Деловая пресса

Главная

О проекте

Партнеры

Рассылка

Свидетельства СМИ

Реклама

Контакты

Публикации

Разместить информацию
Портал электронных
средств массовой информации
для предпринимателей


Поиск
Расширенный поиск


ЭЛЕКТРОННЫЕ ИЗДАНИЯ


Бизнес за рубежом



Новости электронной коммерции



Российские политические портреты



Новости малого бизнеса



Вести Отечества



Новости Cистемы ММЦ



Внешнеэкономическое обозрение



Россия выбирает



Торговая неделя



Москва: мэр и бизнес



Новые технологии



Налоги и бизнес



Бизнес и криминал



Деловая Москва



Лизинг Ревю



Маркетинг и практика предпринимательства





Новые технологии

  номер 39 (112) от 03.10.2001 Архив


<< предыдущая статья     оглавление     следующая статья >>


КТО ЗАПЛАТИТ ЗА НАУКУ

Российским компаниям понадобились ученые

Давно стало общим местом говорить о бедственном состоянии российской науки, в постсоветское время потерявшей финансовую поддержку государства и немало ярких умов. Есть, однако, основания утверждать, что в последнее время ученые находят свое место на рынке: в России появилась и быстро развивается корпоративная наука. Крупнейшие российские компании создают свои научные центры, осознав, что знания и ноу-хау являются важным конкурентным преимуществом. Другое дело, что бизнес интересуют только прикладные исследования.

Корпорации ищут ученых

В развитых странах около половины инвестиций в НИОКР осуществляет не государство, а частные компании. В Японии, например, эта доля еще выше: корпоративный сектор страны финансирует до 70% научных и проектных исследований. В последние два года интерес к научному сообществу и его потенциалу начал проявлять и крупный российский бизнес. Свой интерес к науке отечественные компании не афишируют, и сколько они тратят на научные исследования, точно неизвестно. По некоторым оценкам, в 2001 году эти вложения могут составить $2-3 млрд. Государство выделяет на науку менее $1 млрд - около 0,3-0,4% ВВП. Почему компании скрывают собственные научные интересы, понятно: ноу-хау являются конкурентным преимуществом уже не только на мировом, но и на внутреннем рынке. Российские промышленные корпорации это осознали, так что в ближайшее время можно ждать нешуточной борьбы как за маститых ученых, так и за талантливых студентов. В научных центрах крупнейших компаний создаются отделы, которые занимаются поисками умов и перспективных идей. Такие центры, например, уже создали ТНК, ЮКОС, "ЛУКойл". "Норильский никель" взял под свое крыло научно-проектный институт "Гипроникель". "Газпром" раздает многочисленные заказы научным коллективам и НИИ. Правда, корпорации предпочитают инвестировать краткосрочные проекты, которые могут окупиться за два-три года. Соответственно, такие научные проекты имеют сугубо прикладной характер. Средний и малый бизнес тоже не стоит в стороне от разгорающейся борьбы за идеи. Например, владельцы компаний, специализирующихся на офшорном программировании, уверены, что перспективы этой индустрии связаны с объединением российских идей в области информационных технологий. Индия - мировой лидер офшорного программирования - эту нишу вряд ли займет. Общая проблема в том, что ученые плохо умеют продавать себя и свои открытия. Но опыт по превращению научных идей в бизнес-планы постепенно накапливается: роль переводчиков с языка формул на язык бизнеса берут на себя вышедшие из околонаучных кругов посреднические фирмы. Короче говоря, в России начинает складываться инфраструктура научного рынка.

