А РЫБКА-ТО С ДУШКОМ…

<< предыдущая статья     оглавление     следующая статья >>
А РЫБКА-ТО С ДУШКОМ…
   
Бутылки были чужими? 
Кто мог подобным образом <включить счетчик>, так вот своеобразно <предупредить> генерала? Узнав ответ на этот вопрос, без труда можно догадаться и о другом. 
Кто? - ответ на этот вопрос жаждут получить следствие, друзья и родные Виталия Гамова, его сослуживцы. И, конечно, средства массовой информации. И вот - многообещающий звонок давнего знакомца, некогда работника милиции, а ныне шефа охраны и безопасности серьезной коммерческой структуры. Знакомец уверяет, что знает ответ на другой вопрос: почему? 
- Наша фирма к рыбе отношения не имеет, - рассказал приятель. - Но обороты быстрые и большие, деньги крутятся тоже немаленькие, так что моя служба хлеб даром не ест. Хотя не скрою: времени свободного, если дело поставлено, тоже хватает. И вот зовет меня как-то <папа> и говорит: сам, мол, на отдых отъезжаю, а тебе, чтобы не заплесневел, работку хочу пододвинуть. Знакомит меня с давним своим приятелем - тот как раз по рыбе, крабу, морскому ежу специализируется. Этот фирмач выкладывает свою проблему... Проблема, как выяснилось, была в... пограничниках. Ровно год назад к главе рыбодобывающей фирмы пришел солидный человек в штатском, но с удостоверением морского офицера-пограничника. 
Визитер, не тратя время на досужие разговоры, сразу перешел к делу: он предлагал ни много ни мало - <зеленую тропу> сквозь морские охранные кордоны. Цена за каждое судно, на которое должны были закрыть глаза пограничники, - 50 тысяч долларов. Плюс надо было добыть документальную информацию о том, кто из коллег-конкурентов, кому и почем сдает в Японии контрабандную продукцию. Предложение было заманчивым, но смущала фирмача необходимость <настучать> на собратьев. Попробовал он торговаться, предложил больше - но без информации. Но гость объяснил: доллары пойдут на самый наш <верх>, а информация-де нужна ему - чтобы искать других клиентов. Так, как он этого фирмача, к примеру, нашел. Гость подтвердил свою осведомленность: назвал и капитанов двух судов фирмача, и число <левых> ходок прошлого года, и ассортимент продукции, и даже имя японского покупателя-оптовика. 
Ну, раз меня сдали - и я сдам, решил фирмач. Дал согласие и на следующую встречу принес пухлый конверт с пятью пачками <зелени> и сообщил дату ходки собственного судна в Японию. Судно загрузилось под завязку, и капитан смело <попилил> было мимо сторожевиков. Судно, однако, остановили, проверили документы и трюмы, составили все необходимые акты и протоколы. Живой груз перевалили на другое судно там же, в точке контроля. Груз пошел в Японию, а наш капитан повернул обратно. Фирмач посредника нашел, спрашивает: как же так, уважаемый? Вместо ожидаемой прибыли - <вагон штрафных санкций>. Давай, мол, обратно хоть те 50 <штук> баксов. Посредник объясняет случившееся технической накладкой. Обещает, что ходу актам и протоколам никто не даст. Иди, мол, снова <на рыбалку>. Доллары не вернул: передал их уже, говорит. Вот тут-то и понадобились рыбному фирмачу услуги приятельского <секьюрити>. Поручил он ему узнать: кто этот самый офицер-посредник? Может, на себя работает, а на высокое начальство для авторитета только ссылается? 
- Не спрашивай как, но я этого посредника месяц разрабатывал, - рассказывал автору <секьюрити>. - И доподлинно узнал, что дела он делал без ведома самого высокого начальства - но со ссылкой на него, для солидности. Комбинировал же он с коллегами-погранцами не выше подполковника. Причем не все соглашались, видимо, без досмотра конкретные суда пропускать. Вот и возникали подобные накладочки. - Так ты хочешь сказать?.. 
- Да, к генералу в окно залетели <чужие> бутылки с зажигательной смесью. Я-то своему фирмачу весь расклад дал - а другие, кто поверил посреднику, могли и не проверить. И генерал с семьей поплатился ни за что! Рассказал автор эту историю другим знакомым в погонах, не бывшим. Те уверяют: весьма похоже на правду, взяточники очень часто, просто сплошь и рядом, используют для вымогательства имя самого большого начальника. А тот, бывает, и не знает ничего. Привели мне знакомые оперативники и пример из своей практики иного рода, до суда, впрочем, не дошедший. Некий госслужащий, главный начальник одной из очень серьезных структур Сахалина, <засветился> перед правоохранительными органами благодаря тому, что... и взятки брал, действуя через подчиненных, и условий тайных сделок не выполнял. Рассчитывал, по-видимому, что те, кто дает, не будут связываться с такой величиной. Кроме того, взятка - вещь <обоюдоострая>. Ну не пойдешь же, в самом деле, жаловаться в милицию-полицию - и одновременно признаваться, что сам сделал попытку подкупа: за это по УК тоже срок полагается. Нашелся, впрочем, один  то ли очень нахальный, то ли безумный бизнесмен - пошел жаловаться. Официального заявления, разумеется, писать не стал. А в России так: нет заявления - нет преступления. 
