РЭКЕТ В ПОГОНАХ

<< предыдущая статья     оглавление     следующая статья >>
РЭКЕТ В ПОГОНАХ

В последнее время борьба со взяточничеством у нас заметно оживилась. Недели не проходит, чтобы суды не рассматривали подобных дел или работники правоохранительных органов не предъявляли новых обвинений.

В один день с поличным взяты сразу два директора Липецкого и Добровского рыбхозов, обогащавшиеся за счет сдачи в аренду прудов, а также один из командиров воинской части, за мзду освобождающий солдат от службы в Чечне. Областным судом вынесены приговоры чиновникам областной администрации, преподавателю Елецкого педагогического института, сегодня на скамье подсудимых находятся директор Липецкого учебно-курсового комбината и преподаватель Липецкого педагогического института. А недавно приговор прозвучал для работника Липецкого городского УВД.

Милиционер Игорь Воробьев совершенно искренне считал себя честным человеком, у которого возникли финансовые проблемы. В последнее время два таких понятия почему-то в основном оказываются тесно взаимосвязаны. Но в причинных связях этого явления капитан Воробьев глубоко не копался, поскольку по роду своей деятельности он был практиком, а не теоретиком.

О том, чтобы брать взятки, капитан Воробьев не думал. Как блюститель порядка он отлично знал, что дело это подсудное и постыдное. Однако, опять же по устоявшейся в последнее десятилетие практике, взятка и работа сегодня тоже нередко взаимосвязаны. "Охраняют" ведь некоторые бравые спортсмены киоски и павильоны и стригут себе спокойно деньги с частных предпринимателей, чтобы к ним другие такие "защитники" с подобным предложением не лезли. А работы-то у них - всего-навсего приехать за деньгами. Милиционер же может более "весомые услуги оказывать". Например, в упор не видеть различные правонарушения. Или договориться о внезапной близорукости зоркого коллеги. Подобную "работу" Игорь Воробьев организовал себе сам.

Год назад приказом начальника УВД Липецка его назначили на должность инспектора отдела по организации борьбы с правонарушениями в сфере потребительского рынка и исполнения административного законодательства. Обязанности свои Воробьев знал хорошо и нарушения, как говорится, улавливал с лету.

13 июля 2000 года вместе со своей знакомой М. Гончаровой они зашли в магазин-склад "ЧП Горбунов", что располагался в "Виоле" в 19 микрорайоне, за аудиокассетами. Гончарова сама являлась частным предпринимателем и кассеты покупала для перепродажи. Она отобрала товар, Воробьев протянул пятисотку, продавец отсчитала сдачу и, как потом пояснит суду, "только собиралась пробить чек, как вдруг покупатель неожиданно вынул удостоверение работника милиции и заявил, что допущено правонарушение: чек за купленный товар не пробит". Продавец в торговле была новичком, она смутилась, стала извиняться. А когда попыталась исправить свою ошибку, покупатель-милиционер схватил ее за руку:

- Поезд ушел. Составим протокол об административном нарушении. - И в качестве понятых пригласил двух других покупателей. Перепуганный продавец, признавая справедливость предъявленных требований, ожидала, что ей дадут копию этого документа, оштрафуют ее или хозяина магазина. Но милиционер только попросил передать владельцу магазина номер своего служебного телефона.

Узнав о происшедшем, владелец магазина В. Горбунов расстроился. Но по телефону позвонил. Разговор получился несколько сумбурным, и из него предприниматель понял одно: платить придется, и возможно много. Конкретные предложения работник УВД предложил обсудить при личной встрече. Горбунов обратился за советом в фирму "Импульс", с которой у него был заключен договор на консультационное и охранное обслуживание.

- Взятка либо рэкет, - пояснили там. - Советуем записать весь разговор на портативный магнитофон. Будут вымогать деньги.

На Центральный рынок, где у милиционера находился служебный кабинет, коммерсант явился под вечер, но разговаривать с ним в своем кабинете Воробьев не захотел, предложил выйти на балкон. И здесь работник правоохранительных органов стал перечислять ему многочисленные правонарушения, обнаруженные им в магазине, и называть суммы штрафов за них. Только один из них, по его словам, "тянул" на 100 минимальных окладов труда.

- Нельзя ли обойтись без протокола? - естественно, поинтересовался предприниматель. На что милиционер охотно откликнулся:

- Можно. Сколько у тебя с собой денег?