Фундамент без опоры

Тем не менее российские компании, которые вплотную занялись прикладными исследованиями, уверены, что поддерживать образование и фундаментальную науку, способную принести результат лишь через пять, десять, а то и двадцать лет, должно государство. "Финансировать фундаментальную науку,- говорит гендиректор института 'Гипроникель' Александр Бурухин,- это все-таки государственная задача". Мировой опыт говорит об обратном: в американских фирмах до 30% инвестиций на НИОКР идут именно на фундаментальные исследования. На переднем крае науки работают лаборатории Lucent Technologies (Bell Labs), IBM, Sun Microsystems, Intel. Бывает, что и нефтяные компании сбрасываются на финансирование фундаментальных исследований, полезных для всей отрасли. Например, в научных центрах Shell проводятся не только прикладные, но и сугубо теоретические исследования. Возможно, российский бизнес еще не столкнулся с проблемой недостаточного воспроизводства и качества научных кадров. За последние десять лет число научных сотрудников в стране сократилось почти в четыре раза: с 3 млн до 800 тыс. Тех, кто остался, наиболее обеспеченным компаниям пока хватает, но очевидно, что без подпитки фундаментальной науки этот резерв быстро истощится. Российские компании взять на себя такую подпитку пока не готовы, государство тоже не может позволить себе вести дорогостоящие фундаментальные исследования по всем значимым направлениям. Несколько лет назад правительство с подачи Миннауки утвердило перечень "критических технологий". Сейчас в нем свыше 70 основных рубрик, и в каждой по несколько технологий. В общей сложности требующих приоритетной поддержки технологий набралось более 250 - намного больше, чем в такой развитой научной стране, как Англия. Попытки привлечь общественность к обсуждению проблемы приводят лишь к новому расширению списка; никто не берет на себя ответственность по его ограничению. К тому же выбор таких приоритетов, по мнению старшего научного сотрудника Института макроэкономических исследований при Минэкономразвития Аллы Рамиловой, должен опираться на обширные исследования мировой конъюнктуры, определение конкурентных преимуществ, обоснованные прогнозы. Это весьма и весьма дорогостоящие мероприятия, для которых у государства опять-таки нет ни подходящих инструментов, ни денег.

Инновационная политика

В 90-х годах управление экономического планирования и управление по науке и технике правительства Японии проанализировали сотни технологических проектов и тысячи тем по НИОКР. Были оценены объемы будущих рынков, экономические и социальные препятствия, общий характер влияния технологий на общество. В результате бизнесмены получили рекомендации по выбору инновационного курса. Именно по рекомендации ведомств японский бизнес в свое время сосредоточился на производстве больших жидкокристаллических дисплеев, чипов для систем искусственного интеллекта, нелинейных оптических стекол. Власти Финляндии, столкнувшись в начале 80-х с проблемой низкого уровня инвестиций в наукоемкие отрасли, отказались от идеи развивать их за счет субсидий и предпочли инвестировать в исследования. Следуя за государством, частные компании тоже увеличили инвестиции в НИОКР. Бюджетные вливания в науку стали играть индикативную роль для определения направлений развития. "Интерес государства,- говорит министр внешней торговли Финляндии Киммо Саси (Kimmo Sasi),- состоит в том, чтобы развивать технологии, которые можно быстро и эффективно внедрить в экономике". Определением научных приоритетов и выработкой инновационной политики занимались Америка, Англия, Испания, многие другие страны. Ничто не мешает России воспользоваться мировым опытом по созданию инновационной экономики, приоритет которой, кстати, уже обозначил в своем бюджетном послании президент Путин: государство, используя прямые и косвенные рычаги, должно стимулировать приток частных средств в науку и образование, поощрять связи между исследовательскими институтами и индустрией. Правда, бизнес пока не готов масштабно работать с Миннауки, Минобразования и Российской академией наук: бизнесмены полагают, что выделенные деньги с большой вероятностью будут выброшены на ветер. Но поиски эффективных моделей взаимодействия госструктур, бизнеса и науки ведутся. Примером может служить программа адресной помощи "Молодые ученые России". Ее координатор Юрий Плетнер считает, что модель, которую он обкатывает уже три года, может быть востребована крупными российскими компаниями.

