ОСТАП БЕНДЕР ОТДЫХАЕТ

<< предыдущая статья     оглавление     следующая статья >>
ОСТАП БЕНДЕР ОТДЫХАЕТ
  
Известный всем литературный герой Остап Бендер знал четыреста относительно честных способов отъема денег у излишне доверчивых граждан. Реальные прототипы <великого комбинатора> чуть ли не ежедневно изобретают новые и порой весьма экстравагантные методы обмана. При этом не гнушаются и старыми испытанными. В отделах милиции Самарской губернии и районных судах уже давно собраны весьма богатые коллекции такого мошеннического <творчества>. <Не юродивый, а вор и проходимец:> В 60-х годах XIX века в Самаре было несколько церковно-приходских школ, однако даже после их окончания ученики едва умели читать, писать и считать. В целом же свыше 90 процентов населения губернии, причем не только крестьянского, оставалось неграмотным. Поэтому в Самаре регулярно происходили поистине анекдотические случаи, которые могли быть объяснены только дремучим невежеством здешних обывателей. 
Вот что писала газета <Самарский справочный листок> в 1854 году: <На масленой неделе на ярмарке пришедший из Симбирска юродивый Алексей (как потом дозналась полиция, не юродивый, а вор и проходимец) проповедовал скорый конец света. Торговый люд и обыватели слушали со вниманием, а монастырские монахи обзывали антихристом и хотели побить за богохуление. Однако обыватели заступились за юродивого, не дали его обижать, а в конце недели несколько сот самарцев, поддавшись на речи, передали проходимцу свое имущество и, надев белые саваны, ушли молиться о спасении души при скором конце света в Коптев овраг (за 25 километров от Самары того времени. - В.Е.). Только когда сошел снег и конец света не состоялся, живые покойники вернулись к своим очагам, а полиция схватила Алексея в 30 верстах от Самары на пути в Оренбург, но имущества обывателей при нем не было никакого. Только когда исправник пригрозил выдать проходимца обворованным жителям, мнимый юродивый назвал имя купчины, который тайно взял имущество на распродажу, имея вид на прибыль и обещая с ним поделиться>. Хотя и произошла эта история полтора века назад, поневоле вспоминаются нынешние <святые> вроде предводителей <Белого братства> или секты <Аум сенрике>, под прикрытием слухов о <конце света> имеющие целью завладение чужим имуществом. 
Впрочем, современные мошенники не обязательно рядятся в балахоны святош, но зато очень часто выступают под личинами предпринимателей, якобы радеющих о благе простого человека. А вот о ком они заботятся на самом деле, уже показала печально известная практика финансовых и прочих <пирамид>, столь популярных в 90-е годы: Квартирная <пирамида> В конце 2001 года в суде Центрального района Тольятти проходил громкий судебный процесс по делу владелицы риэлторской фирмы <Марион> Марины Кокуниной, обвиняемой в мошеннических операциях с квартирами. По сути дела это была фирма-пирамида с <квартирным> уклоном. 
Процесс над ее хозяйкой, завершившийся судебным приговором, не имел прецедентов в истории Тольятти и был одним из первых в Самарской области. В марте 1993 года в Центральном районе Автограда бухгалтер одного из бывших советских учреждений Марина Кокунина зарегистрировала риэлторскую фирму, которая по созвучию с ее собственным именем получила название <Марион>. Цель, которую ставила перед собой новоиспеченный риэлтор, на первый взгляд, выглядела очень прогрессивно и даже благородно. Кокунина, по ее словам, захотела ни много ни мало решить жилищную проблему в Тольятти, а для этого предложила горожанам, нуждавшимся в расширении собственной жилой площади, продать свою квартиру ее фирме, чтобы затем в течение года <прокрутить> вырученные деньги через коммерческие банки. 
По утверждению хозяйки <Мариона>, прибыли, полученной от этой операции, вполне хватило бы на приобретение для ее клиента жилья, которое по площади было больше того, что он имел на момент заключения сделки. А на тот год, в течение которого <квартирные> деньги <крутились> бы в банке, каждому тольяттинцу, заключившему договор, фирма за свой счет обязалась предоставить благоустроенную жилплощадь. Копируя опыт известной московской фирмы <МММ>, свою деятельность <Марион> сразу же начала широко рекламировать через средства массовой информации. В городе нашлось немало желающих улучшить свои жилищные условия таким способом. 
Впоследствии точное число клиентов Кокуниной установить так и не удалось (далеко не все потерпевшие обратились с соответствующими заявлениями в правоохранительные органы), но даже число известных следствию семей, пострадавших от мошенников, превысило сотню. Самых первых тольяттинцев, обратившихся в <Марион>, фирма не обманула. Установлено, что по отношению к 35 семьям, продавшим свои квартиры Кокуниной в первой половине 90-х годов, <Марион> условия договора выполнила, и сейчас жилищные условия этих людей лучше, чем до совершения сделки. Конечно же, все случаи получения новых квартир своими клиентами риэлторы широко разрекламировали, что способствовало еще большему притоку клиентов в офис <Мариона>. Однако уже в то время специалистов по недвижимости, которые сталкивались с деятельностью преуспевающей фирмы, насторожили условия, на которых оформлялись сделки. Анализ документов, уже подписанных сторонами, показывал, что текст договора изначально был составлен с мошенническими намерениями, поскольку никакой юридической силы, как выяснилось, эти бумаги не имели.  
Более того: если клиент требовал каких-либо гарантий того, что через год его не <кинут>, Кокунина или ее главный бухгалтер Наталья Ковалева туманно ссылались на устную договоренность с каким-нибудь крупным банком - например, <Петровским>, Инкомбанком или АвтоВАЗбанком. Если же клиент попадался шибко юридически грамотный и требовал не устных, а письменных гарантий, фирма и вовсе отказывалась иметь с ним какие-либо дела. Гром грянул, когда <Марион> не выполнила условия договора по отношению сразу к пяти клиентам. 
Эти люди целый год жили в снятых на условиях аренды квартирах, за которую заранее уплатила фирма Кокуниной. Однако условленный год истек, и хозяева жилплощади стали требовать от доверчивых семей или новой оплаты, или освобождения помещения. Клиенты метнулись в <Марион>, где их заверили, что по причине зловредной инфляции нужных денег за год заработать так и не удалось, но вот месяца через два-три квартиры будут. Кто-то поверил и продлил договор аренды уже за свой счет, но зато самые нетерпеливые являлись в офис фирмы снова и снова.  
И вот тут к этим настырным клиентам стали подъезжать бритоголовые братки, которые без обиняков заявляли: мол, хотите дождаться жилья - терпите. А у кого терпения больше нет, тот не только не получит ни квартиры, ни денег, но и рискует закончить свои дни где-нибудь за городом с дыркой в черепе. Уже потом следствие установило, что эти угрозы выглядели небезосновательными: оказалось, что законным супругом главбуха <Мариона> Натальи Ковалевой был не кто иной, как: известный в Тольятти авторитет Владимир Агий, вскоре заключенный под стражу по обвинению в бандитизме, а затем странным образом оправданный. После оправдания Агия выпустили на свободу. 