- Пятьсот рублей сотнями и несколько десяток.

- Давай сотни, а десятки оставь на бедность, - смилостивился тот. Вокруг ходили люди, предприниматель взятки давать не привык и конфузился. Заметив это, Воробьев подбодрил его:

- Не бойся. В случае чего скажем, что я у тебя взял взаймы. Кстати, о займе. Не мог бы ты дочери женщины, с которой я приходил, кассеты в долг отпускать? Она расплатится, не сомневайся. И вообще я человек для вас очень нужный, всегда помогу, когда следует, но за проценты от оборота не работаю, только за твердую сумму, рублей в 1000 - 1500 в месяц.

- Побойся Бога, мы две недели как открылись, подобный договор уже заключили с одной фирмой и всего за 300 рублей, - попробовал было возразить Горбунов. Но потом смирился: - Подобные вопросы нужно решать не со мной, а с моим партнером - Григорием Шифриным из Ростова, он финансирует предприятие и поставляет кассеты в магазин.

- Так ты позвони ему, чтоб приехал, - скомандовал Воробьев, засовывая деньги в карман. - А кассеты девушке в долг все-таки давай.

Пришлось Горбунову звонить в Ростов, вызывать Шифрина. А заодно, сразу после встречи, он и в "Импульс" заглянул. Руководитель "Импульса" посоветовал ему сразу же зайти в Службу безопасности управления внутренних дел области, что Горбунов и сделал. В УВД с жалобой на "покровителя в погонах" обратился и приехавший через четыре дня Григорий Шифрин. Разговор между ним и Воробьевым был кратким:

- Хочешь работать на липецком рынке - плати. К пятому числу каждого месяца готовь тысячу.

Первую тысячу рублей Шифрину пришлось выложить там же, в гостинице "Липецк", спустя месяц. А 26 сентября в помещении магазина "Виола" Воробьев вновь получил от Шифрина взятку - еще одну тысячу рублей. Вот только все встречи ростовского бизнесмена с липецким капитаном проходили под контролем милиции, поскольку искренне возмущенный поведением милиционера Шифрин дал письменное согласие сотрудничать с правоохранительными органами, в том числе с использованием технических средств.

Всего таких встреч было три. Разговоры "покровителя торговли" с его подопечными записывались на пленку, а некоторые встречи снимали видеокамерой. 26 сентября Шифрин написал письменное заявление о привлечении вымогателя в погонах к уголовной ответственности. В его присутствии принадлежащую ему тысячу пометили специальным красителем и вручили по акту, переписав номера купюр. Эти деньги он отдал капитану Воробьеву в помещении склада-магазина. Тот спокойно положил "зарплату" в карман кожаной куртки. А через несколько минут в магазин вошли оперативники и задержали своего коллегу. Физико-химическая экспертиза доказала, что на руках Воробьева и клапане кармана его куртки в ультрафиолетовых лучах обнаружен тот самый специальный краситель "Светлячок", который нанесли оперативники.

Следователю Воробьев признался в получении 500 рублей от Горбунова и 2000 рублей от Шифрина, но на суде категорически отказался назвать это взятками.

- Суммы резко увеличены, - заявил он. - Кроме того, я просто брал в долг и иногда забывал его отдать.

Такой же забывчивостью, как выяснилось, страдала и дочь Гончаровой. Получив на реализацию аудиокассеты, она забыла вернуть в склад-магазин свыше 500 рублей. Уголовное дело капитана Воробьева рассмотрел в середине марта областной суд под председательством Татьяны Фроловой. Он пришел к выводу, что показания Воробьева непоследовательны, противоречивы и не соответствуют иным собранным по делу доказательствам.

P.S. Вина подсудимого в неоднократном получении взяток была полностью доказана. Но, учитывая тот факт, что капитан Воробьев впервые привлечен к уголовной ответственности, на иждивении у него находится несовершеннолетний ребенок, а сам подсудимый страдает несколькими серьезными заболеваниями, суд приговорил Игоря Воробьева к 4 годам лишения свободы с отбыванием наказания в колонии строгого режима. А 1500 рублей, как средство незаконного обогащения, бывшему милиционеру придется отдать в доход государства. ("Провинциальный Репортер" (Липецк), 04.04.2001)

<< предыдущая статья     оглавление     следующая статья >>