"Центры науки советского типа никому не нужны"

О том, как корпоративный сектор относится к прикладной и фундаментальной науке, в интервью МАРИИ Ъ-ПРАВДИНОЙ рассказал директор департамента развития ресурсной базы и научного центра Тюменской нефтяной компании ИСКАНДЕР ДЖАФАРОВ.

- Пять месяцев назад ТНК создала собственный научный центр. Почему вы делаете свой центр "с нуля", а не используете в качестве базы какой-нибудь отраслевой НИИ?

- Основное отличие корпоративных научных центров от советских НИИ - это закрытость исследований, которыми они занимаются. В нефтяной отрасли жесткая конкуренция, и каждая компания старается хранить информацию в тайне от других. Ведь вся стратегия компании строится на ее ресурсной базе, а последняя формируется именно на основе научных изысканий.

- Значит, советские центры науки, отраслевые НИИ никому теперь не нужны?

- В нынешнем виде нет. Десять лет этими НИИ никто не занимался, не перевооружал, кадры оттуда перетекли либо в нефтяные компании, либо за рубеж. Я знаю только несколько институтов, в которых энергичным директорам удалось сохранить коллектив и которые научились продавать свои разработки.

- Откуда вы берете людей для своего центра?

- Первое, что я сделал,- забрал в центр 12 выпускников-отличников Тюменского нефтегазового университета. Положил им хороший оклад. В течение года они будут работать над конкретной моделью нового месторождения, потом уйдут на должности геологов добывающего цеха. В результате мы получим геолога-разработчика цеха новой формации. Это совершенно новый подход к организации производства. В ТНК сейчас 75 цехов. Я рассчитываю за три года провести ротацию всех цеховых геологов. Первый выпуск я уже распределил: шестеро поедут в Оренбург, трое - в Нижневартовск, еще трое - в Нягань. А математиков мы берем в Тюменском госуниверситете, обкатываем в центре, а потом тоже выпускаем в производство.

- Сколько ТНК вкладывает в НИОКР?

- В прошлом году на НИОКР мы потратили около 3% от объема капитальных инвестиций. Как ни странно, мы стараемся сократить расходы на НИОКР. Объясню. С этого года научные проекты, как и программы по добыче и геологии, выносятся на инвестиционный комитет и проходят защиту на целесообразность. Если после этого проект утверждает правление, на исследования выделяются деньги. Кстати, затраты на науку удалось сократить еще и за счет наведения элементарного порядка. Некоторые не совсем честные подрядчики, пользуясь отсутствием централизованного управления НИОКР, выходили с одной и той же работой на разные подразделения компании. Теперь куратором всех научных направлений ТНК является научный центр.

- А как же фундаментальные исследования?

- Мне довелось поработать в зарубежных научных центрах крупных компаний, и вот что я вам скажу: фундаментальными исследованиями там никто не занимается. Задача научных центров - вести мониторинг научных исследований и применять их результаты в своих целях. Хотя были случаи, когда нефтяные компании сообща заказывали исследования математикам, например, при разработке новых технологий в сейсморазведке. Если нам требуются исследования по специальным разделам науки, выгоднее заказать их ученому, который занимается узкой областью, чем держать таких специалистов в штате.

- Но фундаментальные исследования, среди которых вы пытаетесь найти то, что в дальнейшем принесет вам деньги, финансируются государством, возможности которого сейчас очень скромные. Готова ли ТНК поддерживать государственную науку, участвуя, например, в различных фондах и программах?

- У меня были встречи с Миннауки. И я уверен, что эти деньги - хоть маленькие, хоть большие - уйдут в песок. Нет в стране человека, который мог бы ими правильно распорядиться.

- Почему бы вам не создать собственный фонд?

- Это нереально. Ну не можем же мы вместе с "ЛУКойлом" создавать общий институт! А молодых ученых мы поддерживаем, но только делаем это в рамках своей компании. В этом году я, как уже сказал, привлек 12 человек, в будущем планирую привлечь еще 25. Я буду собирать научные "сливки" со всей России, воспитывать из них исследователей и теоретиков. Не все, кого я набрал, уйдут в производство. Из каждого выпуска двое-трое самых талантливых останутся в научном центре.