Так и живет пока высокопоставленный взяточник без проблем и хлопот: сильно подозревая его во мздоимстве и даже располагая косвенными уликами, правоохранительные органы в разработку его брать не спешат. Чревато-с! А вдруг что-то сорвется, не подтвердится? Не мелкий клерк под подозрением, а человек с оч-чень большими связями - и здесь, и в Москве. Головенки и погоны полететь могут очень далеко... Ну, это так, к слову. А если к делу, то информационная пауза в истории генерала Гамова, действительно, слишком уж затянулась. Арестованным предъявлены обвинения в умышленном убийстве при отягчающих обстоятельствах. Однако не нужно быть большим докой в юриспруденции, чтобы понять: выходить с таким обвинением в суд несерьезно. Даже если удастся <привязать> обвиняемых к месту преступления в конкретный день и конкретное время, способ совершения преступления никак не подходит под квалификацию умышленного убийства. Если использовать логику и сам уголовный кодекс - то это умышленное повреждение имущества путем поджога. Либо - причинение тяжких телесных повреждений по неосторожности. 
Хотя именно этот способ, именуемый на криминальном слэнге <поджариванием>, широко практикуется российской организованной преступностью. За примерами, как говорится, далеко ходить не надо. Ретроспектива-2 Несостоявшийся взрыв джипа Лопуха послужил еще одним толчком для усиления прессинга, которому Джем и его <смотрящий> по Сахалину, Лопух, стали подвергать все и вся противоречащее интересам дальневосточной братвы на нашем острове. В первую очередь <прессовали> московский криминалитет, проявляющий недюжинный интерес к нефтяной <кормушке> на Сахалине. А средь него - под прицелом в первую голову был Аксён, отстаивающий здесь столичные интересы. Дошло до того, что милицейские оперативники, постоянно получая от коллег конфиденциальную информацию о готовящихся акциях возмездия, настоятельно рекомендовали Аксёну съехать с острова. Не по причине горячей любви к нему, разумеется: кому нужны <лишние> взрывы, стрельба? В конце концов Александр Петрович внял этим предупреждениям, перебрался в первопрестольную и лишь изредка наезжал сюда. И не только, по-видимому, из-за сахалинской ностальгии или тоски по родне. 23 июня 2000 года Сахалин потрясла новая громкая междоусобица. Тогда на автотрассе неподалеку от села Троицкое автоматными очередями был изрешечен-таки Лопух! Правоохранительные органы проявили недюжинные смекалку и мастерство: по горячим следам были арестованы почти все причастные к этой бойне лица. Все они были, по информации милиции, из печально известной преступной группировки некоего Якута. Сам Якут, экс-сахалинец, давно уже перебрался на постоянное место жительства в теплую и спокойную Японию. И занимается теперь, как говорят, в основном <чисто бизнесом>. Морским, разумеется. На Сахалине, в Приморье и Хабаровске Якут оставил с десяток принадлежащих ему рыбопромысловых фирм и солидный флот, ориентированный, естественно, на японский рынок. Принадлежность (внешняя) этих фирм самая разная - лишь правоохранительные органы да сами подставные владельцы знают, кому на самом деле принадлежат и фирмы, и флот. Последний, судя по отзывам оперативников и пограничников, отличается от прочих особым ухарством и нигилизмом по отношению к закону. Впрочем, Якут оставил на Сахалине своих людей не только в бизнесе. 
Его группировка, как и аксеновская, была наиболее дерзкой и отвязной. По оценкам (оперативным данным) милиции, его команда была даже круче аксеновской <бригады>. Убийств по заказу (недоказанных) у нее, во всяком случае, больше. Однако расстрел Лопуха стал, пожалуй, <лебединой песней> этой группировки: почти вся она прошла следствие, суд и уже получила реальные приговоры. Эпизод же этот на Анивской трассе имел, как выяснилось уже сейчас, далеко идущие последствия. Во время обыска на квартире одного из <якутян> была обнаружена любопытная видеокассета. Просмотр ее, а также реплики видеооператоров, автоматически записанные при съемке, дали возможность сделать ошеломляющий вывод о том, что на Джема тоже готовилось покушение! Причем непосредственными исполнителями были... сахалинцы. Операторы в течение нескольких недель скрыто снимали особняк Джема в Комсомольске-на-Амуре. Фиксировали (очевидно, с помощью длиннофокусного объектива) все контакты Евгения Васина, скрупулезно запечатлели на пленку все возможные пути отхода киллеров после убийства. На чердаке, откуда преимущественно велась съемка, была обнаружена снайперская винтовка системы Драгунова со всеми необходимыми причиндалами для верного выстрела. Но он так и не прозвучал. Почему? Съемка позволяла сделать вывод о том, что возможности покончить с Джемом у стрелков все-таки были. Как стало ясным впоследствии, один из сахалинских киллеров то ли запаниковал, то ли убоялся поднимать руку на одного из самых могущественных людей криминального мира. 