И хотя оправдательный приговор вскоре был отменен Верховным судом РФ, правоохранительные органы разыскивают авторитета до сих пор: Тем временем <кинутых> клиентов становилось все больше и больше, и их визиты в офис <Мариона> становились все чаще. И тогда Кокунина и Ковалева предприняли ход, уже известный по сценариям с аналогичными фирмами: они вообще перестали являться в офис, поручив вести переговоры с клиентами ничего не знающим о деле клеркам. В конце концов для правоохранителей стало очевидно, что руководители фирмы попросту скрываются. После этого прокуратурой Тольятти по факту мошеннических действий работниками фирмы <Марион> было возбуждено уголовное дело. Однако следствие по нему происходило со многими странностями. Следователю с трудом удалось найти руководителей фирмы и допросить, но заключать их под стражу прокуратура почему-то не сочла нужным. Почти сразу же после допроса Кокунина скрылась за пределы Самарской области. Арестовали ее лишь через три года после того, как аферистка была объявлена во всероссийский розыск. Нашли ее в Москве, где, оказывается, преспокойно жила на деньги своих клиентов, ни от кого особенно и не прячась. 
А пока дело <висело> безо всякого движения, безысходность положения и откровенное нежелание правоохранительных органов помочь обманутым стали причиной нескольких тольяттинских трагедий. Один из пенсионеров, не смирившись с потерей квартиры, отравился уксусной кислотой. Другой клиент фирмы, молодой парень, считая себя виновным перед родственниками, оказавшимися на улице, застрелился из охотничьего ружья. А одна молодая женщина, имевшая на руках двоих малолетних детей, после бегства владельцев "Мариона" от отчаяния сдала ребят в детский дом, а сама уехала из Тольятти в неизвестном направлении. Суд Центрального района Тольятти рассматривал скандальное уголовное дело около месяца. Разумеется, и потерпевших, и прессу, и представителей общественности больше всего интересовало одно обстоятельство: когда же обманутым будут возвращены их квартиры или, на худой конец, выплачены денежные компенсации за утраченное жилье? И тут все с удивлением узнали, что с самой Кокуниной эти деньги получить вряд ли удастся: личного имущества, подлежащего конфискации, как выяснилось, у нее: попросту нет. Даже ее последняя квартира в Тольятти, оказывается, записана на имя ее мужа, с которым она к тому же официально давно уже развелась: На вопросы же о том, куда подевались миллионы (!) рублей (а с учетом еще и неденоминированных - то миллиарды), вырученные от продажи квартир доверчивых тольяттинцев, Кокунина отвечала примерно так: половину сумм <съела> инфляция, еще треть поглотил дефолт 1998 года, а примерно 2,5 миллиона рублей фирма истратила на аренду жилья для своих клиентов. 
Немало было выплачено, как выяснилось, и бандитским <крышам>.  Однако следствие установило, что наибольшая часть средств из фирмы "Марион" была перекачана в ломбард, владельцем которого была: все та же Кокунина! Ломбард того же названия, что и фирма, работал в Тольятти еще в 90-х годах, после чего закрылся из-за отсутствия лицензии на свою деятельность. Ныне вся документация по работе этого заведения уже уничтожена. Следствие в отношении утечки денег через ломбард пока еще не закончено. Судья Центрального района Тольятти Надежда Ульянова признала Марину Кокуниной виновной в мошенничестве и приговорил ее к семи годам лишения свободы в колонии общего режима. Однако до сих пор продолжается следствие еще по 77 эпизодам, за которыми стоят 77 квартир и столько же тольяттинских семей, лишившихся крыши над головой. Многие из этих людей и поныне ютятся у знакомых, родственников или снимают квартиры за немалые суммы, проклиная тот день, когда они поверили квартирным аферистам: Самарский брачный аферист К своим тридцати семи годам Евгений Грибовский не имел ни настоящей профессии, ни постоянного места жительства. Хотя прописан он был во Владивостоке, жить Евгений предпочитал в городах Европейской части России. Наш герой еще в ранней молодости нашел безотказный способ жить на широкую ногу и с максимумом удовольствий: Являясь в какой-нибудь город, он знакомился с молодыми и красивыми, но главное - состоятельными женщинами, с которыми сначала начинал бурный роман, а потом, добившись сердца возлюбленной, переселялся на ее жилплощадь. Правда, не все подобные <операции> альфонса проходили гладко. В частности, после <гастролей> в Краснодаре Грибовскому пришлось за мошенничество отбыть два года в местах не столь отдаленных. 
Отсидев положенное, Евгений прибыл в Самару и немедленно принялся за старое. Молодую и красивую барышню он нашел довольно быстро. Ею оказалась 22-летняя работница массажного салона Елена Еремеева (здесь и далее фамилии потерпевших изменены. - В.Е.). Грибовский при знакомстве с Еленой назвался коммерсантом Сергеем Бабушкиным, и под этим именем прожил с девушкой на снятой ею квартире почти полгода. Новая подруга не могла не радовать <специалиста по женщинам>: мало того что она в силу своей профессии оказалась необыкновенно искусной в <постельных делах>, так плюс к тому у нее еще и водились немалые деньги. К деньгам <жрицы любви> Грибовский подкрадывался постепенно. Сначала он активно имитировал свою деятельность по коммерческим делам известной московской фирмы, в которой он якобы работал, а затем признался, что ему нужно срочно отдать долг в размере 15 тысяч рублей - иначе, мол, его могут "грохнуть" где-нибудь в темном переулке. По доброте душевной Елена выложила требуемые деньги Грибовский-Бабушкин пообещал их вернуть не позднее чем через полтора месяца. Конечно же, к указанному сроку 15 тысяч возвращены не были. Более того - аферисту вдруг перестала нравиться снимаемая Еремеевой квартира, в которой обретался он с подругой. В результате Евгений стал настаивать на покупке собственного жилища. Мол, как только купим квартиру, так сразу же пойдем в ЗАГС и распишемся. Женское сердце от таких посулов быстро растаяло, и Еремеева передала своему другу еще 50 тысяч рублей. При этом сумму, недостающую для покупки квартиры, Евгений пообещал внести из собственных средств. 
Надо ли говорить, что вскоре после получения столь солидного куша аферист исчез из поля зрения Лены в неизвестном направлении! Грибовский <всплыл> почти через год после описанных событий на квартире работницы другого самарского массажного салона - 20-летней Натальи Семеновой. Здесь он вел такой же образ жизни, как и у Еремеевой - имитировал бурную коммерческую деятельность, а тем временем активно пользовался деньгами девушки и ее телом. Но в отношении Семеновой у афериста вышла маленькая неувязка, из-за которой альфонсу еще раз пришлось познакомиться с правоохранительными органами. А неувязка эта именуется просто - женская ревность. Однажды Грибовского в одной компании с Семеновой увидела ее подруга - 23-летняя Ольга Иванова, тоже работница массажного салона. В новом бой-френд> Натальи гостья немедленно узнала: своего бывшего сожителя. Оказывается, до встречи с Семеновой Евгений уже успел пожить и с Ольгой. Разумеется, получив от девушки максимум возможного, альфонс в один прекрасный момент неожиданно и бесследно исчез из ее поля зрения: Грибовский и Иванова сделали вид, что не узнали друг друга, однако Ольга при первом же удобном случае рассказала Семеновой об истинном лице ее сожителя. В тот же вечер Наталья устроила возлюбленному жуткую сцену ревности. Грибовский понял, что надо действовать быстро и решительно. Он постарался отвергнуть все обвинения, но тем не менее счел нужным подстраховаться - предложил Наташе выпить успокоительного. Высыпав в стакан с водой лошадиную дозу тазепама, Грибовский принес лекарство девушке. Поскольку та отказывалась принимать сомнительный напиток, бой-френд приставил к ее горлу нож и таким образом заставил Наташу все-таки проглотить содержимое стакана. Уже через несколько минут Семенова лежала на тахте без сознания, а ее возлюбленный лихорадочно собирал вещички, готовясь, видимо, навсегда покинуть негостеприимную Самару. И в этот момент к хозяйке квартиры нагрянули спасатели, причем в буквальном смысле этого слова. Оказалось, что Иванова, заподозрив неладное после разговора с Семеновой, вызвала на ее квартиру наряд милиции, а те - работников службы спасения <911>. Вскрыв железную дверь, милиционеры обнаружили здесь лежащую без сознания Семенову и опешившего от неожиданности Грибовского. На афериста тут же надели наручники, а несчастную Наташу на <скорой> отправили в токсикологическое отделение больницы имени Калинина. Врачи быстро вернули девушку к жизни. 
