БОЙЦОВ ВНУТРЕННИХ ВОЙСК ОБВИНЯЮТ В ПОКУШЕНИИ НА ИЗВЕСТНОГО РЕКЛАМЩИКА

<< предыдущая статья     оглавление     следующая статья >>
БОЙЦОВ ВНУТРЕННИХ ВОЙСК ОБВИНЯЮТ В ПОКУШЕНИИ НА ИЗВЕСТНОГО РЕКЛАМЩИКА
        
В понедельник в Московском окружном военном суде начался процесс по одному из самых громких дел последних лет. В организации покушения на управляющего директора рекламного агентства News Outdoor Максима Ткачева обвиняются пять бывших и действующих военнослужащих московской части Внутренних войск МВД. По версии следствия, в июне 2002 года майор Александр Демченко, старший прапорщик Анатолий Богданов и рядовые Вячеслав Хаяркин, Артем Соколов и Руслан Молоканов получили заказ и пытались организовать убийство Ткачева. Имя заказчика в суде фигурировать не будет. Хотя и следователи, и оперативники считают, что оно им известно.
Киллер поинтересовался здоровьем жертвы
   В Максима Ткачева стреляли 3 июня 2002 года, когда он входил в проходную Центрального конструкторского бюро "Алмаз" на Ленинградском проспекте, где компания News Outdoor (входящая в крупнейшую международную медиа-империю News Corporation) снимала офис. Убийца, одетый в желтую майку и бейсболку, выдавал себя за распространителя рекламных листовок. Он успел выстрелить дважды - одна пуля прошла мимо, вторая попала в грудь Ткачеву. На третьем выстреле "ствол" заклинило - это и спасло жизнь Максиму Ткачеву. Киллер скрылся на поджидавшем его автомобиле.    Расследующие дело оперативники сразу однозначно связали покушение с переделом рынка столичной наружной рекламы. Компания News Outdoor являлась одним из ведущих игроков этого сектора и жестко конкурировала с агентством "Атор", входящим в группу "Тихая гавань" Умара Джабраилова. За четыре месяца до покушения на Ткачева в Москве был расстрелян президент "Атора" Владимир Каневский.    Несмотря на то что Максим Ткачев выжил, шансов на раскрытие покушения было немного. Однако преступники выдали себя сами. Через несколько дней после покушения в офис News Outdoor позвонил неизвестный, который подозрительно подробно интересовался здоровьем Ткачева и местом, где он проходит лечение. Отследив звонок, оперативники выяснили, что любопытство проявлял рядовой Руслан Молоканов, служивший в комендантской роте внутренних войск в Москве. Позже Молоканов явился в больницу к Ткачеву. Зачем он это сделал - четкой информации нет. По одной версии, он пришел, чтобы убить Ткачева в палате, по другой - чтобы продать информацию о покушении. Как бы то ни было, в больнице Молоканова уже ждали оперативники, которые его и задержали.
 Имя заказчика знают оперативники
   Молоканов молчал больше года. И только когда следователь пригрозил ему передать дело в суд и возложить на Молоканова всю вину, он начал давать показания. Постепенно удалось размотать всю цепочку преступления. Как выяснилось, группа, принявшая заказ на устранение Максима Ткачева, была сформирована заместителем командира по работе с личным составом войсковой части 5380 внутренних войск Александром Демченко (к автору материала этот человек не имеет никакого отношения. - "Известия"). К участию в преступлении он привлек заведующего продскладом части старшего прапорщика Анатолия Богданова и трех рядовых - уже упоминавшегося Молоканова, Вячеслава Хаяркина и Артема Соколова, незадолго до покушения уволившегося в запас и работавшего слесарем на заводе в Тверской области. Любопытно, что, согласно версии следствия, майор Демченко угрозами заставил Молоканова и Хаяркина пойти на дело. Он шантажировал их отправкой в дисбат, так как недавно поймал их на самоволке. Соколову же Демченко пообещал за работу тысячу долларов.    Именно Соколов, по данным следствия, стрелял в Ткачева. Рядом с ним в холле ЦКБ "Алмаз", также одетый в желтую майку, находился Хаяркин. Богданов дежурил в "девятке", а Молоканов стоял у въезда на парковку и по мобильному телефону предупредил Соколова о прибытии "объекта". После покушения члены группы на той же "девятке" уехали в Тверь. Родственники Соколова потом утверждали, что в тот день он был дома и даже ходил в сельсовет, однако, по данным следствия, алиби подтвердить не удалось: он был в сельсовете через несколько часов после покушения и имел возможность добраться до Тверской области.    Имя человека, который заказал убийство Ткачева, следствием не разглашается. Тем не менее в неофициальных беседах оперативники не раз намекали, что оно им известно и что человек этот - бизнесмен в области рекламы. Намекали даже, что некоторые из подсудимых работали у этого бизнесмена охранниками. Тем не менее для суда заказчик существует в качестве "неустановленного лица".    Есть в деле и другие пробелы. К примеру, не установлена сумма, уплаченная этим лицом, не установлено оружие, из которого стреляли в Ткачева, - известно лишь, что оно было 9-го калибра. По всей видимости, именно неустановленные факты станут одним из козырей защиты.
