"ОРГАНИЗОВАННАЯ ПРЕСТУПНОСТЬ"

<< предыдущая статья     оглавление     следующая статья >>
"ОРГАНИЗОВАННАЯ ПРЕСТУПНОСТЬ"

По осторожным данным не менее 50% процентов предприятий всех форм собственности находятся под контролем криминальных структур; из России ежегодно уплывает за рубеж около 20 млрд. долларов. Как же так получилось? Как будто не было иноземного нашествия, когда-то заставившего сицилийских жителей сплотиться в тайное общество, из которого потом выросла "каморра"; как будто не было массовой эмиграции в Россию этнических групп с развитыми преступными традициями, как это случилось в США, куда были импортированы сицилийские мафиози, японские якудза и китайские тирады... Россия с такой скоростью рухнула в объятия массовой преступности, что этот феномен заслуживает самого пристального изучения - хотя бы в качестве урока. (Может быть, печальная историческая роль России в том и заключается, что бы показывать человечеству, как не надо обустраивать жизнь).

Предпосылки За 70 лет правления большевиков были почти начисто искоренены как религиозные ценности и традиции православия, так и общечеловеческие принципы уважения к личности. "Цель оправдывает средства" - вот тот опасный лозунг, который был внедрен в сознание советских людей, когда под целью понимался скорый приход коммунизма. Однако если в первые годы революции население верило в коммунистические догматы, то реальная жизнь с массовыми сталинскими расстрелами, хрущевскими психушками и брежневским казнокрадством не оставило камня на камне от этих иллюзорных надежд. На смену идеалам пришел хорошо замаскированный цинизм, для которого сдерживающим началом служила не совесть, а боязнь лишиться партбилета. "Хочешь жить - умей вертеться" - эти слова стали символом эпохи развитого социализма... Бывшие партийные боссы ворочали партийными капиталами и имуществом, спрятанным во время перестройки, генералы продавали на сторону военное имущество - и всем им нужны были подручные, посредники, "быки", наемные убийцы и телохранители. Оказалось, что недостатка в них нет. Два потока заполнили эту нишу. Люди "зоны" и ветераны "горячих точек". Надо ли объяснять, что тюрьма никогда никого не исправляла, скорее наоборот, повышала криминальный профессионализм? Что колоссальное количество людей, прошедшее через зоны, оказывалось неприспособленным к позитивному участию в жизни?

Что заразное дыхание зоны отравило всю Россию, проникло в язык - чего стоит одно высказывание президента: "Мочить в сортире". Что выходят из зоны либо искалеченные, больные, озлобленные на весь мир ("опущенные", туберкулезные, изувеченные ментами), либо сильные, злобные, агрессивные, которые не пойдут работать за среднюю российскую зарплату? С другой стороны, афганская и чеченская войны создали еще одну прослойку людей, выбитых из нормальной, мирной жизни, которые научились убивать, у которых враги (духи или чехи) погубили или искалечили друзей, и которых переполняет жгучая ненависть ко всем, кроме, может быть, своих близких. А спорт? Он не позволял талантливым спортсменам заработать себе на старость. Куда им было податься после окончания спортивной карьеры, если они умели только бороться, боксировать или стрелять? А еще армия с ее дедовщиной, воспитывающая закоренелых садистов. В итоге, недостатков в "быках", бойцах бандитских группировок - страна не испытывала. Главарям было из кого выбирать.

Годы сталинского террора, годы подчинения органов суда, следствия и прокуратуры сначала обкомовским начальникам, а сейчас главам исполнительной власти начисто отбили у населения веру в правосудие. К тому же продажность и жестокость милиции создали у людей ощущение полной беззащитности. В начале было горбачевское разрешение кооперативов. Директорами промышленных предприятий их было создано великое множество. Цель - перевести туда безналичные деньги (которых никто никогда не считал, так как это были виртуальные государственные деньги, перекладываемые из одного государственного кармана в другой), обналичить и присвоить. Туда же сплавлялось более или менее ценное оборудование - директора готовили себе на всякий случай "запасные аэродромы". Так начали сколачиваться первые крупные теневые состояния. И тут же подняла голову преступность. На зоне только и шли разговоры, как бы побыстрей выйти и начать "щипать" кооператоров. Ведь те, кто украл, - не пойдут жаловаться в милицию на то, что их ограбили!