Показательно, что в ходе следствия имущественные претензии Грибовскому предъявила только Еремеева, у которой мошенник выманил в общей сложности 65 тысяч рублей. Семенова обвинила Евгения лишь в нанесении ущерба ее здоровью, а Иванова вообще заявила, что она ему все прощает: Суд Железнодорожного района Самары под председательством судьи Л.А. Бойко признал Евгения Грибовского виновным в совершении преступлений, предусмотренных ст. 115 УК РФ (причинение легкого вреда здоровью) и ч. 3 ст. 159 УК РФ (мошенничество) и приговорил его к шести годам лишения свободы в колонии строгого режима. Ненастоящий полковник Что ни говори, но офицерские погоны до сих пор на многих женщин действуют неотразимо. Этим обстоятельством много лет подряд с немалой выгодой для своего личного благосостояния пользовался 55-летний уроженец Саратовской области Олег Сутырин. Имея в своем распоряжении комплект армейской полковничьей формы, аферист разъезжал по городам и поселкам необъятной России-матушки и обирал доверчивых гражданок. При этом у Сутырина не было постоянной прописки ни в одном из российских городов, то есть, как говорят в таких случаях в милиции, он в социальном отношении имел статус бомжа. За три года до самарских событий аферист допустил <прокол> в Екатеринбурге, в результате чего местный суд приговорил его к пяти годам лишения свободы за мошенничество. Однако, отсидев на зоне год и семь месяцев, Сутырин за примерное поведение был условно-досрочно освобожден - и тут же с Урала отправился на берега Волги, чтобы вновь заняться офицерским промыслом. Аферист обычно пользовался одним и тем же приемом, довольно простым, но почти всегда безотказным. Во всем блеске полковничьей формы он являлся, например, в детский сад, а иногда - в районную поликлинику. Местному начальству он представлялся завхозом какого-нибудь военного училища, а иногда - сотрудником службы тыла штаба ПриВО, каждый раз предъявляя при этом документы на имя полковника Виктора Александровича Сотникова. 
Разумеется, <ксива> эта была липовой. В детсадах Сутырин обычно просил устроить его внучку, а в поликлиниках - выдать какую-нибудь пустяковую справку для его вымышленных родственников. За эту небольшую услугу "настоящий полковник" предлагал местным работникам приобрести через него продукты по бросовым ценам - якобы из военных складов. Цены, которые он при этом называл, были в два-три раза ниже магазинных. Разумеется, у не слишком богатых бюджетников загорались глаза, и они легко вручали аферисту немалые суммы за <военные> продукты. Пообещав пригнать машину с товаром через день-два, мошенник тут же исчезал из города с чужими деньгами: В Самарской области подобным образом Сутырину удалось надуть двоих сотрудниц детского сада № 64 в Сызрани, от которых он получил 1650 рублей. После этого он направился в Самару. Однако здесь аферисту с самого начало не везло. В детском саду № 358 у него согласились приобрести продукты, но при этом деньги пообещали внести только после привоза товара. Такая же сцена повторилась и в самарской поликлинике № 9.  А вот в детском саду № 354 ему вроде бы улыбнулась удача. Здесь делец договорился о поставке продуктов на 1550 рублей и для гарантии сделки назначил встречу с <клиентами> у КПП одной из воинских частей на улице Революционной. Работницы детсада пришли к условленному часу и вручили ожидающему их Сутырину оговоренную сумму. Получив <гонорар>, аферист вошел через КПП на территорию воинской части, рассчитывая тут же выйти отсюда через другой ход, разведанный им заранее. 
Однако к его немалому изумлению около запасного выхода мошенника в одну секунду скрутили дюжие ребята в штатском, которые защелкнули на нем наручники. Оказалось, что работницы детсада, заподозрив неладное, перед поездкой к воинской части обратились в милицию. Остальное было делом техники. При личном обыске у Сутырина изъяли все 1550 рублей, которые он пытался похитить, причем купюры оказались заранее помечены люминесцентным составом. Суд Октябрьского района Самары под председательством судьи Гульнары Гуровой признал Олега Сутырина виновным в совершении преступлений, предусмотренных ч. 2 и ч. 3 ст. 159 УК РФ (мошенничество) и приговорил его к четырем годам лишения свободы в колонии строгого режима. К этому наказанию суд частично присоединил неотбытый аферистом условный срок, назначенный в Екатеринбурге. 
Похождения <санитарного инспектора> 
- Когда я вошел в торговый зал, этот санитарный врач из облСЭС уже проверял чистоту прилавков, - рассказывал на суде директор продуктового магазина Алексей Мурзаков. - Увидев меня, работник СЭС заявил, что в нашей торговой точке много нарушений, и об этом он будет вынужден составить акт. Я отвел его в сторону и предложил 500 рублей, чтобы он нас простил. Однако врач сказал, что нарушения у нас такие серьезные, что меньше чем на 1000 рублей он не согласен. После этих слов я сразу заподозрил, что передо мной вовсе не работник облСЭС, а мошенник: 
Уроженец Самары Павел Степанищев в отличие от бессмертного героя <Двенадцати стульев> для относительно честного отъема денег у торговцев чаще всего использовал один и тот же прием - он представлялся работником всевозможных санитарных служб. По этой причине к своим 39 годам он успел четыре раза попасть на скамью подсудимых, а общий срок пребывания Степанищева в местах не столь отдаленных к тому времени уже перевалил за 15 лет. Правда, в реальности он провел за решеткой вдвое меньше, потому что по причине своего хорошего поведения каждый раз выходил на свободу условно-досрочно. 
