ЦЕПНАЯ РЕАКЦИЯ ЗЛА

<< предыдущая статья     оглавление     следующая статья >>
ЦЕПНАЯ РЕАКЦИЯ ЗЛА

Деньги чрезвычайно упрощают нашу жизнь. И к ним следует относиться с уважением. Одни люди деньги зарабатывают, складывая их копеечка к копеечке. Соответственно, тратят их осторожно. Другая категория людей, кстати, не такая уж и незначительная, забирает деньги у тех, кто зарабатывает. То есть занимается перераспределением материальных ценностей, исходя из собственного разумения. И в этой группе есть те, кто попадает под уголовное преследование.

В городском суде слушалось уголовное дело о вымогательстве, о том, как трое парней требовали денег у коммерсанта, бывшего старшего научного сотрудника ВНИИЭФ. И этот ультиматум сопровождался угрозами убийства.

Беспредел

... Суд вышел из зала. До вынесения приговора оставалось много времени. Тогда я и разговорилась с потерпевшим:

– “Оригинальность” моего случая состоит вот в чем. В городе сложилась следующая практика. С точки зрения преступного мира, где коммерсант получает доход, там и платит. Нюанс состоит в том, что я на территории города ничего не имею. Ни киоска, ни магазина. Я работаю только с райпо за зоной. И когда трое субъектов пришли ко мне с требованием денег, то я очень удивился. Это нелогично с точки зрения преступного мира. Это беспредел. Платить не только там, где ты работаешь, но и там, где ты живешь. Мы долго обсуждали эту проблему. Я сопротивлялся, и в конце концов один из пришедших заявил, что наймет наркомана за два грамма героина, и тот меня “замочит”. К своему стыду, я не знал, сколько стоят два грамма героина. Я удивился: сколько же надо, чтобы “замочить” человека? Я никогда не сталкивался с наркоманами и стал о них читать. И прикинул, что человек во время ломки может и за меньшую сумму сделать все что угодно.

– Что вы думаете о тех людях, которые к вам приходили?

– Я уверен в том, что если клопов не давить, то они съедят того, на ком паразитируют. В суде говорилось о том, что все они работают, зачитывались положительные характеристики. Но я предполагаю, что справки с места работы добываются просто. Достаточно на всех троих посмотреть... Какие они водители и экспедиторы?! Это я водитель-экспедитор. У меня грубые руки и морда не такая холеная. Я считаю, что эти люди за всю свою жизнь не занимались полезной деятельностью. Они паразиты. И живут они, паразитируя, и кормят свои семьи за чужой счет. Это мое личное мнение.

– Как вы оценили расклад сил в той ситуации?

– На мой взгляд, наиболее грамотно уходил от наказания Кондратьев. А роль исполнителей играли Поддубный и Кнатов. Это моя точка зрения.

– К вам приходили домой? Предлагали забрать заявление?

– Да. Приходили домой и просили забрать заявление из милиции. Я этим посетителям сказал и сейчас могу повторить – те трое защищают свой образ жизни и свою семью, а я защищаю свою семью. На меня “наехали” с угрозами убийства семьи и ликвидации бизнеса. И тогда за помощью я обратился в милицию. Уголовный розыск, может быть, не совсем грамотно, но сделал все, что смог, для добычи доказательств и моей защиты. Как я могу после этого сделать подлость, забрать заявление? Никто не поручится, что завтра эти ребята не придут ко мне точно с такими же требованиями. Как на меня после этого будет смотреть милиция?!

– Среди ваших знакомых коммерсантов случались аналогичные случаи? Они обращались в милицию?

– Проще отдать деньги, чем пережить судебный процесс. Многие делятся. Почему коммерсант имеет возможность отдать 5-10 процентов от своих доходов “визитерам”? А потому что многие предприниматели работают, не выплачивая полностью налоги государству. И тогда в кармане остаются приличные деньги. С них можно отстегнуть.

Я работаю абсолютно легально. У меня из каждого заработанного рубля на руках остается, в лучшем случае, 20 копеек. И тогда приходят ко мне ребята и предлагают из этих 20 копеек отдать им 17... Я знаю многих коммерсантов, которые вынуждены идти у рэкетиров на поводу. У них нет другого выхода. Они ничего не могут делать и готовы стать рабами, зарабатывая копейки для того, чтобы хоть что-то принести в семью. У меня другая ситуация. Я бывший старший научный сотрудник 16 отделения ВНИИЭФ. Я могу вернуться в институт и спокойно зарабатывать свои 4 тысячи рублей.

Для чего мне отдавать деньги рэкетирам? С какой стати я должен их кормить? У меня на содержании двое детей и старая мать. Если деньги отдавать, то надо закрывать бизнес и уходить во ВНИИЭФ. Закрывать бизнес не хочется. Привык. Почему я должен отдавать деньги этим субъектам? Я все продумал, прикинул и решил идти в милицию. Да, есть риск, что будут мстить, и семья может пострадать. Но я теперь знаю, где эти ребята живут, их имена и их детей. Я знаю о них то же самое, что и они обо мне. Мы не в равных условиях, конечно. Их трое, а я один. Может быть, их еще больше... Но жест отчаянного человека я сделать смогу.