Приватизация как способ первоначального накопления капитала

Комплекс новых правил экономики застал многих врасплох, но хорошо информированные "боссы" поняли, что пришел их час. Вся эта бессовестная армада бросилась скупать ваучеры, создавать финансовые пирамиды, брать беспроцентные ссуды в государственных банках, гнать за рубеж металл, нефть, лес, алмазы, пользуясь колоссальной разницей в ценах на внутреннем и внешнем рынках. Полученная гигантская прибыль оседала на их валютных счетах в иностранных банках, а страна нищала и стремительно катилась вниз. К тому же мощное сопротивление "красных директоров" и не успевшей обогатиться части партноменклатуры не позволило довести приватизацию до логического конца - создания класса эффективных и ответственных собственников, которые богатели бы и разорялись вместе со своими предприятиями. Получился абсурд - директора стали получать громадную зарплату вне зависимости от того, как идут дела предприятия, и при этом мошенничать с продажей продукции, а то и вообще доводить собственные предприятия до банкротства ради скупки акций по бросовой цене какой-нибудь подставной фирмой. Зловещая роль инфляции Старые советские начальники плохо разбирались в рыночной экономике. Они считали, что если на что-нибудь в стране не хватает денег, то надо просто их допечатать, какие проблемы! Результат не замедлил сказаться - началась громадная инфляция. Не знаю более весомой причины для массового разгула преступности и провала в экономике, чем высокий уровень инфляции. Дело в том, что денежные отношения между физическими и юридическими лицами в эпоху высокой инфляции приобретают совершенно иной характер.

Становится очень выгодно:

1) брать в долг на длительный срок, получать ссуды, кредиты;

2) задерживать до последнего момента оплату товаров и услуг;

3) "прокручивать " чужие деньги в банках, получая прибыль буквально "из воздуха";

4) спекулировать "твердой" валютой, фактически вытесняя из обращения национальную валюту и поддерживая тем самым чужую экономику.

При слабости официального арбитража, который рассматривал дела годами (а за это время деньги превращались в пыль), в обществе возникла потребность в "параллельном" эффективном арбитраже. Вот когда появились наиболее мощные бандитские группировки, "выбивающие долги, обеспечивающие своевременную оплату отпущенных товаров или выполнение условий контракта, эти так называемые "гаранты сделок". С другой стороны, громадные прибыли, получаемые во время инфляции от спекуляции валютой, от сомнительных сделок, привлекали внимание бандитских структур, которые насылали своих "быков" грабить предпринимателей. Появилась необходимость иметь "крышу" - охранную структуру, защищающую свой бизнес. "Крыши" вербовались из эфэсбэшников, "ментов", "афганцев", бандитов и т.п., которые за определенную часть прибыли страховали бизнес от "наездов". Однако часто случалось, что они сами отнимали у подзащитных все имущество. Иметь "крышу" стало почти необходимостью - среди бела дня кварталы городов обходили "бойцы невидимого фронта", проверяя точку за точкой, имеется ли у этого бизнеса "крыша" и нельзя ли его обложить данью.

Думаю, что немногим предприятиям, особенно малого и среднего бизнеса, удалось избавиться от необходимости платить за "охранные услуги". Гайдар сказал когда-то: страна заплатила за экономическое образование Черномырдина тремя годами инфляции. Она заплатила большим - небывалым размахом преступности! Куда стоило бы двигаться? Криминальную заразу легко подхватить, но от нее трудно избавиться.