<Работать санврачом> он начал в начале 90-х годов, когда на наших улицах еще только-только появились небезызвестные <комки>, благодаря которым для мошенника и наступило настоящее раздолье. Мы все помним, что уж чего-чего, а грязи в этих <скворечниках>, наспех сколоченных из древесно-стружечных плит, всегда хватало. Неудивительно, что при словах Степанищева: <Я из санитарной службы> - продавцы сразу же впадали в транс и немедленно <отстегивали> жулику требуемую сумму. Как-то аферист <прокололся> на проверке хлебного тонара, которые в то время для наших улиц были новинкой и отличались от самодельных <комков> сравнительной чистотой. Возможно, именно поэтому здешние продавцы при визите к ним Степанищева сразу же заподозрили в нем мошенника и сдали <куда следует>. Тем не менее в 1995 году наш герой снова досрочно освободился - и решил на время сменить <амплуа>.  Теперь он представлялся доверчивым гражданам сотрудником фирмы <Гигиена> и предлагал им купить некий белый порошок в качестве стопроцентного средства от тараканов. Стакан своего снадобья жулик продавал за 20 тысяч неденоминированных рублей, а в случае, если кто-либо из <лохов> выражал желание тоже поработать в его фирме, Степанищев в качестве вступительного взноса брал с таких доверчивых граждан по 50 тысяч рублей. Его бизнес процветал довольно долго, и аферист, по самым скромным подсчетам, сумел объегорить не меньше полусотни незадачливых сограждан. Но в один прекрасный момент жулика все-таки изобличили - и он снова оказался в следственном изоляторе. Тут-то и выяснилось, что к фирме <Гигиена> мнимый распространитель средства от тараканов никакого отношения не имеет, а в продаваемом им белом порошке эксперты опознали: обыкновенную известку. Последний раз Степанищев вышел из зоны в августе 2004 года - и снова гораздо раньше предусмотренного приговором срока. Несмотря на время, проведенное в неволе, от своей преступной профессии он не собирался отказываться. Уже через месяц после освобождения Степанищев сумел купить на рынке корочки санитарного врача, вписал туда вымышленные данные на имя Юрия Петровича Самсонова, а в довершение всего вклеил в них свою фотографию, которую взял со: справки об освобождении. Вся эта <липа> была в итоге заверена поддельной, но с виду вполне добротной печатью областного центра санитарно-эпидемиологического надзора. Подготовив таким образом свою <юридическую базу>, мошенник приступил к <инспектированию> магазинов. Первый раз свое новенькое удостоверение лже-Самсонов <опробовал> в продовольственном мини-магазине на улице Воронежской. В ходе осмотра <санитарный врач> нашел немало пыли и грязи на рабочих местах продавцов, но самое главное - под прилавками и в витринах, где лежали выставленные на обозрение товары. А когда инспектор закончил свое дело и уже достал из папки чистый лист бумаги для составления акта, продавщица без всяких слов положила перед ним 500-рублевую купюру. Тут Степанищев показал себя настоящим актером. Забирая деньги, он прочитал нерадивому работнику прилавка целую лекцию о необходимости поддержания чистоты, а в довершение всего: сделал <хорошую> запись о проведенной проверке в <Журнале учета нарушений>. Расписался он здесь, как и положено: <Санитарный инспектор Ю.П. Самсонов>. 
Потом были визиты в мелкие и крупные продовольственные точки. При этом очевидцы отмечают, что действия и поведение Степанищева в магазинах были настолько профессиональными, что никто из облапошенных торговых работников даже и не сомневался: перед ними - самый настоящий санитарный врач. Лже-Самсонов залезал именно в те места на витринах, куда всегда заглядывают опытные санинспекторы, уверенно проводил белоснежным платочком по полкам в поисках пыли и даже ложился на пол, чтобы обнаружить грязь под прилавком. Кроме того, он почти всегда делал нужные записи в контрольных журналах магазинов. В итоге в некоторых из <проверенных> точек, куда Степанищев, по его словам, потом заходил за покупками, его сразу же узнавали продавцы, которые подобострастно с ним раскланивались. Сам же аферист делал вид, что они обознались, и спешил побыстрее удалиться из опасного торгового заведения. В общей сложности мошеннику удалось <проработать> без серьезных проколов до февраля нынешнего года. Как часто бывает в таких случаях, мошенника сгубила элементарная жадность, о которой мы писали в начале. Вместо давно определенной <таксы> - 500 рублей Степанищев, нуждавшийся в деньгах, по крайней мере в двух случаях запрашивал с торговых работников по 1000 рублей. Это произошло и во время февральского визита в продовольственный магазин в Советском районе Самары: - Я знал, что санврачу за проверку дают не больше пятисотки, - говорил на суде директор магазина Алексей Мурзаков. - Однако этот тип все равно несколько раз повторил, что я должен заплатить ему тысячу. Тогда я понял, что тут дело нечисто, и стал звонить в областную СЭС, чтобы спросить, на самом ли деле у них в штате есть санитарный инспектор Самсонов. Увидев, что я набираю номер, этот лже-проверяющий сразу забеспокоился, а потом неожиданно вскочил и кинулся на улицу. Я выбежал вслед за ним. Тут навстречу нам как раз шли трое парней, и я стал кричать: <Держите вора!> Вот эти-то парни и скрутили мошенника: Пока ждали милицию, связанный Степанищев сидел в кабинете директора. Чувствуя, что дела плохи, аферист просил его отпустить, пытаясь выдавить слезу, говорил, что у него двое детей, которых нужно кормить, и даже: предлагал директору деньги за свое освобождение. Однако продавцы, на глазах которых происходила сцена задержания, в один голос твердили, что он все врет, и таких жуликов, как он, отпускать нельзя. В итоге уже через полчаса наш герой оказался в камере Советского РУВД, где и было установлено, что перед ними - неоднократно судимый мошенник. На суде Степанищев вновь показал себя великолепным актером и стал, выражаясь блатным языком, <косить под дурика>. При этом он заявил, что еще в детстве постоянно состоял на учете у психиатра, а потом даже лечился в психоневрологическом диспансере. В итоге судебный процесс был отложен на несколько месяцев, а Степанищева для проведения комплексной психиатрической экспертизы направили в институт имени Сербского. Вывод медиков был категоричен: никакими психическими заболеваниями обследуемый пациент не страдал и не страдает, и потому все, что он до этого говорил о своем нездоровье, - всего лишь попытка уйти от ответственности. Судья Советского районного суда Самары Любовь Кирпичникова признала Павла Степанищева виновным в неоднократном и крупном мошенничестве и приговорила его к 6 годам лишения свободы в колонии строгого режима. Впрочем, наш герой и в этот раз снова имеет право выйти на свободу раньше срока, и потому, возможно, мы уже довольно скоро узнаем о новых похождениях <санитарного инспектора>. 
Аферист из Дагестана 
Богатый квартирный рынок Самары предоставляет разного рода аферистам обширное поле для деятельности. Это быстро понял и житель Кизил-Юртовского района Дагестана 22-летний Абдурахман Абдурахманов, который, по его словам, вначале прибыл в Самару без каких-либо определенных целей. Впрочем, намерения горского парня в отношении Самары определились уже вскоре, и он решил в нашем городе <срубить бабки>, не особенно напрягаясь и пользуясь беспечностью самарчан. <Комбинация> для зарабатывания легких денег в голове Абдурахманова сложилась, когда он познакомился с местной очаровательной блондинкой - 20-летней Татьяной Шараповой (здесь и далее фамилии потерпевших изменены. - В.Е.). Вычитав в газете объявлений, что в доме № 201 на улице Авроры пенсионерка Ефремова сдает квартиру, южанин уговорил Шарапову прийти к бабульке и договориться с нею об условиях сдачи. Выяснилось, что в месяц от своих потенциальных жильцов хозяйка квартиры хочет иметь 800 рублей. Шарапова сообщила пенсионерке, что хотела бы снять жилье всего на месяц, чтобы встречаться здесь со своим другом, под которым она и подразумевала Абдурахманова. Стороны договорились быстро, и девушка отдала хозяйке оговоренные заранее 800 рублей, получив два комплекта ключей от квартиры. Получив вожделенное жилье в областном центре, наш <комбинатор> тут же начал осуществлять свой замысел. Для начала он неустановленным следствием путем приобрел чужой паспорт на имя Кистанова Дмитрия Александровича. Сам Абдурахманов впоследствии уверял, что этот документ он попросту нашел на газоне возле Губернского рынка, но оперативные данные говорили о том, что паспорт был украден у его хозяина, после чего наш герой и купил его у вора все на том же рынке. Так или иначе, но облик Кистанова в паспорте вовсе не походил на облик Абдурахманова. Тогда горский парень превратился в русского, причем очень нехитрым способом. Житель южной республики расцепил скрепки в своем и чужом паспортах, а затем поменял местами странички со своим и чужим