- Но все-таки кто и как должен поддерживать отечественную фундаментальную науку?

- На мой взгляд, есть два пути поддержки науки. Во-первых, нужно помогать вузам переоснащать их ресурсную базу. Это не значит отдавать им старые компьютеры. Мы, например, делаем в Тюменском нефтегазовом университете свой класс, оснащенный тем же оборудованием, которое стоит у нас в научном центре. Во-вторых, надо очень хорошо знать отраслевую и академическую науку. И по мере появления у ТНК новых задач платить ученым хорошие деньги за хороший результат. Сегодня я не вижу других путей поддержки науки. Государство, конечно, может принять решение и отнимать по 1% от оборота каждой компании на науку, но это будет очень неэффективно. Вообще, если Россия думает о себе как о сильном государстве с большим будущим, то она просто обязана поддерживать науку. Но число государственных научных центров должно сократиться. Пусть останутся только те, кто реально готовит кадры, нужные бизнесу и государству. Я не верю в многотысячные НИИ: в любом институте все делают 10-15 человек, остальные - балласт.

"Ученый должен уметь объяснить бизнесмену его выгоду"

По оценкам председателя фонда содействия малым предприятиям научно-технической сферы ИВАНА БОРТНИКА, инвестиции в российскую науку в этом году составят 1,3-1,4% ВВП (около $4,5 млрд). Бюджетные средства составляют меньше трети этой суммы. Остальное - деньги корпоративного сектора.

- Фонд Бортника получил известность еще в начале 90-х. Как все начиналось и чем фонд занимается сейчас?

- В начале 90-х, когда все связи, в том числе научные, начали разрушаться, кто-то в правительстве решил, что пускать поддержку науки на самотек нельзя. Следствием этого решения стало создание нашего фонда. Мы начинали с распределения 0,5% всего научного бюджета на поддержку людей, которые были готовы делать бизнес своим умом, внедряя и продавая свои изобретения и идеи. Сейчас через нас проходит 1,5% научного бюджета - $10 млн. Кстати, в этом году научные структуры впервые получили часть дополнительных доходов бюджета: с их учетом объем фонда, возможно, увеличится до $12 млн.

- А что государство? Какой в этом году научный бюджет?

- Раньше мы, как и другие страны, тратили на науку около 2,5-3% ВВП. В этом году запланировано вложить в гражданскую науку около 23 млрд руб. Думаю, приблизительно столько же - в военную науку. Это около 0,4-0,5% ВВП. Но беда еще и в том, что ВВП у нас сократился почти в десять раз. Таким образом, общий объем вложений в науку сократился в 50 раз. Наши компании тоже вкладывают в науку, только никто не знает сколько: толком учет никто не ведет, к тому же многие компании не открывают данные. По моим представлениям, корпоративный вклад составляет чуть ли не 1% ВВП. Таким образом, суммарные вложения в научную сферу - около 1,3-1,4% ВВП. Государственных денег из них - меньше трети.

- Это уже неплохо. Нужно ли стимулировать корпоративный сектор вкладывать в науку еще больше?

- Давайте возьмем один только ТЭК. В этом году оборот десяти крупнейших компаний отрасли - около $70 млрд. Если они потратят на НИОКР хотя бы 3% своего оборота, как это принято в мире, получится $2,1 млрд. Не могу настаивать на этой сумме, но по разговорам в научной среде я знаю, что многие коллективы получают заказы от "Газпрома", ЮКОСа, ТНК, "Русала", РАО ЕЭС. Так что картина не такая уж тоскливая. Кстати, в правления крупнейших российских компаний входят представители государства. Их право и задача - продвигать идею о выделении на науку определенного процента от оборота компаний. Но они почему-то не предпринимают ничего, чтобы возобновить научно-технический потенциал страны. С другой стороны, государство должно создавать в стране инновационный климат, стимулирующий фирмы увеличивать расходы на НИОКР.

