КИЛЛЕР СО СПРАВКОЙ

<< предыдущая статья     оглавление     следующая статья >>
КИЛЛЕР СО СПРАВКОЙ

Утром 8 июня 2003 года Игорь Столяров и Николай Кочев подъехали к дому по улице Кронштадтской, чтобы осмотреть одну из квартир: приятели, имея собственный бизнес, подрабатывали еще и евроремонтом. К их удивлению, заказчика, лишь полчаса назад назначившего встречу, дома не оказалось. Друзья вышли на улицу и столкнулись с высоким мужчиной, одетым во все черное. Завидев Игоря и Николая, он заметно занервничал. На какое-то время взгляды Столярова и незнакомца встретились, и Игорь поймал себя на странном ощущении, что неизвестному он каким-то образом знаком. Постояв в сторонке, мужчина вдруг решительно направился к Столярову и... выхватил из-за пазухи пистолет! Хлопнул выстрел. Пуля обожгла голову Игоря, но он устоял на ногах и неверными шагами побежал вдоль дома. Киллер бросился вдогонку, но неожиданно повернулся и исчез между многоэтажками. Добравшись до своего дома (благо он находился рядом), Игорь Столяров вызвал "скорую" и милицию. Покушение не стало для него неожиданностью. Он его ждал. Ловля на "живца" С 37-летним Самвелом Манасяном Игорь Столяров познакомился в начале 2002 года. В поселке Тохтуево Соликамского района у Манасяна и его родственников была лесопилка. Новые партнеры договорились о первой сделке. Пермяк должен был поставить фирме "Леспром", учрежденной Манасяном, электрический кабель на сумму 400 тысяч рублей. Соликамцы частично оплатили покупку. И сразу же заговорили о новом контракте. Мисак Нахшкарян, бывший сотрудник "Леспрома": - Самвел был очень доволен, что познакомился со Столяровым. Зная Манасяна, я понял, что он собирается "кинуть" партнера. У Самвела такой стиль работы. Когда привезли кабель, Манасян говорил, что надо "кинуть Столярову кость" - расплатиться частично, чтобы совершить еще одну сделку - на более крупную сумму.

Игорь Столяров проглотил наживку. На север Прикамья "ушли" два автомобиля "мерседес" и электрокабель на сумму 1 миллион 268 тысяч рублей. Заплатив за одну машину, Манасян обещал погасить оставшийся долг мясными консервами, мукой и пиломатериалами. Но консервы оказались просроченными. Тогда северный партнер предложил в зачет задолженности три иномарки. Но какие: два автомобиля находились в розыске, причем один из них был трижды заложен в разных ломбардах, а владелец третьего и не подозревал о своем намерении расстаться с четырехколесным другом (он дал автомобиль "другу Самвелу" на время - поездить). Манасян менял сотовые телефоны, уходил от разговора. Игорь все более разочаровывался в ненадежном партнере. Знакомые предприниматели в голос утверждали: "Эти люди уже многих "кидали". Наконец Самвел и его брат, 28-летний Гаспар, прямо заявили: "Про "мерседес" забудь. Мы тебе ничего не должны - ни денег, ни продуктов. Это ты нам должен 200 тысяч рублей. Обратишься в милицию - поплатишься". Столяров, не испугавшись, пообещал написать заявление в милицию. Начались угрозы. Из показаний Николая КОЧЕВА, друга и компаньона Игоря Столярова: - 27 февраля 2003 года Игорь позвонил и сказал, что кавказцы караулят его у подъезда. Я приехал. У дома стояла знакомая мне "ауди" с тонированными стеклами. Игорь вышел - в женском пальто, шляпе и очках с большими диоптриями. Мы уехали в Березники, к другу. Столяров, однако, не сдавался и требовал долг. Наконец в квартире Манасяна по проспекту Декабристов, 12 прошло производственное совещание. Братья Самвел и Гаспар, их друг и сотрудник Жора Торосян решили:

Столярова надо "убрать". На сцене появился работник "Леспрома" - бывший десантник Андрей Бакалдин. Президент-шизофреник Жора Торосян и 36-летний Андрей Бакалдин познакомились в 1993 году в московской гостинице. Как-то вечерком гости столицы между делом ограбили таксиста-частника. Жора сел на три с половиной года. Бакалдин же искусно плел психиатрам о своих способностях целителя с особым даром и аурой и избежал уголовной ответственности. Видно, сказались годы, проведенные на студенческой скамье в пединституте и физкультурном техникуме. На свободу Андрей вышел с диагнозом: шизофрения. С таким документом-индульгенцией можно было развернуться! Январь 2000 года Бакалдин встретил в должности президента "Пермского фонда милосердия и поддержки православных традиций". Но уже через месяц работы президент получил 850 тысяч рублей наличными и скрылся. От тюрьмы спасла психушка. В отделении больницы "псих" грамотно писал многочисленные жалобы прокурору. Незадолго до этого Бакалдин и Торосян случайно встретились в Перми. Так жизнь "прибила" Андрея Бакалдина к Самвелу Манасяну. Мисак Нахшкарян: - Бакалдин был у Самвела на побегушках, выполнял все указания Манасяна. Смерть свидетеля Если довериться версии следствия, нельзя не признать: операция была спланирована виртуозно. Утро 4 июня Андрей Бакалдин встретил в больничной палате. На сей раз - инфекционного отделения одной из соликамских МСЧ. Попал он туда, подхватив желтуху. Соседа по комнате выписали, другой пациент на его место еще не поступил. Палата находилась на первом этаже, кроме того, больные имели доступ к ключу от запасного выхода. Бакалдина на машине доставили из Соликамска в Пермь.

Киллер выстрелил из вальтера в Игоря Столярова и... к обеду вновь оказался на больничной койке. Вероятно, даже проваленная операция сошла бы ее участникам с рук, но Столяров остался в живых и твердо опознал в Андрее Бакалдине своего несостоявшегося убийцу. Николай Кочев тоже мог бы принять участие в идентификации преступника. Но 5 января 2004 года, за день до опознания, тело Кочева нашли в Краснокамске - у моста через речку Пальту. Первоначальный вывод экспертизы: смерть от переохлаждения. Накануне гибели Николай жаловался родным: "Меня убьют". По настоянию родных и друзей провели повторное исследование. Результат показал: в крови Кочева содержится доза кодеина и морфина, в 40 раз превышающая смертельную! В кармане у Николая нашли удостоверение Пермской общественной организации "Комитет по борьбе с коррупцией". В эту организацию он вступил за месяц до гибели. Увы, красные корочки не смогли его защитить. Мисак Нахшкарян: - Это Самвел сообщил, что Кочев мертв. Сказал: "Жора и Гаспар были на высоте. Пригодились навыки Гаспара как наркомана - вкатил Кочеву лошадиную дозу". 20-летняя Жанна Красноперова как свидетельница также не выступила на суде. Она бесследно исчезла.

Органам следствия ее местонахождение неизвестно. Самвел Манасян сейчас находится в федеральном розыске. Жора Торосян получил 10 лет лишения свободы за другие преступления. Так Бакалдин оказался на скамье подсудимых в одиночестве. Защищался на процессе грамотно и вины своей не признал. Из акта судебно-психиатрической экспертизы: "Держится самоуверенно, отвечает многословно. Скрытен, когда дело касается неприятных тем. Суждения категоричные. Накануне комиссии стал жаловаться на головные боли, "окликающие его голоса". Испытуемому свойственны подозрительность, уязвимость самолюбия, защитное поведение, стремление к лидерству, низкий уровень вины и отсутствие щепетильности в вопросах морали...

Диагноз: психопатия...". Из последнего слова Андрея Бакалдина: - Верю, что суд разберется, кто прав. Суд разобрался. 9 июня 2005 года Пермский областной суд под председательством судьи С. А. Суворова с участием государственного обвинителя прокурора отдела государственных обвинителей прокуратуры Пермской области Н. Б. Симоновой приговорил Андрея Бакалдина к 11 годам лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима. Фамилии потерпевших и свидетелей изменены.

/Хронометр (Пермь), 27.07.2005/

<< предыдущая статья     оглавление     следующая статья >>