портретами, став таким образом на некоторое время Кистановым. Вот с этим-то поддельным документом Абдурахманов и принялся искать <клиентов> для задуманной им аферы. Искать пришлось недолго. Опять-таки по газетному объявлению он нашел супругов Востриковых, желающих снять квартиру на несколько месяцев по уже знакомой нам цене - 800 рублей. Квартира на улице Авроры супругам понравилась. Абдурахманов представился им хозяином квартиры Кистановым, в доказательство чего показал <клиентам> поддельный паспорт. А когда Востриковы поинтересовались отсутствием в паспорте прописки по данному адресу, аферист отговорился, сказав, что прописан он в другом месте, а эту квартиру купил совсем недавно, но не проживает в ней из-за финансовых трудностей. Востриковы поверили мошеннику, уплатили ему вперед 4 тысячи рублей за пять месяцев, а на другой день переехали в снятую квартиру, намереваясь обосноваться здесь надолго. Однако через три дня случился конфуз - явилась настоящая хозяйка квартиры. Она быстренько выпроводила обманутых постояльцев на улицу, отобрала у них ключи и посоветовала в следующий раз при съеме жилья внимательнее изучать документы у хозяев. Возможно, аферист и дальше продолжал бы дурить бесквартирных самарчан, если бы не случай. Примерно через месяц после вышеописанных событий Вострикова шла мимо Центрального автовокзала и вдруг в группе стоящих у входа <лиц кавказской национальности> увидела: того самого мошенника, который так ловко надул ее с квартирой. Женщина подскочила к проходимцу и стала крыть его нехорошими словами, крича на всю площадь, чтобы он отдал ее кровные деньги. Абдурахманов, разумеется, уверял окружающих, что женщина ошиблась, и что он вовсе не Кистанов, а житель Дагестана с совсем нерусской фамилией.  Неизвестно, чем бы закончилась эта сцена, если бы мимо не проходил дежурный милиционер из опорного пункта автовокзала. Постовой задержал <гражданина кавказской национальности> и вместе с Востриковой отвел в дежурку. Тут-то у Абдурахманова и обнаружился поддельный паспорт на имя Кистанова - опытный работник милиции сразу же заметил в документе несовпадение номеров и серий на различных листах. На следствии и суде Абдурахманов раскаялся в совершенной им афере и уверял, что пошел на преступление только из-за тяжелого финансового положения. Тут же выяснилось, что его подруга, Татьяна Шарапова, ничего не знала о коварных замыслах горского парня и, выполняя его просьбу о съеме квартиры, была введена Абдурахмановым в заблуждение. Поэтому Шарапову решили не привлекать к уголовной ответственности. Суд Октябрьского района Самары под председательством судьи Ольги Инкиной признал Абдурахмана Абдурахманова виновным в совершении преступлений, предусмотренных ч. 2 ст. 159 УК РФ (мошенничество) и ч. 1 и 3 ст. 327 УК РФ (подделка документов) и приговорил его к четырем с половиной годам лишения свободы в колонии общего режима. 
Приобретали для одних, перепродавали другие 
Когда 35-летняя Татьяна Журавская жила в Оренбурге, она некоторое время работала телефонным диспетчером у человека кавказской наружности, о котором лишь знала, что его зовут Радик. Этот самый Радик регулярно расплачивался с Татьяной за ее диспетчерские услуги. Однако вскоре выяснилось, что много заработать таким способом невозможно, о чем женщина однажды и сказала Радику. По словам Журавской, кавказец предложил способ быстро и легко заработать хорошие деньги. Правда, для этого ей нужно было выполнить два условия: во-первых, закрыть глаза на то, что новый способ оказывался откровенно криминальным, а во-вторых, для его осуществления поехать в Самару. Татьяна согласилась. Прибыв в наш город, Журавская стала действовать в соответствии с инструкциями, полученными от Радика. Перво-наперво она за 3500 рублей приобрела у неизвестного ей коммерсанта документы на фирму с нулевым балансом. Таковой оказалось ООО <Гранд-Самара>, зарегистрированное в Железнодорожном районе. Теперь для новой коммерческой структуры не хватало только директора. Поскольку <засвечивать> свои документы Журавской не хотелось, она поступила просто: увидев у первого же попавшегося магазина подвыпившего гражданина неопрятного облика, она спросила у него, не хочет ли тот заработать на выпивку. Томимый жаждой алкоголик тут же согласился на все условия, быстренько сбегал домой за паспортом - и вот уже вместе с Журавской они поехали в администрацию Железнодорожного района. По пути выяснилось, что нечаянного знакомца Татьяны зовут Борис Сергеев. В райадминистрации Сергеев расписался в нужных документах, указав, что отныне он является директором ООО <Гранд-Самара>, а в качестве ее юридического адреса вписал свой домашний адрес. Подтвердив все данные нотариально заверенной выпиской из паспорта, новоиспеченный директор фирмы сразу же по выходе из дверей официального учреждения получил 1000 рублей и весело отправился пропивать столь легко доставшийся ему <гонорар>. А Журавская, заимев подлинные документы действующей коммерческой структуры, тут же развернула бурную деятельность по облапошиванию <лохов>. При этом в Самаре она скрыла свои настоящие имя и фамилию, а предпочитала называться Анной Ивановной Борисовой. Вскоре Журавская-Борисова приняла на работу в качестве экспедитора Владимира Косихина, а в качестве телефонного диспетчера - пенсионерку Наталью Птицину. А в газетах тут же появилась реклама услуг фирмы <Гранд-Самара>, которая предлагала недорого поставить хлебопродукты любому желающему. Желающие нашлись быстро. Птицына приняла по телефону заявку от одного из хлебных магазинов города на поставку макаронных изделий. Журавская выписала для Косихина доверенность и гарантийное письмо. В этих документах в качестве директора фирмы был указан уже известный нам Сергеев, а в качестве главного бухгалтера - вымышленное лицо по фамилии Куликова. За обоих расписалась сама Журавская. Грузовик для перевозки товара аферистка арендовала в ООО <Безымянсксельхозтранс>. За макаронными изделиями она послала новоиспеченного экспедитора довольно далеко - в город Сасово Рязанской области, на местный хлебокомбинат. Поездка оказалась удачной: через несколько дней Косихин привез в Самару более 9 тонн обычных макарон высшего сорта, и еще 364 килограмма макарон под названием <трубочка> - всего на сумму свыше 85 тысяч рублей. Финал аферы был вполне логичен: Журавская-Борисова всех участников торговой сделки попросту <кинула на бабки>. Сасовский хлебокомбинат так и не дождался от нее 85 тысяч рублей, причитающихся ему за макароны, а ООО <Безымянсксельхозтранс> - 6500 рублей за транспортные услуги. Разумеется, хлебный магазин в Самаре тоже не получил заказанного товара. А что же стало со злополучными макаронами? Конечно же, они не пропали: по распоряжению Журавской их перегрузили в грузовик с оренбургскими номерами - и сасовский товар благополучно отправился к уже известному нам Радику. Видимо, в Оренбурге эту продукцию продали с выгодой. А Журавская, воодушевленная удачной сделкой, тут же начала новую торгово-мошенническую операцию. На этот раз Косихин поехал за хлебопродуктами в город Сокол Вологодской области. Надо ли говорить, что хлебопеки из этого северного города за свой товар так и не получили причитающиеся им 79300 рублей, а привезенные из Сокола несколько тонн сушек, пряников и сладкой "соломки" вместо самарского хлебного магазина снова были отправлены в Оренбург, к Радику? По всей видимости, деятельность Журавской-Борисовой в Самаре не ограничилась двумя описанными выше <операциями>. Однако, когда через некоторое время после жалоб обманутых хлебопеков она все-таки была арестована, следствие смогло документально доказать только аферы с хлебокомбинатами городов Сасово и Сокол. Когда Сергеева, Косихина и Птицыну вызвали в милицию, они были сильно удивлены сообщением следователя, что их начальница Анна Ивановна оказалась вовсе не той, за кого она себя выдавала. При этом все трое показали, что они ни сном ни духом не ведали о ее криминальных <подвигах>. В результате они прошли по делу только в качестве свидетелей. Что же касается Радика из Оренбурга, то выяснить его личность, а также нынешнее местонахождение милиции так и не удалось. В итоге же после окончания расследования этого <макаронного детектива> на скамье подсудимых оказалось одна Журавская. Суд Советского района под председательством судьи Людмилы Кирпичниковой поступил с ней снисходительно. Хотя Татьяна Журавская и была признана виновной в совершении преступления, предусмотренного ч. 2 ст. 159 УК РФ (мошенничество), суд при вынесении приговора учел, что она впервые в жизни попала на скамью подсудимых, а на ее иждивении находятся двое маленьких детей. В результате наша героиня получила пять лет лишения свободы условно, с испытательным сроком на четыре года. При этом она обязалась полностью возместить всем потерпевшим причиненные им материальные убытки. 
