ПРОСТОТА ХУЖЕ ВОРОВСТВА

<< предыдущая статья     оглавление     следующая статья >>
ПРОСТОТА ХУЖЕ ВОРОВСТВА

Так считается, наверное, потому, что воровство и может процветать там, где царствует простота. В этом убеждаешься, ознакомившись с уголовным делом, поступившим в Кандалакшский городской суд из прокуратуры. Некто Алик лет тридцати, придя в гости к своей знакомой Татьяне, словоохотливо поведал собравшимся за столом, что в его родном солнечном Узбекистане ждут не дождутся, когда же он приедет за дешевыми овощами, фруктами и прочими продуктами, чтобы порадовать ими жителей заполярной Кандалакши. А когда услышали, что мешок сахарного песка обходится там оптом всего в триста рублей, то есть по шесть рублей за килограмм, и что Алик собирается на днях гнать туда машину за продуктами и мог бы привезти такого песку кому-то из присутствующих, то сразу же нашлись и покупатели. Мать Аликовой зазнобы Валентина С. и ее зять Александр П. выразили готовность приобрести песочку. Узнав, что зять хозяйки - неработающий и имеет водительские права, Алик тут же предложил ему быть водителем на его автомобиле, чтобы вместе с ним съездить в Ташкент. Правда, денежки вперед, предупредил предприниматель. И добавил, что мог бы привезти сахар также соседям и знакомым. Спустя два дня южанин получил по 900 рублей с хозяйки дома и ее зятя, а с последнего еще и 600 рублей - его долю за горючее для грузовика, который якобы уже готов к отъезду. С той поры только его и видели. Пришлось одураченным кандалакшанам отдавать <сахарные> деньги соседям из своих. Через некоторое время Алик объявился в локомотивном депо, где, отрекомендовавшись представителем ремонтно-строительной фирмы, предложил свои услуги по установке в квартирах стеклопакетов взамен обычных оконных переплетов. Одна из работниц депо Людмила В. пожелала воспользоваться услугами фирмы: квартира ее дочери нуждается в таких стеклопакетах. Она повела Алика к себе домой, чтобы он мог сделать замеры ее окон, идентичных, по ее словам, окнам квартиры дочери. Замерил. И объявил, что обойдутся стеклопакеты в 24 тысячи 400 рублей, а для быстрой установки следует авансом внести 50 процентов этой суммы. Счастливая мама согласилась и выдала Алику 12 тысяч 200 рублей. Откланиваясь, <представитель фирмы> заверил, что заказ будет выполнен в ближайшее время. Вскоре он разыскал уже в вагонном депо работавшую там дочь Людмилы В. Екатерину и рассказал ей о сделке с ее матерью. Та была в курсе дела. И по предложению <представителя> повела его к себе домой, чтобы он смог замерить еще и ее окна. <Для ускорения выполнения заказа необходимо уплатить оставшиеся 12 тысяч 200 рублей>, - сообщил Алик Екатерине. Та уплатила. Вновь явившись к ней спустя несколько дней, сказал, что размеры окон ее и матери не совпадают, а потому ему придется взамен уже изготовленных заказывать новые стеклопакеты, для чего требуется еще 19 тысяч 700 рублей. Отдав безропотно и эту сумму, которую наскребла, влезши в долги, Екатерина стала ждать света в окошке - стеклопакетов. Ждет и поныне. Столь подробно рассказываю обо всем, чтобы показать это поразительное, непуганое какое-то, девственное даже доверие, проявляемое многими согражданами в ряде случаев. Притом, что на рынке мы ищем огурец или яблоко подешевле, экономя рубли, а в подобных случаях выкладываем тысячи, даже не спросив документов и не взяв расписок. Правда, смекнув, что документы все же для его <работы> нужны, наш герой обзавелся таковыми. В одном из баров в Апатитах Алик приобрел копию сертификата апатитской фирмы ООО <Росрегионстрой>. Затем, подав в СМИ объявление, <принял> на работу в свою <фирму> некоего штукатура-маляра с уголовным прошлым. Вслед за тем то вдвоем, то по очереди они стали по знакомой уже Алику схеме обирать доверчивых кандалакшан за посулы установить им стеклопакеты. Для этого <глава фирмы> нанял одну за другой двух безработных девиц, которые принимали на дому телефонные заявки от граждан, увидевших по городскому телевидению рекламу о стеклопакетах.

Ну а двум предприимчивым <представителям> ООО <Росрегионстрой> оставалось лишь наносить по адресам, взятым у диспетчера, визиты. Весьма плодотворные для них самих и, естественно, разорительные для простодушных заказчиков. Признаем, что рядом талантов наши герои должны были обладать. А именно - уметь наиграть открытый искренний взгляд, небрежно-уверенный тон голоса, когда несли залихватское, но в то же время как бы внушающее доверие вранье. Ну и лица иметь не спившиеся еще. В общем, в итоге посильных трудов у Алика и его подельника из сыпавшихся на них денег образовался <общак>, из которого они в любое время брали кому сколько необходимо на жизнь. Правда, недолго музыка играла...

Озаботившись жалобами, которые посыпались в милицию от одураченных граждан, сотрудники Кандалакшского ОБЭПа выследили и изловили мошенников. И только когда потерпевшие являлись на опознание обидчиков, они узнавали, что этих внушивших им доверие безымянных самородков от менеджмента, двух этих официально безработных величают по документам: одного Обидхон Кучкаров, узбекскоподданный, а второго - Александр Дадуев, Кандалакшский штукатур. Чем им обоим предстоит заниматься в дальнейшем и смогут ли в результате этих занятий вернуть свои кровные те, кому так ловко втерли очки, предстоит выяснить в ходе судебного разбирательства.

/Мурманский вестник, 04.12.2004/

<< предыдущая статья     оглавление     следующая статья >>