УБИЙСТВЕННЫЕ АРГУМЕНТЫ

<< предыдущая статья     оглавление     следующая статья >>
УБИЙСТВЕННЫЕ АРГУМЕНТЫ

Омский преступный мир, вдохновляемый местной оппозицией, вступил в огнестрельную полемику с областной властью.

Выстрелы на улице Декабристов

Омск до сих пор не оправился от шока. На рынках и в автобусах, в пивных и у обменных пунктов - всюду все разговоры об одном: кто стрелял? Кем заказано? Чего добивались организаторы и исполнители?

22 марта было совершено покушение на первого вице-губернатора Омской области Андрея Голушко. Около 8 часов утра на улице Декабристов его служебную "Волгу" догнали синие "Жигули" первой модели. Поравнявшись с машиной чиновника, бандиты открыли стрельбу из автомата и скрылись. Получив три пули в голову, водитель "Волги" Анатолий Гончаров скончался на месте. Андрей Голушко был ранен в голень и предплечье, его доставили в больницу и тотчас прооперировали.

Эти автоматные очереди с кошмарной наглядностью располосовали политическое пространство Омска на две территории, и без того не являвшие признаков мирного сосуществования. "Люди, совершившие покушение на Голушко, - заявил по местному телевидению губернатор Леонид Полежаев, - стреляли в политику администрации Омской области, направленную на борьбу с водочной мафией, коррупцией и наркобизнесом". На эти слова тут же отреагировали омские коммунисты в своей газете "Красный путь": "Оказывается, заявляет губернатор, преступники целились в... его политику! С присущей ему "скромностью" губернатор соловьем воспел предпринятые им "серьезные усилия по наведению порядка".

Таков был ответ проповедников красного пути на заявление губернаторской пресс-службы о "сращивании криминальных структур с оппозиционными силами, которое проявляется все очевиднее".

Версии

"Андрей Иванович еще не вполне окреп. Делиться подробностями происшедшего удовольствия ему не доставит. Поэтому будьте деликатны. На беседу вам 20 минут".

Торговаться бессмысленно - 20 так 20. И двое омоновцев в камуфляже и с автоматами провожают меня на госдачу, куда на днях перебрался из больничной палаты Андрей Голушко. Он в шортах и майке навыпуск, высокого роста, грузный, необъятный, очень похож на адвоката Андрея Макарова, выглядит старше своих 34 лет. На правой ноге - шина, правая рука в гипсе. Он полулежит в широком кресле, попивает чай и дает первое, после того что с ним случилось, интервью.

- До того злополучного утра вам угрожали?

- Нет, прямых угроз ни разу не было. Даже странно, никто не звонил, не делал никаких намеков.

В администрации области Андрей Голушко курирует финансово-бюджетную политику, внешнеэкономические связи, вопросы собственности. Кроме того, возглавляет областную чрезвычайную комиссию по укреплению налоговой и бюджетной дисциплины. До того как занял пост первого вице-губернатора, был депутатом областного законодательного собрания, где руководил комитетом по собственности. Ранее занимался бизнесом - владел холдинговой компанией "Акция".

- Вы не связываете эти выстрелы с вашей коммерческой деятельностью?

- Я коммерцией больше не занимаюсь. 3 июля 1997 года, в день вступления в должность, передал свои акции в доверительное управление, как и положено госчиновнику. Нет, не думаю, что стреляли в меня как в бизнесмена.

- А как в кого, по-вашему?

- Скорее всего и наверняка - как в первого заместителя главы областной администрации, курирующего бюджет и финансы. Я многим тут сильно мешаю. В Омске более тридцати оптовых точек, неподконтрольных налоговым органам. Городские прилавки заполнены левой продукцией. Нелегальный оборот алкоголя, теневая розничная торговля процветают. Короче, муниципальной властью созданы параллельные, не поддающиеся никакому учету финансовые потоки. А попытки областного руководства сломать эту систему натолкнулись на сопротивление...

Дело о покушении на Андрея Голушко ведет областная прокуратура, оперативное обеспечение осуществляют Управление ФСБ по Омской области и областное УВД.