Руки вверх! И отдавайте деньги 
Вот еще один случай наглого мошенничества, причем аферисты в этот раз даже не скрывали своих фамилий. Все началось зимой прошлого года, когда в небольшой городок нашей области приехали братья Валерий и Вячеслав Елисеевы. Они тут же направились в местный кинотеатр <Березка> и здесь представились обалдевшему от счастья директору: продюсерами известной поп-группы <Руки вверх>. Заявив, что организовать концерты этой группы для них - плевое дело, Елисеевы тут же заключили с дирекцией договор о проведении серии выступлений известных всей России поп-исполнителей. Через несколько дней по всему городу уже были расклеены красочные афиши группы <Руки вверх>, отпечатанные местной типографией. При этом никого не смутили обещания Елисеевых рассчитаться с полиграфистами за работу только после первого выступления московских гостей. Не обратили внимания молодые горожане и на грамматические ошибки в тексте афиш, а также на робкие сетования местных знатоков поп-музыки, уверявших, что как раз сейчас <Руки вверх> гастролируют в Германии, и потому через два дня, то есть к назначенному моменту концерта, они просто не успеют прибыть на берега Волги. В назначенный вечер кинотеатр <Березка> до отказа был забит наиболее <продвинутой> местной молодежью. Уже потом выяснилось, что в зал, рассчитанный лишь на 330 мест, было продано 500 билетов. Молодежь ждала вожделенную группу битых два часа, после чего делегаты от зрителей пошли в дирекцию искать братьев Елисеевых. Здесь-то они и услышали, что "продюсеры" еще днем уехали в аэропорт встречать исполнителей - и до сих пор не вернулись. Конечно же, мошенники прихватили с собой и деньги, вырученные от продажи билетов не только на этот, но и на другие концерты - всего около 20 тысяч рублей. Нужно ли говорить, что в этом городке до сих пор ждут не дождутся, когда братья Елисеевы в один прекрасный день вновь приедут к ним - видимо, для организации выступления еще какой-нибудь известной поп-группы: Самарские рубли для Чечни Начинающему бандиту срочно понадобилось перевести рубли в доллары. Вся загвоздка была в том, что наличных рублей у него оказалось очень много - около 6,5 миллиарда (!), естественно, неденоминированных. По курсу тех лет эта сумма соответствовала примерно тремстам тысячам долларов. Все эти деньги были <черными>, поэтому о каком-то официальном их обмене не могло быть и речи. На <черном рынке> Самары одномоментной такой суммы в долларах тоже не нашлось. Поэтому наш бедолага с чемоданом рублей и с группой телохранителей поехал на своем <Вольво> в Москву. Стал объезжать один за другим пункты обмена валюты. И тут - новая напасть: если где и соглашались принять эту гигантскую даже для столицы сумму, то цену давали несуразную - 27-28 тысяч тогдашних рублей за доллар. Объясняли это риском: мол, нам трудно будет объяснить происхождение такого объема налички. И вдруг удача: в одном из пунктов нашему герою согласились обменять рубли на доллары по курсу один к двадцати пяти тысячам. Со всеми предосторожностями чемодан с деньгами был внесен в крохотное помещение обменного пункта для пересчета. Кассирша попросила всех удалиться: мол, здесь тесно, а когда машинка закончит счет ваших рублей, я вам постучу в окошко. Охрана самарца осталась у двери пункта во избежание непредвиденного. Где-то через полчаса телохранители начали аккуратно стучать в эту дверь: мол, уже пора заканчивать счет. Еще через пятнадцать минут они уже стали не стучать, а ломиться в помещение. Выбить же дверь им не удалось: она оказалась окована железом. Еще час искали коменданта здания, который наконец-то пришел на место происшествия со вторыми ключами. Когда дверь все-таки отворилась, нашего героя ждал удар: позади стоящего в комнатке сейфа обнаружилась: потайная дверь. Через нее кассирша вместе с чемоданом денег еще час назад, как выяснилось, отбыла в неизвестном направлении: Самарский авторитет, естественно, не стал заявлять о происшествии в милицию: как объяснишь <органам> происхождение шести с лишним миллиардов? Он попробовал было подключить к розыску московских коллег, но тут его одернули и посоветовали отправляться обратно на берега Волги. По некоторым сведениям, тот <интересный> пункт обмена контролировался чеченскими боевиками: Не простудитесь от <сквозняка> Мошеннический прием под названием <сквозняк> уже многократно был обыгран в детективной литературе, художественных фильмах и даже в исторических анекдотах. Тем не менее в нашем городе милиция ежегодно фиксирует по десять-пятнадцать человек, пострадавших от <сквозняка>. Суть приема заключается в использовании помещения с двумя выходами, причем о существовании одного из них <лоху> известно, а о другом - нет. Мошенник, войдя в доверие к своему <клиенту>, обычно обещает ему продать какую-нибудь редкую или ценную вещь. Он берет у простака деньги и входит с ними в <сквозное> помещение, якобы за товаром. И пока <лох> ждет своего <добродетеля>, аферист спокойно покидает помещение через второй выход - а там его ищи-свищи. Довольно часто мошенники используют для <сквозняка> солидные официальные учреждения - например, строительные управления, бюро по обмену и даже здания администраций. Кстати, лет двадцать назад, когда органы районной власти еще назывались райисполкомами, в одном из них ловкий аферист крупно надул самарца не считавшего себя простаком. Мошенник подошел к мужчине, стоящего в очереди на прием в жилищный отдел одного из райисполкомов Самары, и, заговорщицки подмигнув, шепотом спросил, не желает ли он получить государственную квартиру без очереди за приличную взятку. Очередник оказался денежным, и <партнеры> договорились, что <клиент> на другой день придет с деньгами к этому же кабинету. Понятно, что назавтра аферист, взяв у <лоха> 10 тысяч рублей (огромные деньги по советским временам), зашел в соседний кабинет, после чего простофиля ждал его появления с ордером на квартиру около двух часов. Читатель уже догадался, что в том кабинете было два выхода: Кошелек? Какой кошелек? <Ловля на кошелек> основана на людской жадности.  Жулики высматривают в толпе <клиента> или с дорогими украшениями, или случайно <засветившего> крупную сумму денег. И вот когда этот <лох> идет, например, по улице, он вдруг видит прямо перед собой чей-то оброненный кошелек. <Счастливчик> его поднимает, открывает - и, к своей радости, видит в нем крупную сумму денег, часто в долларах. Но вот незадача: около него тут же оказывается какой-то другой мужик, который бесцеремонно предлагает поделиться. Мол, дай я отсчитаю себе половину, а не хочешь - позову милиционера. Нежданный <пришелец> уже берет денежную пачку, но в этот момент рядом со <счастливчиками> появляется третий персонаж мошеннического <спектакля>. Он называет себе хозяином кошелька и требует вернуть ему находку, которую он якобы обронил буквально минуту назад. <Пришелец> толкает <лоха> в бок: <Бежим!