КОЕ-ЧТО О СТАБИЛЬНОСТИ БАНКОВСКОЙ СИСТЕМЫ В УКРАИНЕ

<< предыдущая статья     оглавление     следующая статья >>
КОЕ-ЧТО О СТАБИЛЬНОСТИ БАНКОВСКОЙ СИСТЕМЫ В УКРАИНЕ

18 обманутых вкладчиков, чьи суммарные потери без процентов составили 1, 5 миллиона долларов, объединились в общественную организацию "Вкладчики, потерпевшие от действий "Приватбанка", чтобы сообща отстаивать свои законные права в противостоянии с мощной банковской структурой.

Как мы уже сообщали, два года назад было начато расследование уголовного дела о хищении директором Мариупольского филиала КБ "Приватбанк" Татьяной Кудиновой денежных средств граждан, внесенных по 59 договорам "о специальном депозитном вкладе" в общей сложности на сумму более 3,8 млн. долларов США и 550 тыс. гривен. Поводом послужило заявление генерального директора ОАО "Азовжелезобетон", который, решив забрать свой вклад, был шокирован известием, что никакого вклада в помине не существует. Это выглядело тем более странно, если учесть, что средства вкладчика поступили не в виде наличных, а путем перечисления из другого банка.

По мнению обвинения, которое рассматривается в Ленинском райсуде Донецка, вскоре после возникновения Мариупольского филиала, то есть примерно в 1995-1997 годах, с целью присвоения средств вкладчиков Кудинова создала организованную преступную группу и, пользуясь авторитетом руководителя солидного банка, заключала депозитные договоры, условия которых не собиралась выполнять. Предлагаемые Кудиновой проценты - до 40 (!) - выгодно отличались от традиционных депозитных ставок, а большинство жертв махинаций лично были знакомы с "людыной року", бывшим секретарем горкома, партии так что вручая деньги прямо в ее служебном кабинете, полностью доверялись.

В суде Кудинова заявила, что кое-кому под шумок вернула вклад, и если бы не вскрывшая нарушения внезапная проверка, все пострадавшие рано или поздно получили бы свое. Напомним читателям и о том, что экс-директор в нынешнем судебном процессе действует с банком на удивление солидарно. Банк говорит, что он в этой ситуации ни при чем, Кудинова подтверждает. Банк говорит, что Кудинова должна ему упущенную прибыль, а она не против - хотя с чего, казалось бы, отдавать, если описанное имущество на такие объемы претензий никак не тянет.

А вот раньше, утверждает обвиняемая, в своем служебном кабинете, расположенном по адресу: г.Мариуполь, ул.Артема, 56, будучи директором филиала, она действовала исключительно от себя лично. Однако скрепляла документы печатью "Приватбанка" и при заключении договора действовала на основании доверенности, выданной главным управлением "Приватбанка". Заключила, скажем, с А. договор "О специальном срочном вкладе" на сумму пять тысяч долларов США сроком на шесть месяцев с выплатой 18 процентов годовых, получила от клиента наличные, а оприходовать "забыла". Соответственно, средства не были зачислены на счета бухгалтерского учета Мариупольского филиала КБ "Приватбанк". Затем передала знакомому предпринимателю Витушкину (третьему подельнику), чтобы он использовал их по собственному усмотрению. Однако, в свою бытность директором, но уже когда под ногами начинала гореть земля, Кудинова объясняла руководству, что средства вкладчиков частично использовались для улучшения финансового состояния банка.

Банк утверждает, что деньги прошли "мимо кассы", но, как известно, некоторым вкладчикам не помогли и приходные кассовые ордера - средства, как считает обвинение, зачислялись на текущий счет, затем начальнику отдела обслуживания населения поступало указание подготовить расходный кассовый ордер - как будто на выплату вклада, а также приходный кассовый ордер на внесение этой же суммы на депозитный счет клиента в "Приватбанке". Убедив подчиненных, что клиент хочет перевести денежные средства с текущего на депозитный счет, Кудинова или ее главбух Павлова получали указанный кассовый ордер, а также, взятые у кассира средства. Иначе говоря, деньги нагло расхищались прямо из банковской кассы!

С первого дня скандала руководство "Приватбанка" дало понять, что ничуть не считает себя к этой ситуации привязанным. Советуя: требуйте возврата у "конкретных работников", как будто договоры подписывались гражданскими, а не должностными лицами в служебных интерьерах. Не теми, кого "Приватбанк" уполномочил действовать от своего имени!

Кем бы ни затевалась эта впечатляющая афера, наверняка присутствовал расчет, что многим VIP-вкладчикам не захочется огласки. Что частично себя и оправдало. После того, как "Приватбанк" предпринял попытку "разобраться" с вкладчиками путем возбуждения "встречного" уголовного преследования о "чистоте вкладов", вкладчикам пришлось пережить "прелесть" обысков и позора. Достаточно было двум первым клиентам обратиться с исками в суд по поводу взыскания сумм вкладов, как "Приватбанк" направил в ГНИ Мариуполя письмо с просьбой привлечь их к ответственности в связи с недекларированием доходов и уклонением от уплаты налогов, одновременно идентифицировав своих клиентов и презрев тайну вкладов.

Размеры же этих вкладов - от 4 до 500 тыс. долларов - говорят о том, что пострадали от банковского произвола не только руководители ведущих предприятий, но и пенсионеры, моряки. В их числе также работник завода "Азовсталь", продавший свою автомашину; изобретатель, который надеялся с помощью банковских процентов обеспечить достойную старость; отец, которому перевели из-за границы деньги, неиспользованные на лечение сына (он умер)...