- Может ли фундаментальная наука рассчитывать на поддержку бизнеса?

- Фирмы - это прежде всего прикладная наука, это обновление производства. Я даже уверен, что компании что-то тратят на фундаментальную науку, но нигде в мире эта доля большой не бывает. Задача компании - выводить каждый год на рынок новый продукт, а фундаментальная наука закладывает революционные изменения на десятилетнюю перспективу.

- Где же взять деньги на фундаментальную науку?

- Это одна из самых больших проблем, стоящих перед научным сообществом. Впрочем, ученые приспосабливаются. Вот один мой знакомый ученый уезжает на полгода в Мексику. Он повезет туда опыт лучшей математической школы, заработает, а потом вернется и будет воспитывать нашу лучшую математическую молодежь. Ведущие российские ученые неплохо подпитываются за счет зарубежных контрактов. Постепенно появляются заказы от нашей промышленности, и даже небольшие фирмы, как ни странно, заказывают исследования. Перспективен и имущественный механизм: нужно передать научным институтам имущество и землю, чтобы они создавали научные парки - пусть на эти площади приходят мировые лидеры, такие, как Microsoft, Intel.

- Что должны делать ученые, чтобы бизнес обращал на них больше внимания?

- Больше активности. Зачастую бизнесмен не понимает, что ему нужно. Ученый должен объяснить ему его выгоду, причем на его языке. Многие ученые по-прежнему полагают, что ходить и предлагать себя им негоже. Но идет же в фундаментальной науке борьба за бюджетные деньги и гранты. Фундаментальная наука должна активнее продвигать себя, показывать, чем она может быть полезна сейчас или в ближайшем будущем. Вот, например, наша партнерская фирма "Поток". Ее образовали выходцы из космической науки (их техника, кстати, летала на "Мире", а сейчас на МКС). Ребята занимаются нанотехнологиями и создают оборудование, с помощью которого можно на большой площади уничтожать микробы и бактерии. Свое ноу-хау они начали поставлять в "бомжатники": сделали специальную краску, которая оказывает обеззараживающее действие в помещении. На днях этой краской начинают красить "Матросскую тишину", во владимирском централе уже покрасили несколько помещений. Под проект ребята смогли привлечь $4 млн и теперь решили проводить дальнейшие исследования по биофизике препарата. В общем, улица должна быть с двусторонним движением: с одной стороны, бизнес, подталкиваемый государством, с другой - ученые и научные центры, которые должны проявлять инициативу и не уставать напоминать бизнесу: "Ребята, мы здесь". ("Коммерсантъ", 28.09.2001)




<< предыдущая статья     оглавление     следующая статья >>


 
БЕСПЛАТНОЕ РАЗМЕЩЕНИЕ
ИНФОРМАЦИИ

  • ДОБАВИТЬ коммерческое предложение

  • ОПУБЛИКОВАТЬ информацию об организации

  • ОСТАВИТЬ заявку на кредит / инвестирование

  • РАЗМЕСТИТЬ объявление о покупке / продаже бизнеса

  • РАЗМЕСТИТЬ информацию о вакансии

  • Бесплатные сервисы онлайн



    КУРСЫ ВАЛЮТ ЦБ РФ
    на 24.07.2019
    USD63,1290+0,1514
    EUR70,6350-0,0196
    E/U1,1189-0,0030
    БВК66,5067+0,0744
    Все валюты