"Запретите публикации в прессе!"
   По ходатайству подсудимых процесс будет проходить с участием коллегии присяжных, которых отобрали 31 мая. Начавшийся в понедельник процесс над военнослужащими внутренних войск МВД по всем признакам должен был быть открытым. Однако еще до появления в зале присяжных один из адвокатов заявил ходатайство об удалении из зала прессы.    - Публикации могут сформировать у присяжных мнение о деле, - заявил адвокат.    
- Ходатайство удовлетворено, прошу прессу покинуть зал, - сказал судья Сергей Седов.    Телеоператоры засобирались, однако пишущие журналисты остались на месте.    - Вы объявляете заседание закрытым? - поинтересовался один из них.    - Нет, - ответил судья.   
 - Значит, без аппаратуры мы можем присутствовать? Как частные лица?    Сергей Седов устало кивнул. Было видно, что ему очень не хочется, чтобы в зале были посторонние.   
 - Тогда запретите публикации в прессе! - не унимался адвокат. Все в зале уставились на него. Сергей Седов, которому предстояло ввести такую цензуру, смотрел на адвоката с нескрываемым удивлением. Но тут на помощь пришла женщина-адвокат.    
- Чтобы удалить из зала так называемых частных лиц, прошу объявить заседание закрытым, - тихо сказала она, - поскольку разглашение сведений может отрицательно сказаться на безопасности участников процесса и членов их семей.    
- Кого вы имеете в виду? - уточнил Сергей Седов.    Адвокат слегка замялась:    - Я имею в виду подсудимых.  
  Когда судья поинтересовался мнением обвинения, прокурор четко и без запинки доказал, что оснований для закрытия суда нет. Процессуальный кодекс признает только четыре мотива, по которым заседание может быть признано закрытым. Это разглашение гостайны, суд над несовершеннолетним, суд по делу о сексуальном преступлении и уже упомянутая безопасность участников процесса. Поскольку надуманность доводов защиты видна невооруженным глазом, прокурор просил суд ходатайство отклонить.    Однако Сергей Седов рассудил иначе и ходатайство удовлетворил. Как рассказал "Известиям" пресс-секретарь Московского окружного военного суда Евгений Комиссаров, после ухода прессы на заседании выступил прокурор, который изложил суть обвинения, после чего поочередно выступили представители защиты. Адвокаты заявили, что их подзащитные виновными себя не признают. После этого были допрошены потерпевший Максим Ткачев (его интервью читайте на этой странице. - "Известия") и еще несколько свидетелей.
   Слушания продолжатся завтра. В закрытом режиме.
   * * *
Управляющий директор рекламной компании news outdoor максим ткачев: мне бы хотелось, чтобы заказчика обязательно нашли
   После первого заседания суда управляющий директор News Outdoor Максим
Ткачев ответил на вопросы "Известий".
   - Максим Леонидович, какие чувства вызывает у вас начало суда над
людьми, которые пытались вас убить?
   - Я испытываю крайне положительные чувства от того, что все это вообще
дошло до суда. Ни для меня, ни для вас не секрет, что заказные покушения в
суд попадают очень редко. Меня этот факт очень сильно радует. По крайней
мере пока. А дальше посмотрим.
   - В правоохранительных органах неофициально намекали, что знают
заказчика этого преступления. Вы его знаете? Или предполагаете?
   - Не знаю. И не предполагаю. Я слишком ответственный человек для того,
чтобы делать такие публичные предположения.
   - Вы уже давали показания суду. Вы узнали кого-то, кто находится на
скамье?
   - Я бы не хотел об этом говорить... Ведь есть решение суда о том, что
заседания проходят в закрытом режиме.
   - Сегодня в суде вы впервые увидели этих людей... Как вы к ним
относитесь?
   - Впервые я видел их на следствии, в суде - соответственно второй раз. И
вы знаете, у меня нет злости на них. Их вина пока не доказана в суде, и я
абсолютно холодно слушаю и оцениваю доказательства.
   - После покушения вы долгое время жили за границей. Сейчас вернулись. Вы
чувствуете себя в безопасности?
   - Я просто ни в какой другой стране жить не могу.
   - Но сегодня ситуация на рынке наружной рекламы по сравнению с 2002
годом...
   - Гораздо более стабильная и спокойная.
   - Вы будете настаивать на том, чтобы поиски заказчика продолжались?
   - Мне хотелось бы, чтобы их обязательно нашли.

/Известия (Москва), 08.06.2004/

<< предыдущая статья     оглавление     следующая статья >>