Однако симпатии власть имущих не на их стороне. С теплом высказался в адрес Кудиновой основатель и бывший глава "Приватбанка", а ныне глава правления Нацбанка - Сергей Тигипко, во власти чьего учреждения отозвать или приостановить действие лицензии "Приватбанка". Если верить газете "Приазовский рабочий" (N36, 9 марта 2002 года), Тигипко даже пообещал подследственной финансовую помощь в случае необходимости.

Не случайно, видимо, и Нацбанк занял позицию "невмешательства", хотя в соответствии со ст. 2 Закона Украины "О национальном банке Украины" его основной функцией является обеспечение стабильности банковской системы. А что мы понимаем под стабильностью, когда крупнейший банк страны ведет политику, подрывающую доверие населения к национальной банковской системе и негативно влияющую на международный авторитет страны?

Необходимость в помощи влиятельных покровителей у Кудиновой, как общеизвестно, наступила, а вот поступила ли соответствующая помощь - этого нам не узнать. Однако, учитывая, что процесс затягивается, Кудинова находится не под арестом, а в кругу семьи и никуда не торопится, ей и под статьей живется не худо.

А банк, развертывая очередную массированную рекламную кампанию, еще и представляется пострадавшим. Ну просто хронически, вы знаете, не везет учреждению с кадрами! О многом говорит тот факт, что уголовные дела, касающиеся афер с финансами, возбуждены и в отношении должностных лиц других филиалов "Приватбанка" - Донецкого регионального управления, Константиновского, Макеевского и Горловского филиалов... Цитата из ответа Генеральной прокуратуры Украины: "В текущем (2003-м - Авт.) году правоохранителями области расследован целый ряд дел в отношении должностных лиц КБ "Приватбанк", совершивших служебные преступления". А чтобы запрятать следы, как говорится в соответствующей справке по уголовному делу, руководители филиалов уничтожали первичную документацию.

Взять, к примеру, руководителей Красноармейского филиала КБ "Приватбанк". В период 2000-2001 гг. в нарушение Закона Украины "О банках и банковской деятельности" предоставили не установленным следствием лицам, осуществлявшим финансово-хозяйственную деятельность фиктивных предприятий Донецка, банковскую платежную систему для легализации денежных средств (говоря "по-русски", обналичивали теневой капитал), что привело к непоступлению в бюджет подоходного налога в сумме более 37 млн. грн. В настоящее время уголовное дело находится на рассмотрении в суде Киевского района г.Донецка.

Согласно ст. 441 Гражданского кодекса Украины предприятие обязано возместить вред, причиненный по вине его работников во время выполнения ими своих служебных обязанностей. Однако, КБ "Приватбанк" меньше всего заботится о том, чтобы возместить ущерб, причиненный его должностными лицами. Хотя как коммерческому банку, "Привату" полагается иметь резервный фонд для покрытия рисков, к чему обязывает Закон "О банках и банковской деятельности". Да и его активы, и капитал рассчитаться со всеми кредиторами банка позволяют. Позволяют же они включаться в энергичную борьбу за самые жирные куски недвижимости по всей стране?!

Позицию банка, который заявляет, что сам же понес убытки от действий Кудиновой сотоварищи и дополняет - мол, дождемся судебного решения, обязывающего выплатить вкладчикам, обманутым Кудиновой, тогда и рассчитаемся по вкладам, демонстрирует простой пример. Доверилось "Приватбанку" и предприятие "Мариупольгаз", соблазнившись рекламой "самого надежного и стабильного банка", который, если вы помните, в минувшем году пышно отпраздновал юбилей под девизом "10 лет доверия". И что же? Истек срок договора, который "Приват" на этот раз как будто и не оспаривает. А фирма так и не может получить средства по трем своим депозитам, которыми банк распоряжается с 1997 года.

Решение хозяйственного суда, которое еще в сентябре нынешнего года подтвердил и Высший хозяйственный суд, о взыскании с КБ "Приватбанк" в пользу ОАО "Мариупольгаз" суммы депозитного вклада 447 тысяч долларов с процентами (итого - 451 195 долларов) не выполняется! О законопослушании и добровольном исполнении судебного решения и речи, иными словами, не идет - вместо этого банк использует любые увертки, тянет время, продолжая пользоваться присвоенным капиталом.

Параллельно с кудиновским в Донецке ведется расследование еще одного уголовного дела, которое в некотором роде проливает свет на первое - о получении несколькими частными предприятиями необеспеченных кредитов на сумму шесть миллионов гривен, которые не были возвращены. В настоящее время производство по этому уголовному делу приостановлено в связи с розыском обвиняемого Ш. - организатора преступной группы

Если говорить точно - эти кредиты "обеспечивались" фальшивым залогом денежных средств, который впоследствии был уничтожен. "Приватбанк" вспомнил об этом, пытаясь отбиться от законных требований "Мариупольгаза", и заявил встречный иск - об уступке требований на вклады "Мариупольгаза" по невозвращенным кредитам. Якобы договор залога "Мариупольгаза" гарантировал эти кредиты, хотя это предприятие никогда не заключало подобных договоров - ни с каким-либо ЧП, ни с банком. И банк не смог предоставить суду соответствующий документ.

Скоро год, как продолжается суд над экс-директором Мариупольского филиала, но вот "успелось" за истекшее время поразительно мало. Разумеется, вялотекущий ход разбирательства выгоден только банку. Человеку, принесшему в банковское учреждение свои средства, глубоко безразлично, куда и по какой "схеме" они "ушли", вследствие чьих манипуляций украдены...

Гораздо важнее получить подтверждение, что в этой стране существует законность, представления о порядочности и профессионализме.

/” Донбасс ”, 18.12.2003/

<< предыдущая статья     оглавление     следующая статья >>