> А пока они убегают от <хозяина кошелька>, второй <партнер> предлагает <лоху> скрыться в разные стороны. И тут наступает самый ответственный момент <комбинации>: <пришелец> перед расставанием соглашается отдать <клиенту> найденный кошелек со всем его содержимым, но взамен требует от него что-нибудь в качестве залога. В суматохе <лох>, зачарованный толщиной пачки увиденных им долларов, обычно отдает <партнеру> свои деньги, золотое кольцо или прочие украшения. Договорившись с ним о месте и времени встречи для справедливого дележа найденного, <партнер> скрывается в толпе. А <лох>, добежав, наконец, до укромного места и открыв заветный кошелек, с ужасом обнаруживает в нем: нарезанную бумагу. Он и подумать не мог, что мужик, убежавший в толпу с его деньгами или золотом, подменил кошельки.  Деньги ваши - будут наши Карточные шулера могут встретить своего <клиента> в аэропорту.  <Клиента> обычно <снимает> шофер такси, которому якобы нужен еще один пассажир. При этом двое его сообщников-шулеров уже сидят в машине. И если сюда же садится <лох>, ему, якобы чтобы не скучать в дороге, предлагают сыграть в простую карточную игру с копеечными ставками. Правила такие - побеждает тот, кому придут четыре одинаковые карты. Такое, объяснят <лоху>, случается очень редко. При этой самой редкой комбинацией бывают четыре туза у одного из играющих, вариант якобы выпадает только раз в тысячу лет. Затем <лоху> дают выиграть, он распаляется - и делает все более и более крупные ставки. И вот когда на кону оказывается астрономическая сумма денег, <лоху> вдруг приходят четыре короля. Он уже чувствует себя на седьмом небе от счастья, ставит в ответ все имеющиеся у него деньги - и тут вдруг один из шулеров показывает <клиенту>: четырех тузов. Разумеется, <лоха> заставляют отдать весь проигрыш, а если он начинает рыпаться, то его высаживают где-нибудь в глухой лесопосадке.  В <куклы> играют взрослые дяди Обман покупателя с помощью <куклы>, как считают специалисты - один из древних мошеннических приемов. Такой метод надувательства описан еще в древнеегипетских папирусах. Правда, тогда бумажных денег не было, поэтому жулики на рынках древнего Египта, улучив момент, подменяли золотую монету на медную. <Кукольное> мошенничество как раз и основано на подмене настоящих денег или платежных документов на поддельные. В магазинах его почти никогда не применяют, а вот на рынках, и особенно тех, где совершаются крупные сделки, в год милиция заводит до 15-20 <кукольных> уголовных дел. С помощью этого способа мошенники <накалывают> продавцов автомобилей, торговцев мебелью и реализаторов крупных партий меховых изделий и продуктов. Как же работают <кукольники>? Выбрав товар, они начинают пересчитывать деньги, которыми вроде бы собираются расплачиваться за покупку. Когда подсчет закончен, жулик <для порядка> заворачивает денежную пачку в бумагу или хотя бы стягивает ее резинкой. Тут-то и наступает самый ответственный момент для <лоха> - в какую-то долю секунды и практически у него на глазах аферисты подменяют деньги на бумажную <куклу>. А чтобы замена прошла легче и незаметнее, один из сообщников главного <фокусника> на две-три секунды отвлекает внимание продавца. Например, это может быть (как в фильме <Операция <Ы>) простой естественный вопрос: <Закурить не найдется?> В результате <лох> лезет в карман за сигаретами, на руки мошенника он в этот момент не смотрит - а тому больше ничего и не надо. Аферисты быстро уезжают на купленной машине. Тем временем <лох> с ужасом обнаруживает, что в <денежной> пачке, оказывается, лежат всего несколько настоящих купюр - сверху и снизу, а толстый слой между ними состоит из простой нарезанной бумаги: Разновидностью <игры в куклы> можно считать прием под названием <ломка денег>. Суть его такова: при расплате за покупку жулик незаметно отгибает (специалисты говорят - ломает) нижнюю часть пачки с уже пересчитанными деньгами (а сюда, как правило, он кладет более крупные купюры), которые прячет в ладони. Верхнюю же часть после пересчета он тоже перегибает и отдает <клиенту>. Внешне перегнутая пачка имеет нормальную толщину, и потому <лоху>, чтобы понять, что ему крупно недоплатили, приходится снова пересчитывать деньги. За это время мошенник обычно успевает скрыться вместе с купленным товаром. <Подайте на похороны соседки:> Женщина лет пятидесяти несколько лет назад на довольно значительную сумму обобрала жильцов нескольких домов на улице Гагарина. В черном платке и с заплаканными глазами она ходила по квартирам и представлялась соседкой <бабушки из первого подъезда>. По словам нежданной визитерши, та бабушка не далее как сегодня утром неожиданно скончалась, а у нее нет ни родственников, ни денег, отложенных на похороны. А потому - помогите, кто сколько может: Большинство жильцов в такой ситуации давали <соседке> кто десятку, а кто и полтинник. Каково же было удивление наивных людей, когда они тем же вечером видели живую и здоровую <бабушку из первого подъезда>, сидящую на лавочке в компании таких же старушек.  Методика работы мошенницы была простой. Незаметного вида женщина скромно подсаживалась к старушкам, сидящим у подъезда, и внимательно слушала их разговоры. Из досужих пересудов аферистка и узнавала, какая бабушка в какой квартире живет. А когда кто-то из постоянных посетительниц скамейки говорил, что завтра она собирается уехать, например, к дочери, или же на дачу, то для мошенницы наступал решающий этап <комбинации>. Назавтра она со спокойной душой обходила квартиры дома и просила денег <на похороны>. А вечером вернувшаяся с дачи пенсионерка вдруг узнавала от соседей о своей смерти: Всего в течение только двух месяцев мошенница подобным образом облапошила жильцов примерно десятка самарских домов. С каждой такой <операции>, по самым скромным подсчетам, она получила от 2 до 5 тысяч рублей. Но когда в милицию одно за другим поступило несколько заявлений от обманутых жильцов с описанием одного и того же жульнического приема, <похоронные> аферы в Самаре неожиданно прекратились. Видимо, мошенница поехала <стричь лохов> в другие российские города. Чертик из компьютера Представьте себе такую картину: к скучающей продавщице коммерческого киоска неожиданно обращается стеснительный молодой человек с вопросом: <Эта не ваша компьютерная дискета валяется?> И в самом деле, на асфальте около киоска сиротливо лежит дискета в фирменной коробочке. Парень еще раз спрашивает: <Значит, не ваша? Ну, ладно, я ее заберу, а вы тут поспрашивайте, не потерял ли кто. А я через полчасика загляну, узнаю:> Буквально через десять минут у того же киоска останавливается взмыленный интеллигентный мужчина средних лет с крутым <кейсом>. Он спрашивает у продавца: <Можно, я на вашем киоске объявление приклею? Я у вас пиво покупал и выронил дискету с ценной информацией. Если не найду - хоть вешайся. Я готов за эту информацию хоть три штуки <баксов> отдать:> При слове <баксы> продавщица обычно оживляется. Она подробно расспрашивает мужика о пропаже и, когда убеждается, что именно ту самую дискету нашел стеснительный парень, для верности еще раз переспрашивает <растеряху>: <А вы точно заплатите три шутки <баксов>, если дискета найдется?" Мужчина в ответ демонстрирует толстую пачку долларов, и продавщица успокаивается. Она разрешает наклеить объявление на киоск и предлагает страдальцу зайти через час - может быть, пропажа отыщется. А молодой человек, верный своему слову, является ровно через полчаса. Он читает объявление и радуется: <Ну, вот, я же говорил - кто-то ее потерял!