"Покушение на Голушко, мы полагаем, было обусловлено его должностным положением, - сообщил в интервью "Известиям" начальник областного УВД Виктор Камерцель. - Как частное лицо он вряд ли мог стать мишенью для преступников. А как жесткий и последовательный проводник губернаторской политики - да, весьма вероятно"

Прокурор области Виктор Гринь склоняется к тому же: "Политическая и экономическая подоплека этого уголовного дела все более очевидна. Появились веские основания искать заказчиков покушения среди наркодельцов, главарей водочной мафии, крупных налоговых неплательщиков и крупных банкротов. Что же касается исполнителей, то взят их след. Найдено примененное ими оружие, обнаружено кое-что из их одежды. Определенно сказать, что орудовали профессионалы, пока не могу. Есть элементы тщательно спланированного преступления, а есть и признаки спешки, непродуманных действий..."

Впрочем, омские сыщики задаются теперь и вопросом: не являются ли "признаки спешки" признаком расчетливой неторопливости? А "непродуманные действия" - результатом глубокой продуманности? Из материалов дела явствует: нанятым "мокрушникам" никто не мешал довести свою работу до конца. Убивали или пугали? - вот загадка. Если хотели убить, то контрольный выстрел в голову, согласно "технологическим стандартам", был бы Андрею Голушко гарантирован. Если же пугали, то, выходит, не столько его самого, сколько прежде всего губернатора.

"Стреляли в политику областной администрации", - повторил в беседе со мной Леонид Полежаев.

Что за политика, однако?

Наркоторговцев - к высшей мере

26 марта в центре Омска, в питомнике декоративной культуры, на глазах возбужденной толпы, жаждущей зреть совершаемое возмездие, путем показательного сожжения на костре приводился в исполнение судебный приговор по делу о незаконном распространении наркотиков. Нет, в потемки средневековья с публичными казнями наркобаронов областная власть не ринулась. Кому положено - отбывают свой срок обычным порядком. Но последней строкой приговора предписано: "Вещественные доказательства... уничтожить". И вот при широком стечении публики предаются огню 620 кг марихуаны, 23 кг психотропных веществ, 15 кг опия-сырца... Работают телекамеры. Студенты и школьники машут плакатами: "Наркодельцов - под суд!", "Губернатор, бей наркобизнес!"...

Да, это кампания. Губернатор объявил 1999-й годом борьбы с наркомафией. Потому что уже невыносимо. Область граничит с Казахстаном, куда транзитом из Пакистана и Афганистана прибывают тонны кокаина, героина, маковой соломки... В их перевалочную базу и превратился Омск. Отсюда через Транссиб наркотики распространяются на восток и на запад России. В самом Омске количество зарегистрированных наркоманов за последний год увеличилось вдвое. По данным Управления по борьбе с незаконным оборотом и распространением наркотиков областного УВД, уже в этом году зафиксировано 2593 преступления на почве наркобизнеса, изъято из обращения 708 кг наркотических веществ, за операции с этим зельем привлечено к уголовной ответственности более 2 тысяч человек.

Хронология событий, предшествующих выстрелам, прогремевшим 22 марта, такова.

1 марта Леонид Полежаев подписал распоряжение о создании областной чрезвычайной комиссии по борьбе с незаконным оборотом и распространением наркотиков и сам ее возглавил.

17 марта омский губернатор произвел сенсацию в Совете федерации, призвав применять к наркодельцам "самое жесткое наказание - вплоть до смертной казни". "Регионы не должны биться с этим страшным злом поодиночке", - обратился Полежаев к коллегам. И получил поддержку. Было принято решение на одном из ближайших заседаний учредить координационный комитет по подготовке и проведению одновременно с выборами в Думу общероссийского референдума об ужесточении наказания за производство, распространение и сбыт наркотиков.

"Полежаев замахнулся на наркомафию, как никто еще до него на государственном уровне, пожалуй, не замахивался, - сказал начальник Управления по борьбе с незаконным оборотом и распространением наркотиков областного УВД Анатолий Деревянко. - Он бросил ей вызов. И получил симметричный ответ".

"Приступить к процедуре банкротства"

Еще одна версия, не лишенная логики: полежаевскую команду взяли под прицел водочные магнаты, промышляющие теневым сбытом сорокаградусной. Иные из них оказались к тому же и крупными должниками. Это с ними 19 марта, за два дня до выстрелов, Андрей Голушко повел суровый разговор на заседании чрезвычайной комиссии. Кормиловскому заводу, задолжавшему в федеральный бюджет 49 миллионов 170 тысяч рублей, первый вице-губернатор посулил арест имущества и продукции.

С пивзаводом-банкротом "Волочаевский" (кредиторская задолженность в 11 раз превысила дебиторскую и вдвое - активы предприятия) Голушко разобрался на заседании ЧК еще круче: "Наложить арест, чтобы ничего не утекло, иначе к следующей встрече могут остаться только стул и ручка... Заберем в государственную собственность. Арест наложить в понедельник".

