введут запрет на добычу этого вида оленя.

Борьбу с браконьерством, как всегда, усложняет не только труднодоступность мест обитания кабарги - от этого никуда не денешься, но и постоянный недостаток средств. За один рейд можно израсходовать квартальный лимит ГСМ, а пешком много не находишься. Сложность выявления нарушения законов охоты заключается еще и в том, что браконьер не охотится с ружьем. Начальник межрайонного отдела УБЭП УВД Иркутской области подполковник Алексей Бархатов по этому поводу выразился кратко: "Человека, идущего по тайге лишь с топориком в рюкзаке, нельзя привлечь к ответственности, его нужно, как и взяточника, поймать за руку. Судите сами, насколько это легко".

Впрочем, положение с кабаргой еще не так безнадежно, оно поправимо. По мнению специалистов, во-первых, нужно усилить контроль за охотничьми угодьями, для чего изыскать и выделить дополнительные материальные ресурсы. И, во-вторых, создать охраняемый природный заказник в местах концентрации кабарги, который бы стал для этого животного естественным резерватом для дальнейшего расселения. Если не сделать этого в ближайшее время, то кабаргой можно будет любоваться только в музеях. Ее постигнет та же участь, что и снежного барса, когда-то обитавшего в Присаянье. В лучшем случае встречи с кабаргой на таежной тропе станут совсем редкими. ("НГ-Регионы", 15.05.2001)

<< предыдущая статья     оглавление     следующая статья >>