КРАХ БАНДИТСКОЙ МЕЧТЫ

<< предыдущая статья     оглавление     следующая статья >>
КРАХ БАНДИТСКОЙ МЕЧТЫ

Каждый из нас в детстве мечтал ста космонавтом, отважным летчиком, моряком или, на худой конец, банкиром (последнее относится к поколению под название next). А вот Николай Степанов из Дзержинска хотел быть крутым бандитом. Редко у кого сбываются детские мечты, но Коля стал исключением. На беду себе и окружающим.

БРАТСКАЯ МОГИЛА В ДОЛГОСТРОЕ

Когда Степанов без предупреждения куда-то исчез, особо о нем не беспокоились ни жена, ни мать. Привыкли уже. В милицию пошли спустя пару недель ожидания, когда оборвали телефоны бандитствующих друзей, знакомых коммерсантов и потенциальных любовниц. По факту пропажи безработного КэМээСа по боксу Степанова возбудили розыскное дело. Без движения оно лежало еще месяц. И вот однажды на окраине Дзержинска в подвале развалившегося от времени долгостроя, эпохи умирающего социализма, обнаружился труп. Хоть и был он изрядно подпорчен необратимыми физиологическими процессами и грызунами, родственники Степанова опознали в покойнике непутевого мужа и сына. Розыскное дело переименовали в уголовное, поскольку эксперты определили, что смерть Николая наступила от огнестрельных ранений грудной клетки и головы. Причем, стреляли не пулей, а картечью практически в упор: фрагменты костей черепа собирали в радиусе пары метров от трупа, а ребра на груди Степанова были буквально размозжены.

Это еще не все. Для очистки совести и просто праздного любопытства ради обошли сыщики все руины недостроенного то ли завода, то ли фабрики, числящееся безномерным зданием на улице Матросова. И нашли еще одного покойника: мужчина, приблизительно ровесник Степанова (30-35 лет), был убит похожим образом: выстрелом картечи в затылок. Криминалисты подтвердили: возможно мужчин убили в один и тот же день.

Первой версией были мысли о бандитской разборке. Но о "стрелке", в ходе которой образовались два трупа, неизбежно должны ползти слухи в бандитских кругах, серьезно просвечиваемых милицейской агентурой. Ничего подобного. Братва сама терялась в догадках. И кто был тогда со Степановым, кого убили вместе с ним? Все его кореша живы-здоровы, никуда не пропадали, а по словам знакомых, не такой был Николай безбашенный, чтобы ехать на серьезную разборку только с одним напарником, да еще и малознакомым.

Еще какое-то время ушло на попытки установить-таки личность покойника. Наконец, в архиве сыщики наткнулись на розыскное дело некоего бизнесмена Алексея Пороховщикова. Искали его не как без вести пропавшего, а как злостного алиментщика. Бывшая супружница Алексея пыталась "снять" с него ни много ни мало - около ста двадцати тысяч рублей в качестве компенсации, установленной судом при разделе имущества разбежавшихся супругов и алиментов за полгода на несовершеннолетнего сына. Полтора месяца назад заявление экс-жены Пороховщикова попало к судебным исполнителям, но те поделать ничего не смогли - все имущество коммерсант переписал на друзей и дальних родственников, а сам пропал. Судейские чиновники решили, что Алексей ударился в бега и, чтобы не морочить себе головы его поисками, спихнули дело в ОБЭП под предлогом того, что действия Пороховщикова иначе как мошенничеством охарактеризовать нельзя. А раз так, пусть им менты занимаются. В ОБЭПе служат тоже сообразительные люди, которым геморрой с беглым алиментщиком на фиг не нужен. Они, в свою очередь, сплавили дело в отдел розыска беглецов и без вести пропавших, где оно и должно было упокоиться навеки. Вот это дело и попало на глаза оперативникам, работающим по делу об убийстве Степанова. Вызвали на опознание бывшую жену Пороховщикова. Та, перед тем как порулиться в обморок прямо в морге (плакали денежки-то!), экс-супруга опознала по останкам одежды, татуировке ввиде кельтского узора на правом плече и отсутствию двух пальцев на ноге (их Алексей отморозил еще в детстве и пришлось пальцы ампутировать).

