КОРРУПЦИЯ ОСТАЕТСЯ БЕЗ ПРИСМОТРА

<< предыдущая статья     оглавление     следующая статья >>
КОРРУПЦИЯ ОСТАЕТСЯ БЕЗ ПРИСМОТРА
Теперь только в ноябре, с месячной задержкой, Совет безопасности должен обсудить комплекс государственных мер по борьбе с коррупцией. На Совбезе планировалось объявить о создании специализированного антикоррупционного органа. После чего президент должен был внести в Госдуму проект закона о борьбе с коррупцией. Эксперты видят причину отсрочки в так называемой «войне силовиков».
Заседание Совбеза, по данным «НГ», могло состояться уже 8 октября, но было отложено на ноябрь, хотя все документы к нему находились в почти полной готовности. Ими, как уже писала «НГ», занималась специально созданная Владимиром Путиным еще в феврале межведомственная рабочая группа (МРГ) под руководством помощника президента Виктора Иванова. Срок ей сначала был дан до 1 августа 2007, но затем продлен до 1 июля 2008 года. МРГ справилась с поставленными задачами к началу осени, подготовив и государственную концепцию борьбы с коррупцией, и проект соответствующего федерального закона.
Во всех этих документах, отмечают источники, проводится мысль: России необходим специализированный государственный орган по борьбе с коррупцией, возможно, образованный по уже отработанному образу и подобию Национального антитеррористического комитета (НАК). То есть будущий антикоррупционный комитет должен быть прежде всего политическим и управленченским органом, а оперативной работой будут по-прежнему заниматься правоохранительные органы.
Различные источники «НГ» сообщили как официальную версию переноса судьбоносного мероприятия, так и настоящую его причину. «Это техническое решение, связанное всего лишь с графиком президента», – заметил «НГ» собеседник в окружении одного из членов МРГ. По его словам, глава государства из-за большой занятости просто не смог принять участие в заседании Совбеза.
«А так документы все уже составлены, проект закона о борьбе с коррупцией находится у президента, в его подготовке принимала непосредственное участие руководитель ГПУ Лариса Брычева, так что никаких проблем нет», – подчеркнул этот источник. Соавтор закона о коррупции и претендент на должность одного из руководителей нового органа депутат Думы Михаил Гришанков тоже утверждает: причины переноса – чисто технические.
В противовес ему другой конфидент «НГ», имевший возможность в последнее время пообщаться с некоторыми высокопоставленными деятелями администрации президента, сообщил: «Задержка, как всегда, произошла из-за кадровых и структурных проблем – похоже, в Кремле решили не создавать большого антикоррупционного монстра, потому что в нынешних условиях непонятно, кого можно на него назначить». Источник «НГ» подчеркнул, что все это связано именно с жестким противостоянием между так называемыми силовиками в самом ближнем окружении Владимира Путина. По его словам, «скорее всего тема борьбы с коррупцией будет оставлена самому Совбезу, но статуса межведомственного органа он все-таки не получит».
Корреспондент «НГ» поинтересовался, когда же может быть внесен и, соответственно, принят проект закона о борьбе с коррупцией. Ответом было напоминание, что решение об образовании НАК и обсуждение кадрового вопроса заняли примерно полтора года, в течение которых уже одобренный в первом чтении законопроект о противодействии терроризму лежал без движения. «Закон – это момент технический, но принят он тем не менее может быть только после того, как решены все основные вопросы», – заметил собеседник «НГ». И дал понять, что нынешняя Дума закон о борьбе с коррупцией уже вряд ли успеет принять, а значит, эта самая борьба уже может стать фоном для думской и президентской предвыборных кампаний.
Зампред думского комитета по безопасности Виктор Илюхин тоже видит главную причину отсрочки старта предвыборной антикоррупционной борьбы исключительно в «войне спецслужб». При этом депутат-коммунист отмечает: «А как же – и кому же бороться с той коррупцией, которая стала неотъемлемой чертой всех органов власти. И, к сожалению, в том числе и силовых».
«Столько есть причин, внешних и внутренних, чтобы этого не начинать, что я считаю совершенно логичным, если ожидаемого продолжения не последует», – говорит гендиректор Центра политической конъюнктуры Михаил Виноградов. По его мнению, уровень ожидания от запланированного заседания СБ был явно завышен: ведь разработка закона занимает во всяком случае несколько месяцев, то есть он и так создавался не для выборной кампании. «Во-вторых, четкого понимания, как бороться, действительно нет. В-третьих, для избирательной кампании появились новые повестки дня. Например, та же борьба с ростом цен, которая больше затрагивает граждан и вызывает у них больший интерес, чем коррупция», – подчеркивает эксперт.
Одной из главных причин притормаживания антикоррупционной темы политолог видит в желании Кремля не смущать властные группировки, выкладывая накануне выборов на стол очень опасное оружие, которое часто используется в межведомственной и межклановой борьбе. Потому что тогда все только и будут думать, против кого оно будет использовано: «Выстраивание некой архитектуры на период после 2008 года, которое сейчас происходит, вызывает кучу аппаратных конфликтов (последние из них – ФСБ против Госнаркоконтроля, скандал в Счетной палате), что любая серьезная антикоррупционная тема может дестабилизировать ситуацию». Все эти факторы, по мнению эксперта, и делают сворачивание антикоррупционной темы или по крайней мере ее откладывание неизбежным, так как «задача обеспечения мощных результатов на выборах требует внутренней согласованности по ключевым вопросам. Борьба же с коррупцией такую консенсусность расшатывает». Напомним, что в предыдущей публикации «НГ» цитировала из близкого к Совбезу источника, утверждавшего, что Генпрокуратура и ФСБ уже ведут между собой соперничество за гипотетический антикоррупционный комитет.
Между тем Михаил Виноградов считает, что, возможно, до окончания выборов даже Совбез так и не обретет своего главу. «Похоже, что пост секретаря Совбеза будет оставаться вакантным и, возможно, будет примериваться как один из противовесов будущей системе власти уже после 2008 года, то есть станет сопоставимым по значимости с местом премьера, президента. Поэтому логично сейчас никого не усиливать». Назначать же на него какую-то формальную фигуру, по его мнению, не имеет смысла, так как Совбез может существовать и в таком режиме, не являясь ключевым органом для принятия оперативных решений.

/"Независимая газета", 15.10.2007/
<< предыдущая статья     оглавление     следующая статья >>