Почти 200 лет понадобилось Италии, чтобы операция "Чистые руки" положила начало концу господства мафии. Около 50 лет длилась борьба с организованной преступностью в США, и в итоге она оказалась загнанной в узкие рамки наркобизнеса и проституции. В России же отравлена криминалом почти вся банковская сфера, добывающая, производящая отрасли. Есть ли надежды выбраться в следующем веке из этой ловушки? Негоже деятелям культуры толпиться в прихожей, скажем, Отара Квантришвили, выпрашивая деньги на постановку кинофильма или оперы. Негоже ставить на Невском памятник Гоголю, взяв деньги у людей, которых потом арестовывают по обвинению в бандитизме и вымогательстве. Негоже интеллигентам голосовать за человека, который будучи хозяином рынка, пожертвовал часть утаенных от налогов денег на богоугодные цели.

Репутация политических деятелей должна быть безупречной, и если съезд политического движения, возглавляемого этим деятелем, проводится на бандитские деньги, и этот факт установлен, то он должен немедленно уйти в отставку. Забытый термин "общественное мнение" должен усилиями интеллигенции стать важным фактором общественной жизни. Уже неоднократно писалось и говорилось, что язык, как мощнейший инструмент воздействия на мышление, должен заменить нейтрально окрашенные иностранные или уголовные термины на морально четкие определения. Убийца, а не "киллер", вымогатель, а не "рэкитир", проститутка, а не "путана", главарь банды, а не "папа", убивать, а не "мочить". Говорят, что крестные отцы отечественной мафии, криминальные главари, по мере врастания в бизнес, предпочитают переходить к цивилизованной модели отношений, без заказных убийств и использования бандитов.

Так, по слухам, Анатолий Быков, поднявшись наверх, стал избавляться от "синих" (уголовников); говорят, что небезызвестные Малышев, Кумарин (Барсуков) превратились в солидных бизнесменов. Мне в это верится с трудом - ведь все время подрастают "молодые волки", пытающиеся откусить свой кусок, и если милиции с этим не справиться, то "бизнес" будет вынужден защищаться "неформальными" методами, а следовательно, использовать имевшиеся связи и структуры. Уж скорее дети этих акул эпохи первоначального накопления, окончив гарварды и кембриджи, станут более цивилизованными бизнесменами... Мировой опыт показал, что отцов организованной преступности достаточно трудно схватить на месте преступления, ибо сами они не берутся за пистолет. Неуплата налогов - вот то звено, которое наиболее уязвимо. Ведь, что толку в деньгах, если на них нельзя ничего купить; а чтобы купить, надо, во-первых, их (деньги) "отмыть", то есть легализовать, а во-вторых, заплатить налоги. И даже если они пойманы на чем-либо, судить главарей организованной преступности достаточно сложно, учитывая их вес, связи и влияние.

Может, стоило бы учесть опыт Перу, где во время борьбы с терроризмом проведение судов по делам повышенной общественной опасности было поручено военным судьям; проводились они на территории воинских частей, судьи были в капюшонах, закрывающих лица, и свидетели были надежно защищены. Все, что связано с коррупцией, также имеет не единственное решение, но целый комплекс мер. Очень важно, чтобы "начальство", начиная с президента, было безупречно само и требовало того же от подчиненных, чтобы они не могли бросить на него тень. В противном случае необходимо безжалостно расставаться с "согрешившими". "Рыба гниет с головы", но и с головы же она должна очищаться и выздоравливать. К сожалению, Ельцин ценил личную преданность выше моральной чистоты. Эта ошибка дорого стоила России. Посмотрим, как поведет себя Путин... Российское общество должно научиться ограничивать коррупцию, используя международный опыт и развивая свое участие в контроле над тратой денег налогоплательщиков.

/"Приокская Газета" (г. Калуга), 15.02.2002/

<< предыдущая статья     оглавление     следующая статья >>