НА ТОПЛИВНОМ РЫНКЕ ПИТЕРА СТАЛО ТЕСНО

<< предыдущая статья     оглавление     следующая статья >>
НА ТОПЛИВНОМ РЫНКЕ ПИТЕРА СТАЛО ТЕСНО

Лишних сажают?

В Америке лучшим способом быстро разбогатеть и легко свернуть себе шею был Клондайк, в Испании - Эльдорадо, в Петербурге - топливный рынок. Основная часть громких заказных убийств в нашем городе связана не с наркотиками, не с оружием, а с такой безобидной вещью, как бензин. Немало авторитетных бизнесменов сложило свои буйные головы, пытаясь получить право поставлять топливо для городских автобусов и машин "скорой помощи". А сколько интриг плели друг против друга чиновники за право распределять городские заказы на нефтепродукты.

Но с некоторых пор бандиты стали обижаться на то, что их называют бандитами, а потому начали вести жизнь более-менее честных бизнесменов, которая если и допускает заказные убийства, то только в исключительных случаях. А все текущие вопросы предписывает решать миром.

В конце прошлого года компания "Славнефть", проявляющая интерес к городскому топливному рынку, решила заключить договор с одним из местных операторов - "Фаэтоном" и через него начать свою экспансию. Однако накануне торжественного дня подписания документов в офисе "Фаэтона" появилась налоговая полиция, заявила, что компания уклоняется от уплаты налогов, изъяла документы и ушла. Громкого скандала так и не получилось, но организатор этого визита – полковник Игорь Ментишинов - сейчас находится под следствием и обвиняется в том, что проверка была "заказной".

А не так давно в "Кресты" угодил один из руководителей топливного оператора "Русланд", владеющего более чем двадцатью АЗС, Юрий Гамилко и двое его коллег. История такова. "Русланд" входит в холдинг "Рось", которым, собственно, и управляет Гамилко со своим старым другом Мардиным. Год назад они начали строительство пансионата в Солнечном, а руководить работами поставили еще одного своего старого друга - назовем его Александровым. Он был знаком с Мардиным еще со студенческой скамьи, когда они вместе учились в военно-строительном училище.

Иначе как старой дружбой поступок компаньонов объяснить было сложно. Они и раньше привлекали приятеля к участию в своем бизнесе, и при этом в подавляющем большинстве случаев терпели убытки. Так, например, когда Александров руководил нефтебазой, на которой "Русланд" хранил бензин, там образовалась существенная недостача. Неудачными оказывались посреднические операции Александрова, а также его собственные проекты, на которые он брал в долг деньги у Мардина и Гамилко.

Тем не менее руководители "Роси" продолжали доверять другу. Однако при строительстве в Солнечном он был пойман за руку на воровстве. Мардин потребовал, чтобы Александров вернул все похищенные деньги. С учетом старых долгов оказалось, что это - около 300 тысяч долларов. Обсуждение финансовых вопросов сопровождалось физическим воздействием на Александрова, у которого в итоге оказалось сломано ребро. Приняв к сведению все аргументы хозяев "Роси", он согласился вернуть деньги через общего знакомого - Самолетова, с которым они с Мардиным вместе учились в училище.

Выйдя из офиса "Роси", Александров пошел в РУБОП и заявил, что у него пытаются вымогать деньги. Через полтора месяца Гамилко, Самолетов и присутствовавший при разговоре о долге Красноперов были арестованы.

Интересно, им было предъявлено обвинение не в самоуправстве, как, наверное, следовало ожидать при "силовом" выбивании долга, а в "вымогательстве в составе организованной группы в особо крупных размерах". Возможно, на мысль о вымогательстве следователей навел тот факт, что в картотеке РУБОП Гамилко числится как один членов "тамбовской" группировки. Тем не менее для суда эта картотека, составленная на основе информации осведомителей и слухов, - аргумент не серьезнее, чем книга "Бандитский Петербург". Следователи, видимо, понимают, что обвинение в вымогательстве в суде вряд ли устоит, поскольку долг Александрова Мардину и Гамилко - факт. К тому же сам Александров далеко не ангел: в свое время он не расплатился с крупными поставщиками нефтепродуктов, и в областной прокуратуре на него заведено уголовное дело.

Почему же тогда Гамилко обвиняют именно в вымогательстве? Тем более что он инвалид 1-й группы, страдающий тяжелой формой сахарного диабета. Каждые 4 часа ему должны делать уколы инсулина. А если в тюрьме забудут сделать укол и он умрет - кто за это будет отвечать? В феврале этого года суд рассмотрел просьбу адвокатов арестованного изменить ему меру пресечения. И, признав то, что он инвалид, отказался удовлетворить их ходатайство. По словам защиты, прокуратура для подтверждения обоснованности заключения Гамилко представила суду оперативные справки.

Вероятно, для содержания под стражей инвалида нужны веские основания. Некоторые эксперты считают, что главное основание - это борьба за топливный рынок.

Конкуренты заинтересованы в том, чтобы вывести "Русланд" из игры и взять под контроль его бизнес. Лучшего способа, чем оставить Гамилко в СИЗО, не придумаешь. /Известия Петербург (Санкт-Петербург), 27 апреля /

<< предыдущая статья     оглавление     следующая статья >>