ПИТЕРСКИЙ СЛЕД

Что ж, с трупом разобрались. Но что связывало коммерсанта и бандита? И связывало так, что их вместе убили? Оперативники взяли у родных Степанова его прижизненное фото и стали показывать его партнерам и знакомым Пороховщикова. Один из предпринимателей вспомнил, что видел Алексея в компании человека с фотографии в

Дзержинском кабаке "Ассоль". Оба были пьяны, держались запанибратски и

приглашали к себе за столик, чтобы обмыть, якобы готовящуюся крупную сделку. Из

обрывков хвастливых разговоров свидетель понял, что кто-то предложил

Пороховщикову и его другу, назвавшемуся Николаем, крупную партию тушенки с

питерского мясоперерабатывающего завода. Будто продают ее практически даром, а

навар может составить процентов пятьсот.

Чем не повод для убийства? Скажем, кто-то из коллег Степанова узнал, что Дзержинский коммерсант ухватил крупный куш и решил заставить поделиться деньгами. За Пороховщикова вступился кореш-бандит, от которого такой подлянки наехавшая сторона не ожидала. Пришлось мочить обоих.

Но эта версия продержалась недолго. Пробили принадлежащие Пороховщику фирмы.

Хоть и были они перерегистрированы на других людей, но фактически принадлежали Алексею. Глухо. Ни одна из них не заключала договор с Санкт-Петербургским мясокомбинатом. И никакой тушенки, соответственно, в область не поставляла. Но проявился интересный факт. За несколько дней до пропажи босса исполнительный директор ЗАО "Продтрейд" снял со счетов фирмы сумму, эквивалентную двадцати тысячам долларов США. Спросили: зачем? Мужичок бесхитростно ответил что так просил сам Пороховщиков. И деньги были переданы ему Также шеф обмолвился, что уезжает дней на пять и просил забронировать купе до Санкт-Петербурга. Значит все-таки Питер. Но доехать до туда Пороховщиков не успел- из ГЖД пришла информация, что в поезд бизнесмен не садился Как не садился и некий гражданин Степанов, на чье имя было одновременно выкуплено место в том же купе.

Выводы следовали самые нелицеприятные. Хоть и проделана была сыщиками огромная работа, но к убийцам бизнесмена и бандита не удалось продвинуться ни на шаг.

Милицейское и прокурорское начальство стучало копытами в паркет и требовало либо срочно найти душегубов, либо начинать осваивать профессию дворника.

Как раз в апогей начальственного гнева очень к месту пришла информация из Минюста. Точнее из одной нижегородской зоны. Один тамошний новосел в беседе с "кумом" обмолвился, будто знает кто "заказал" Степанова. Опергруппа срочно выехала в зону. Заключенный Юрий Иванов (это имя по просьбе следователя изменено) сам из Дзержинска. Как и Степанов, из братвы. С Николаем знаком лишь мельком: здорово - покедова. Бегали они в разных командах и сферы интересов не пересекались. Бригады их были по пять-восемь человек. Кормились с ларечников на рынках и мелких чепистов. Выше ни-ни! Там давно все более серьезными жуликами поделено, которые еще в начале 90-х сменили спортивные "адидасы" на строгие пиджачные пары, а из новеньких "девяток" пересели в подержанные "Мерседесы".

По словам Юрия, незадолго до его посадки, к братку обратился владелец агентства по недвижимости Александр Никитенко и попросил "убрать" Степанова за полторы тысячи долларов. Иванов решил, что у риэлтера и коллеги по ремеслу типично рабочие нестыковки: один запросил у другого столько денег, что легче было убить вымогателя, чем платить ему. Юрий предложил барыге обойтись без мокрухи. Мол, расскажи в чем дело, и мы наезд по-мирному отобьем. Никитенко засмеялся и сказал, что дело совсем не в этом. Добавил, что для утрясания финансовых споров есть другие люди и упомянул прозвище очень серьезного Дзержинского авторитета.

Надо просто и без затей "завалить" Степанова. Юрий понял, что дело совсем тухлое и его хотят использовать как обычного киллера. Отказался. Степанову ничего не сказал, но еще долго ходил, озираясь по сторонам: вдруг Никитенко обиделся на отказ или практично решил, что он слишком многое сказал брателле и вместе со Степановым закажет более сговорчивому бандиту и его, что называется, "до кучи"?

Тут ничего удивительного нет. В Дзержинске, как и в любом российском городе, полно типов, которые за полторы тысячи "гринов" не только двух не шибко авторитетных братишек положат, но еще и сверху штабелями трупы случайных прохожих накидают.

Потом Иванов слегка успокоился и прилетело откуда? не ждал: один черномазый торговец с городского рынка выйдя из больницы, накатал на Юрия заяву о вымогательстве и нанесении тяжких телесных. Посадка трудами следователя и оперов была быстрой и без отклонений от курса: КПЗ - СИЗО - суд - зона. Уже за решеткой Юрий узнал по "тюремному телефону" о том, что найден труп коллеги. И вспомнил про Никитенко.