Он отправился прямо к Джему и раскрыл ему заговор - рассчитывая, очевидно, что повинную голову меч не сечет. Что Васин оценит его шаг и не тронет. Киллер ошибся: Джем не простил даже нереализованного намерения. Тело киллера было вскоре найдено в луже крови. Напарник убитого решил скрыться. Однако служба безопасности Джема настигла его в купе скорого поезда, пересекавшего сибирские просторы. С ним разговор тоже был коротким. Любопытной оказалась и сама история обнаружения логова сахалинских киллеров - вместе с той самой кассетой, видеокамерой и снайперской винтовкой. Как удалось выяснить журналисту одного из дальневосточных СМИ (вернее, по его словам), в хабаровскую прокуратуру уже после расправы с киллерами позвонили местные контрразведчики и назвали адрес их <схрона>. Прибывшую в район Дземги оперативно-следственную группу якобы тоже встречал местный работник УФСБ. Если все действительно так - как контрразведчики добыли адрес этой засады? Говорят, что Джем, узнав эту подробность, не сомневался уже в том, что за ним охотятся не только столичные оппоненты. К тому же ходили слухи о том, что в ту пору в Комсомольске-на-Амуре было замечено пребывание нескольких очень и очень <крутых> ребят из некогда гремевшей <Альфы>. Добавим: специалисты, просматривая пленку, в один голос утверждали высокий профессионализм тех, кто готовил покушение на Джема. И одновременно выражали сомнение в том, что подобный уровень по плечу не очень-то эрудированным несостоявшимся киллерам. С учетом всех этих обстоятельств наибольший интерес представляют две версии этих событий. 
По первой из них, покушение на Джема готовили сами спецслужбы - но в последний момент их аналитики, просчитав все возможные варианты развития событий, дали отбой. Вариантов, кстати говоря, было немного: скорее всего смерть Джема явилась бы началом такой кровавой криминальной войны среди противоборствующих группировок, которой еще не знала Россия. Имеет право на жизнь и вторая версия, согласно которой покушение готовили некие бывшие спецназовцы: ни для кого не секрет, что не все они после расформирования <Альфы> остались по эту сторону закона. Не секрет и то, что спецслужбы постоянно держат бывших коллег, оставшихся нынче не у дел, под наблюдением и приглядом: с учетом профессионализма, опыта боевой подготовки альфовцев это совсем не лишняя мера предосторожности. Если это так, то действия нынешних спецслужб весьма логичны. Узнав о готовящемся покушении и с учетом возможных кровавых последствий этого, хабаровские контрразведчики без лишнего шума вмешались и предотвратили бойню. Чужими руками, практически не засветившись. Не оставив при этом никаких следов участия в деле бывших своих коллег. Это, повторяю, всего лишь слухи и версии. Не исключено и то, что все это - пена, поднятая по старой памяти теми, кому не дает покоя само существование российской контрразведки. Так старая дева ежевечерне, ложась спать, заглядывает под кровать: не спрятался ли там подлец-мужчина?! И никто не сможет эту деву разубедить в том, что никому-то она уже не нужна... <Комсомольский> след? То же самое можно сказать и по поводу смерти Евгения Васина: она его все-таки не миновала. Причем и здесь нашлись <специалисты>, утверждающие о причастности к очень уж скоропостижной гибели Джема неких спецслужб. Надо ли говорить, что эти утверждения никак не стыкуются с официальными причинами смерти Евгения Васина, с выводами патологоанатомов и базируются лишь на допуске? Кстати говоря, понятие <допуск> очень часто используется и официальным следствием при построении рабочих версий того или иного события. На многих допусках, к сожалению, базируются пока и все муссируемые версии гибели генерала Виталия Гамова. В том числе и одна из последних, наиболее сенсационная. По ней покушение на генерала... никак не связано с его служебной деятельностью. А если и имело к ней отношение, то не прямое, а косвенное. 
/"Советский Сахалин" (Южно-Сахалинск), 20.07.2002/ 
<< предыдущая статья     оглавление     следующая статья >>