> Но когда он узнает, что хозяин дискеты придет только через час, меняется в лице: <Нет, через час я буду очень занят: Хотя вот что! Я отдам вам эту дискету за три тысячи. Нет, не <баксов>, а хотя бы рублей. Возьмете с <растеряхи>, сколько хотите, а вечером я зайду - тогда и рассчитаемся:> Радостная продавщица мигом отваливает парню три тысячи рублей из кассы киоска. Разумеется, ни через час, ни вечером, ни через неделю за дискетой никто не приходит. А когда ее решают все-таки проверить в компьютере, на ней оказывается лишь изображение кривляющегося чертика, громко повторяющего: <Привет <лохам>! Кстати, еще лет пятнадцать-двадцать назад с помощью такого же приема самарские мошенники на Крытом рынке не раз <накалывали> доверчивых продавцов с юга. Правда, тогда им всучивали не компьютерные дискеты, а некую радиодеталь, с помощью которой черно-белый телевизор якобы в один миг становился цветным.  Почтовый роман Вы лежите на диване - и читаете: <Для работы за границей России требуются опытные водители 1 и 2 классов (вариант - опытные бухгалтеры со стажем работы не менее пяти лет). Оплата - от 3 до 5 тысяч долларов в месяц. За буклет с описанием условий и категорий работы необходимо выслать почтовым переводом 47 рублей 60 копеек (сумма обязательно должна быть некруглой!) по такому-то адресу>. Далее указывается город, номер почтового отделения и абонентского ящика. Неужели человек, измученный бездельем и безденежьем, пожалеет несчастный полтинник за приглашение на долларовую работу! И вот уже на абонентский ящик, указанный в объявлении, дождем сыплются почтовые переводы. Вы думаете, вам вышлют вожделенный буклет? Как бы не так! Жулик просто заберет себе пришедшие деньги - и благополучно скроется с ними. А деньги получаются не маленькие: в одной из таких афер, которую милиции, к сожалению, не удалось распутать до конца, мошенники с помощью почты обманули не менее 15 тысяч человек, каждый из которых прислал им всего по 34 рубля: Кстати, этот прием почтовые аферисты постоянно совершенствуют. Не так давно в Москве начато расследование похожей комбинации, для проведения которой в одной из газет было напечатано вот такое объявление: <Для отбора девушек на конкурс красоты <Мисс <Зубная паста> необходимо выслать видеозапись выступления претендентки - чтение ею стихотворения и танцевальный номер. Формат видеокассеты - S-VHS>. И все. Никакой предоплаты за участие в конкурсе не запрашивалось: На указанный в объявлении номер абонентского ящика поступило около двух тысяч видеокассет со всех концов России. Вы думаете, жулики просмотрели хотя бы одну из присланных записей? Как бы не так: весь попавший им в руки даровый товар они оптом "толкнули" на знаменитой <Горбушке>. Между прочим, цена одной чистой видеокассеты формата S-VHS - около 200 рублей: А счет-то - <липовый>! Может быть, и вы в один прекрасный день обнаруживали в своем почтовом ящике этот счет из ЖЭУ? Надпись, выполненная на компьютере, на стандартном приходном бланке, извещала, что вам до такой-то даты необходимо перевести 37 рублей 18 копеек на указанный в этой бумажке банковский счет <за работу по уничтожению вредных насекомых в подвальном помещении>. К этой цифре иногда добавлялись еще 31 рубль 82 копейки - <за профилактическую работу в домовых электросетях>. В конце же бумажки красовалась невнятная угроза: <в случае неуплаты возможно отключение электроэнергии>. Скажите как на духу: разве вы будете рисковать нормальным электроснабжением своей квартиры из-за такой небольшой суммы? Скорее всего нет: вы пойдете в приходную кассу и оплатите этот трижды проклятый счет, пусть даже он и выглядит довольно-таки странно. И при этом мало кто задумается, что за все <профилактические работы>, равно как и за <работы по уничтожению> мы коммунальным органам уже заплатили сполна, вовремя внеся соответствующую квартплату. По сведениям автора этих строк, пару лет назад подобные платежки в своих почтовых ящиках обнаружили не менее тысячи самарцев. Почти по каждой из этих бумажек на указанный в них банковский счет были переведены деньги. Все закончилось тем, что однажды в жилищные органы пожаловались несколько старушек, для которых 37 рублей с копейками были значительной суммой. И тут выяснилось, что банковский счет, указанный в квитанции, не принадлежит ни одной из коммунальных организаций Самары, а относится к некоей частной фирме, зарегистрированной к тому же по краденому (!) паспорту. Увы, к моменту проверки этот <липовый> счет оказался пустым: все поступившие на него деньги к тому времени были уже переведены в другое место, а затем обналичены. Кстати, не так давно подобную аферу группа дельцов <провернула> и в Москве. Там мошенники рассылали по организациям квитанции на оплату телефонных счетов на одну и ту же сумму - 154 рубля 55 копеек. Всего на банковский счет жуликов поступили деньги от 400 с лишним фирм, в том числе и от нескольких довольно известных компаний, подконтрольных Борису Березовскому: Ловись, мужик, на телефон!  Согласно милицейским данным, <телефонные> мошенники в крупных городах постоянно обманывают доверчивых граждан. Нигде не работающий 33-летний житель Самары Николай Яковлев регулярно расклеивал в Октябрьском районе областного центра объявления, в которых предлагал всем желающим за соответствующую плату поставить телефон на дому. На объявление клюнули многие, и первым из них оказался гражданин Кравченко (фамилия потерпевшего изменена - В.Е.). Яковлев договорился с <лохом>, что в течение двух недель поставит ему квартирный телефон всего за 6 тысяч рублей. При этом половину оговоренной суммы легковерный Кравченко отдал мошеннику авансом и безо всякой расписки. Конечно же, ни через две недели, ни позже <клиент> так и не получил вожделенного телефона. Но самое удивительное, что Яковлев через несколько месяцев явился к Кравченко домой и заявил, что телефон ему будет хоть завтра, если тот: заплатит еще 970 рублей. Отдав эти деньги, Кравченко еще долго верил, что <мастер> все же выполнит свое обещание. Тем временем Яковлев столь же нехитрым способом за короткое время надул еще несколько легковерных самарцев, пока не был задержан и по решению суда не получил два года лишения свободы. Аферисты порой устраивают <лоху> целое представление. Ему в квартиру уже протягивают провод и подключают к нему только что купленный телефон - мол, убедись сам, все работает. <Клиент> на радостях звонит другу, потом просит его перезвонить к нему домой - и убеждается, что все сделано чисто и вроде бы без обмана. Он выкладывает <мастерам> оговоренную сумму - но уже вскоре после их ухода с удивлением убеждается, что его новенький аппарат замолчал навсегда. Оказывается, аферисты всего на два часа, то есть на время проверки, подключали его квартиру к номеру соседа сверху.

/Волжская Коммуна (Самара), 11.11.2005/

<< предыдущая статья     оглавление     следующая статья >>