ОБИДА "РОГАТОГО" РИЭЛТЕРА

История, рассказанная зеком, показалась сыщикам интересной. Но не более того.

Упрется, допустим, риэлтер, заявит, что его нагло оклеветали и сотню причин найдет, почему на него браток наговаривает. Кому поверят в прокуратуре и суде: трижды судимому рэкетиру или уважаемому в городе коммерсанту, за которым нет и намека на темные делишки? Ответ ясен.

Потому и стали деятельность гражданина Никитенко изучать исподволь, со стороны.

Много интересного узнали. Например, о том, что не такой уж он чистоплотный бизнесмен. Было пяток случаев, когда клиенты его конторы начинали ходить по милициям и прокуратурам и выражать свое недовольство тем, что гражданин Никитенко их нагло кинул на большие деньги: обещал шикарную квартиру с евроремонтом, а вселил в хрущовку, где из европейских изысков имеются лишь наглые тараканы-прусаки. Но "крыша" у риэлтера была и впрямь хорошая. После профилактических бесед с ее представителями терпилы становились покладистыми и все свои заявления забирали взад. На основании сих фактов вызвали гражданина Никитенко повесточкой в ГУВД. Поговорить о том - о сем, присмотреться что за человек. И тут дзержинский риэлтер преподнес сыщикам подарок. Он ударился в бега. Притом спешно. Со слов родных, в день получения повестки Александр снял все деньги со счетов в банке, распихал по карманам наличку фирмы, выписал на имя жены генеральную доверенность на свою "Ауди" и с наказом продать ее как можно быстрее, покидал в чемодан только самые необходимые вещи и стартанул в аэропорт.

На чартерном рейсе Никитенко улетел в Антапию. Дальше следы его теряются.

Одновременно оперативники получили информацию, что нервно ведет себя и водитель Никитенко. Вроде тоже слинять собирается. Но в отличие от шефа, свободных средств у него в достаточном количестве не имелось. Юрий Чесноков (так зовут драйвера) заложил свою квартиру, довольно новые "Жигули" восьмой модели, назанимал денег у друзей и родственников. Брали Чеснокова на Московском вокзале, когда он с двумя баулами в руках пытался пристроиться в очередь за билетами в сторону Адлера. Там, в Краснодарском крае живет у Юрия двоюродная тетка. У нее и хотел отсидеться.

Говорить шофер стал практически сразу. С его слов выходило, что босс зол был только на Степанова. Коммерсанта завалили "до кучи". Злость же была исключительно личного характера. Зародилась она после того, как преуспевающий бизнесмен Никитенко узнал, что его молодая, третья по счету, 20-летняя жена периодически встречается в постели с мелким бандюком, который на рынке лоточников трясет, а интеллектом проигрывает дикой мартышке. Тут было несколько выходов. Оставить все как есть, прикинувшись деревенским дурачком, обидно до

предела. Можно жену замочить, чтобы неповадно было. Жалко деваху. Прикипел к ней рогатик-риэлтер всеми фибрами души. Можно сказать, любил. Третье решение показалось оптимальным. Надо убрать жинкиного хахаля! О том, что если баба загуляла и ее не остановишь, Никитенко не думал, как ни помнил ироничной поговорки о том, что легче один раз застрелить гулящую телку, чем каждую неделю гробить ее дружков.

Приняв решение, Никитенко начал искать исполнителя. К своей "крыше" с такой деликатной темой не обратишься. В лучшем случае на смех поднимут, а в худшем просьбу выполнят, но на такой "крючок" посадят, что всю жизнь только на братву и пахать будешь. Нужен кто-то со стороны. Кто не будет задавать лишних вопросов, а возьмет деньги и выполнит заказ. Стал Александр искать киллера среди таких же мелких рэкетмэнов как и потенциальная жертва. Но и с Юрием вышел облом. Больше рисковать бизнесмен не хотел. Решил убить сам. Помочь попросил водителя, пообещав за это пятьсот долларов и свою вечную благосклонность. Передал Чеснокову деньги и неизвестно где купленную двустволку. Велел спилить стволы и приклад, да снарядить патроны крупнорубленными кусками свинца. Что и было исполнено.