В понедельник в Андрея Голушко стреляли.

Линия фронта - бюджет

"У городской власти рыльце... нет, рыло в свежей крови". И это - в прямом телеэфире. Кто? Вам нипочем не угадать. Интеллигентный, деликатнейший, каким все его помнят, Алексей Казанник. Он тут ныне вице-губернатор.

До какой же температуры все накалилось между мэрией и областной администрацией, если доктор юридических наук, бывший генпрокурор, неплохо, надо думать, понимающий, что такое презумпция невиновности, режет такое с экрана!

Мэр Омска Валерий Рощупкин - главный политический оппонент Леонида Полежаева. Коммунистический горсовет, вся левая оппозиция ведут Рощупкина к намеченным на декабрь губернаторским выборам. Но казна не пускает. 24 процента городских денег в консолидированном бюджете области на 1999 год - это, сказал мне Рощупкин, дискриминация. О том, что бюджетная немощь (а значит, долги по зарплате, перебои с теплом, транспортный паралич и т.п.) способна развеять в прах какие угодно предвыборные декларации, провозглашаемые городским головой, - об этом мэр не обмолвился.

Ему нужна поддержка горожан. Но в феврале-марте прекратили работу врачи городских поликлиник, провели шестидневную массовую голодовку работники "Скорой помощи". И вот самое свежее: направляясь на встречу с главой города, я столкнулся с пикетом у здания мэрии. Шумела толпа. Голосили плакаты: "Валерий Павлович! Мы вам больше не верим. Уйдите!", "Господа из мэрии, где наша зарплата?"

На последний вопрос отчасти ответила Контрольно-счетная палата законодательного собрания области. Как сообщил "Известиям" ее председатель Владимир Пайор, проведенная специальной комиссией проверка обнаружила нецелевое расходование 273,129 млн рублей из городской казны. Из них 3,217 млн ушло на финансирование местной оппозиционной прессы.

Другой плакатный возглас: "Валерий Павлович! Куда вы дели 131,604 тысячи долларов бюджетных денег?" - пока безответно повис в воздухе. Но депутат горсовета Александр Цимбалист уже направил мэру официальный запрос: "В каких бюджетных или иных источниках Вы нашли 131 604 доллара США на так называемые

исследовательские мероприятия, произведенные московским ЗАО "Агентство "Бона Фиде"?" Как мне стало известно, фирма "Бона Фиде" проводит консультирование отнюдь не по проблемам, "направленным на создание инвестиционной привлекательности Омска", а занимается "вопросами проведения информационных кампаний через ведущие российские СМИ". В связи с этим возникает вопрос: какое отношение услуги этой фирмы имеют к решению жизненно важных проблем омичей?"

Эти бюджетные распри, этот уже буквально пороховой воздух омской политики до сих пор будоражат город, втягивая обывателей в вязкую тину пересудов, гаданий, домыслов насчет заказчиков покушения на Андрея Голушко и преследуемых ими целей. Ни на чем не настаивая, никого и ни в чем не уличая, местная газета "Крестьянское слово" поделилась сухим наблюдением: "Следует отметить, что выстрелы прозвучали за день до решающего обсуждения проекта бюджета-99 в законодательном собрании области".

Игры на крови

"Покушение на Голушко - большой подарок Полежаеву, - сказал Валерий Рощупкин. - Он теперь наживает на этом политический капитал". Газета "Красный путь" - о том же: "Если следовать их (губернаторских сторонников. - В.В.) логике, т.е. определять, кому случившееся выгодно, то получается, стрелял в Голушко... сам Полежаев. Ведь именно он постарается извлечь из сего максимальную выгоду..."

Где-то что-то подобное мы недавно уже слышали. Ну да, над гробом Галины Старовойтовой. Из уст коммунистических предводителей, считающих, что демократы извлекают выгоду из убийства их же товарища. И вот опять. Игры на свежепролитой крови все увереннее входят в российский политический обиход, как ранее вошли заказные убийства. Ведь политический "отморозок", готовый все, хоть мать родную, приспособить к прениям по вопросу о власти, в сущности, мало чем отличается от мастера огнестрельной полемики, когда тот берет автомат, вставляет полную обойму и веером от живота выкладывает свои последние аргументы.

Омск - Москва /ИЗВЕСТИЯ (РОССИЯ),17.04.1999/

<< предыдущая статья     оглавление     следующая статья >>