Я понимаю, что хочет сказать коммерсант. Каждое действие рождает противодействие. В городе предприниматели, обороняясь, стреляли. Защищая собственную жизнь и свой бизнес. А погибали преступники. Впрочем, они сами друг друга истребляют и машины сжигают друг у друга.

"Рэкет в натуре"

А вообще эта история и другие, подобные этой, мне напоминают местный анекдот. Сидит бабушка около магазина “Дружба” и торгует семечками. Подходит к ней бритоголовый юнец и говорит: “Ба-а-буля, рэ-э-кет, в натуре”. А бабушка в ответ: “Сынок, покажи паспорт”... Этот пример вызывает иронию – нищий нищего решил ободрать. Анекдот анекдотом, а реальная жизнь штука суровая. И не до смеха, когда трое не совсем образованных молодых людей, непонятно чем занимающихся, имеющих детей и жен, пытаются угрозами сломать волю человека. Человека, имеющего высшее образование и занимающегося позитивной деятельностью. Столкнулись два мировоззрения, две психологии. Ставки были сделаны. Коммерсанту необходимо было заплатить рэкетирам 1500 рублей. Человек, который платит все налоги государству и приносит пользу обществу, вправе рассчитывать на поддержку и защиту государства.

А началось все так. В декабре 1999 года на одной квартире Н.Кондратьев, А.Поддубный и А.Кнатов заводят разговор о неком коммерсанте. Затем уточняются некоторые детали, связанные с этим человеком. Интерес к коммерсанту свидетельствовал об одном – с него хотели “стричь” купоны. В январе 2000 года троица вновь возвращается к обсуждению этой темы и уже наведывается к предпринимателю домой. В подъезде дома разговор ведут двое – Кнатов и Поддубный. Как было видно из видеозаписи, которую демонстрировали в суде, запугивающую роль играл в основном А.Поддубный. Он заявил, что наркоман за два грамма героина “замочит” коммерсанта. А.Кнатов подыгрывал – возможны варианты – сжечь машину, и намекнул о расправе с семьей. Коммерсанту было дано время на разымышление.

Во второй декаде января уже Н.Кондратьев, А.Кнатов и А.Поддубный приезжают к коммерсанту, и последний соглашается на условия. Через два дня они вновь наносят визит предпринимателю, и на лестничной площадке завязывается беседа. Из видеозаписи очевидно, что угрожал А.Поддубный. А.Кнатов почти всегда курил. Лица Н.Кондратьева на видеозаписи практически не видно, его прикрывает капюшон. Он как бы в стороне. В основном слышны голоса только двух человек – Поддубного и потерпевшего. Но когда коммерсант задает вопрос о своих гарантиях, то тут подает голос Кондратьев: “Скажешь, что Коля Кондратьев приезжал. Меня здесь все знают”. В руках у коммерсанта деньги. Рядом кругами ходят Поддубный и Кнатов. Они купюры не берут. Кондратьев надевает перчатки, забирает деньги у потерпевшего и спускается вниз. Пока двое на лестничной площадке прощались с коммерсантом, на улице к Кондратьеву стали приближаться какие-то люди. Он бросился бежать и на ходу выбросил деньги. Ему их вернули. Через несколько минут были задержаны также Поддубный и Кнатов. Следствие по факту вымогательства вела прокуратура.

Восемь месяцев троица находилась в изоляторе временного содержания УВД, где, как известно, узники всегда найдут возможность известными способами вести переговоры. Однажды Поддубный получил записку от Кнатова, где получателю послания предлагалось дать следователю такие показания, чтобы все остались на свободе. Автор записки пишет, что он сам и Коля (Коля – это Кондратьев) – судимы, и поэтому Поддубному придется взять всю вину на себя. А поскольку у Коли все схвачено, то дело будет закрыто...

Судья Юрий Палагин сказал, что за основу были взяты показания А.Поддубного и А.Кнатова. Кстати, Кнатов в ходе следствия никаких показаний не давал, а на суде разоткровенничался. Оба признали свою вину. Н.Кондратьев же вообще отрицал свое участие в преступлении. Юрий Михайлович уверен, что роль организатора и вдохновителя предприятия принадлежит именно ему.

Суд приговорил Николая Кондратьева к 4 годам и 6 месяцам лишения свободы в колонии общего режима, Андрея Кнатова к 3 годам 6 месяцам лишения свободы условно с испытательным сроком на 5 лет, Андрея Поддубного к 3 годам 6 месяцам лишения свободы условно с испытательным сроком на 5 лет.

Прокуратура опротестовала решение суда в отношении Андрея Кнатова за мягкостью наказания.

Вымогательство, или в быту рэкет, – явление не новое. Особый размах оно приобрело после “революционных”, перестроечных событий, когда государство законодательно подготовило страну к валу преступлений. Общий хаос, длящийся не одну пятилетку, привел к тому, что мы стали привыкать к безобразию. Ненормальность превратилась для нас в норму. С одной стороны, государство жалеет тюремщиков, объявляет одну амнистию за другой. В министерстве юстиции поговаривают и о том, что скоро на волю выпустят “пожизненников”. С другой стороны, государство превратило наших стариков в нищих, а интеллигенцию – в просящих. Все поставлено с ног на голову. ("Городской курьер" (Саров), 16.11.2000)

<< предыдущая статья     оглавление     следующая статья >>