    ПОГОДА 
    Россия, Московская обл., Москва
    днем
    ночью

    (прогноз)
    Погода в России и за рубежом

    ВАШЕ МНЕНИЕ



      Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100
    Российский деловой портал «Альянс Медиа»
     · Бизнес России
    Бизнес-образование
     · Бизнес-план
     · БИНФО
     · Благотворительность
     · Бухгалтерский учет
     · Вся Россия
     · ВЭД
    Госзаказ
     · Дистанционный консалтинг
     · ЖКХ
     · Законы
     · Зоокластер
     · Инвестиции
     · Инновации
     · Исследования
    Исторические документы
     · ИТ и связь
     · Кино
     · Кластер инноваций
     · Кластерное развитие
     · Коммерческие предложения
    Легпром
     · Маркетинг
     · Мероприятия
     · Молодежь
     · Наука
     · Недвижимость
     · Охрана труда
     · Размещение пресс-релизов
    Пресса
     · Продукция и услуги
     · Работа
     · Рассылки
     · Реклама и PR
     · Ремесленничество
     · Рестораны
     · Русский язык
    Система ММЦ
     · Словарь
     · Социальное общество
     · Спорт
     · Стиль Мода Дизайн
     · Субконтрактация
    ТВ - Первый канал бизнеса
     · Тесты
     · Транспорт
     · Финансовые рынки
     · Экология
    Адыгея
     · Алтай
     · Амурская область
     · Архангельск
     · Астрахань
     · Башкортостан
     · Белгород
     · Брянск
     · Бурятия
    Владимир
     · Волгоград
     · Вологда
     · Воронеж
     · Дагестан
     · Еврейская АО
     · Забайкальский край
     · Иваново
     · Ингушетия
    Иркутск
     · Кабардино-Балкария
     · Калининград
     · Калмыкия
     · Калуга
     · Камчатка
     · Карачаево-Черкессия
     · Карелия
    Кемерово
     · Киров
     · Коми
     · Кострома
     · Краснодар
     · Красноярск
     · Курган
     · Курск
     · Ленинградская область
    Липецк
     · Магадан
     · Марий Эл
     · Мордовия
     · Москва
     · Московская область
     · Мурманск
     · Ненецкий АО
    Нижний Новгород
     · Новгород
     · Новосибирск
     · Омск
     · Орел
     · Оренбург
     · Осетия
     · Пенза
     · Пермь
     · Приморье
    Псков
     · Республика Алтай
     · Республика Крым
     · Ростов-на-Дону
     · Рязань
     · Самара
     · Санкт-Петербург
     · Саратов
    Сахалин
     · Свердловская область
     · Севастополь
     · Смоленск
     · Ставрополь
     · Тамбов
     · Татарстан
     · Тверь
     · Томск
    Тула
     · Тыва
     · Тюмень
     · Удмуртия
     · Ульяновск
     · Хабаровск
     · Хакасия
     · ХМАО-Югра
     · Челябинск
     · Чечня
    Чувашия
     · Чукотка
     · Якутия
     · Ямало-Ненецкий АО
     · Ярославль
    Дальневосточный ФО
     · Приволжский ФО
     · Северо-Западный ФО
     · Северо-Кавказский ФО
     · Сибирский ФО
     · Уральский ФО
    Центральный ФО
     · Южный ФО
    Австралия
     · Австрия
     · Азербайджан
     · Аргентина
     · Армения
     · АТЭС
     · Белоруссия
     · Бельгия
     · Болгария
     · Бразилия
    Великобритания
     · Венгрия
     · Вьетнам
     · Германия
     · Греция
     · Грузия
     · Дания
     · ЕАЭС
     · Египет
     · Израиль
     · Индия
    Ирландия
     · Испания
     · Италия
     · Казахстан
     · Канада
     · Кипр
     · Киргизия
     · Китай
     · Куба
     · Латвия
     · Литва
    Молдавия
     · Монголия
     · Нидерланды
     · Норвегия
     · Польша
     · Португалия
     · Румыния
     · Сербия
     · Словакия
     · Словения
    СНГ
     · Таджикистан
     · Тайвань
     · Туркмения
     · Турция
     · Узбекистан
     · Украина
     · Финляндия
     · Франция
     · Хорватия
    Черногория
     · Чехия
     · Швейцария
     · Швеция
     · Эстония
     · Южная Корея
     · Япония
    2003 - 2019 © НДП "Альянс Медиа"
    Правила републикации
    материалов сайтов
    НП "НДП "Альянс Медиа"

    Политика конфиденциальности