Сам Никитенко, якобы случайно, довел до сведения Степанова, будто некий питерский коммерсант хочет сбросить в Дзержинске партию дешевой тушенки. Мол, нужно обеспечить ему режим наибольшего благоприпятствования. К серьезным группировкам обращаться из-за стесненности в средствах питерец не может, да и масштаб его бизнеса не столь велик, чтобы опасаться чего-то кроме наезда мелкой гопоты и внепланового запоя грузчиков - Никитенко считал, что бандит клюнет на нехитрую наживку в надежде заработать лишние 300-500 баксов. На встречу с потенциальным клиентом поедет один и с нее уже не вернется.

ТРУПОМ БОЛЬШЕ, ТРУПОМ МЕНЬШЕ...

Ошибся риэлтер. Степанов действительно клюнул. Но совсем по иной причине.

Надоело ему быть бандитом. Решил себя в бизнесе попробовать. А тут еще случай подходящий в виде дармовой тушенки. Если ее по знакомым чепистам раскидать, это какой же навар будет! Только надо кого-то из коммерсантов в компаньоны позвать: ум хорошо, а два, как известно, лучше. Так, неожиданно для Никитенко, в сюжете нарисовался Пороховщиков. Именно он предложил Степанову хитрый ход. Мало того, что они покупают партию тушенки у питерского гостя, раскидав ее по точкам, они в тот же день едут на питерский мясокомбинат (там-то тушенка должна быть еще дешевле) и закупают продукцию на все свободные деньги.

В тот вечер, когда все должно было решиться, Никитенко и его водитель приехали за Степановым к ресторану "Ассоль", где последний бывал почти ежедневно. Вместе с бандитом в машину сел худощавый брюнет, представившийся партнером Степанова.

Отыгрывать "полный назад" было поздно. Взяли обоих. На ходу Никитенко сочинил версию, будто не знающий города и дорог питерец свернул не там, где надо, окончательно заблудился, и вот теперь они едут к нему навстречу, чтобы уже вместе вернуться в более уютное место, хоть в ту же "Ассоль", и начать разговор о делах.

На выезде из города у заброшенной фабрики Чесноков затормозил, все вышли из машины и пошли искать якобы потерявшегося гостя. Никитенко предложил срезать через стройку: будто владелец тушенки застрял на своем авто по другую ее сторону. В царство мертвого железобетона вошли цепочкой. Впереди Чесноков, за ним Пороховщиков со Степановым, а замыкал шествие Никитенко. В руках у него был объемистый кожаный портфель, где лежал обрез. Хотя Чесноков знал, что сейчас будет, но все равно выстрел прогремел внезапно. Следуя заранее отрепетированному сценарию, водитель выхватил из-за за пазухи нож и приставил его к горлу и не думавшему бежать или сопротивляться Пороховщикову. Краем глаза увидел, как опираясь на руку, с земли пытается приподняться Степанов. Картечь попала ему в грудь - наверное бандит услышал щелчок взводимых курков и успел обернуться.

Теперь смертельно раненный Николай пытался достать из-за ремня пистолет. Вряд ли это ему бы удалось: силы покидали бывшего боксера-полутяжа с каждым мгновением.

Тем не менее Никитенко, стоявший поодаль, шагнул к Степанову, спокойно поднял обрез и выстрелил ему в голову. Затем также неспешно переломил стволы, спрятал в карман стреляные гильзы и вставил на их место новые патроны с картечью.

Пороховщиков просил не убивать его. Сразу же протянул Чеснокову барсетку, сказав, что там деньги. Много денег. Возьмите, только отпустите домой. Никитенко деньги взял, потом пригласил бизнесмена прогуляться с ним. О чем они говорили - Чесноков не знает. Два выстрела, один за другим с небольшим интервалом, он услышал минут двадцать спустя. Еще минут через пять подошел босс, держа еще дымящийся обрез. Вынул из барсетки Пороховщикова пять сотенных бумажек и вручил водителю: "Держи, это в довесок к той "поминутке". Премия. Заслужил!"

Обрез и пистолет Степанова, подобранный Чесноковым на месте убийства, как он говорит, из любопытства, выбросили по дороге домой в безымянное озерцо.

Такой представляется картина преступления со слов водителя риэлтерского босса.

Других очевидцев нет. Никитенко объявлен в розыск, только вряд ли от этого будет результат. Скорее всего сейчас он никакой не Никитенко, а какой-нибудь дон Педро из страны, где много диких обезьян, и из бунгало под пальмами на берегу ласкового океана не выкуришь его никаким Интерполом./Ленинская смена (Нижний Новгород), 2 сентября /

<< предыдущая статья     оглавление     следующая статья >>